Деньги есть, так что держитесь
Российские власти могут годами финансировать войну за счет внутренних займов
Дата
24 окт. 2022
Деньги есть, так что держитесь
Эльвира Набиуллина и Антон Силуанов (справа) обеспечили Россию средствами для ведения войны надолго. Фото: AP / Scanpix / LETA

Война — это не только жертвы и разрушения, но и расходы. Украина потеряла более трети экономики, но получает поддержку извне. России, как агрессору, наоборот, стараются помешать. Сколько Россия может позволить себе воевать?

«Долго! — отвечает профессор МГУ Наталья Зубаревич. — Наш военный бюджет планировался по 2022 году в размере порядка 3,5 триллиона рублей. Общий федеральный бюджет по расходам будет 29 триллионов рублей. Безусловно, военный бюджет вырос. Оценки — никто не знает адекватных цифр — [он] стал примерно 5–5,5 триллиона рублей, это примерно 22 %. В 2015 году на пике программы перевооружения армии доля расходов на национальную оборону составляла 20 %. Сейчас будет где-то 22 %. И?.. Не мерьте в рублях, долларах и фишечках! В процентах от федерального бюджета это не такой адский рост».

Денег пока хватает

Как минимум одно в России устроено правильно — это так называемый финансовый блок: Центробанк, Минфин. Путин хорошо выучил уроки дефолта 1998 года и понимает, что финансы должны быть в порядке. Хочешь бросить перчатку «коллективному Западу» — имей для этого деньги. Россия при первой возможности досрочно погасила внешние долги, стала копить деньги в Фонде национального благосостояния (ФНБ) и встретила войну с низким долгом, огромными резервами, стабильной банковской системой и какой-никакой, но все же рыночной экономикой.

Это позволило выдержать первый удар кризиса. Экономической катастрофы в России, вопреки ожиданиям, не случилось. Может, наша экономика, по выражению Джо Байдена, и пошатывается, но стоит на ногах. Она движется к катастрофе медленно, но верно.

Бюджет до сих пор профицитный — 55 миллиардов рублей на 1 октября. И это с учетом роста военных и социальных расходов — индексации пенсий, выплат малоимущим семьям.

Денег будет не хватать

Цифра бюджетного профицита, конечно, лукавая: она включает в себя первые два довоенных месяца и весенние, когда цены на нефть были высоки, а доллар дорог (ставки налога на добычу полезных ископаемых и экспортные пошлины устанавливаются в долларах). Последние четыре месяца начиная с июня бюджет сводился с дефицитом, всего набралось 1,5 триллиона рублей, и по итогам года тоже будет дефицит. По официальному прогнозу — 1,3 триллиона рублей.

И это только цветочки, ягодки впереди. В одобренном правительством проекте бюджета на 2023 год дефицит составляет 2,9 триллиона рублей. И эта цифра была рассчитана еще до того, как Путин объявил мобилизацию.

Проблемы с бюджетом у нас надолго, это признают все. Нужно учитывать объективные факторы, которые прямо влияют на доходную часть бюджета, они носят долгосрочный характер, напутствовал при подготовке бюджета правительство президент Путин. Что это за факторы?

  • Цены на нефть. Пока что они снижаются (в сентябре российская Urals стоила 68 долларов за баррель, по данным Минфина), и, похоже, это надолго. Не будем об этом подробно, но глобальная экономика на пороге рецессии, а значит, спрос на нефть упадет. Центробанк пенял Минфину на то, что тот ждет слишком высоких цен. В этом году бюджет свелся бы в ноль при $ 105 за баррель, оценивала главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Притом что выше 92 долларов нефть в этом году не поднималась. А ведь впереди маячит нефтяное эмбарго — с 5 декабря Россия не сможет ни продавать нефть в Евросоюз, ни использовать для торговли нефтью финансовую инфраструктуру Евросоюза. При жестком сценарии российский бюджет может потерять в 2023 году 30–50 миллиардов долларов (1,8–3 триллиона рублей).
  • Экономический спад. Когда первый шок прошел, стало ясно, что спад будет сильный, но не такой быстрый. Поэтому прогнозы — и официальные, и независимые — на этот год стали улучшаться, но на следующие — ухудшаться. Прогноз Минэкономразвития трудно принимать всерьез — настолько он оптимистичен. Но вот Центробанк ждет спада в следующем году, а затем два года вялого роста — в результате даже в 2025 году основные экономические показатели будут ниже, чем в 2021-м. Меньше экономика — меньше доходов бюджета.
  • Крепкий рубль. Высокий курс рубля невыгоден бюджету — в этом случае каждый доллар налогов и пошлин от экспорта приносит ему меньше рублевых доходов. Минус один рубль в курсе доллара обходится бюджету, по разным оценкам, в 130–200 миллиардов рублей, говорил министр финансов Антон Силуанов (речь о среднем за год курсе): «То есть 10 рублей курса — это триллион рублей с лишним. Хороший объем». Ничего поделать с «переукрепившимся» рублем власти не могут. Все, что им удалось — поднять доллар с 50 до 60 рублей.

Все перечисленное более или менее учтено в проекте бюджета (точно предсказать, скажем, цену на нефть не может никто). Но возможны, и даже вероятны, сюрпризы — с началом войны черные лебеди полетели стаями. Последний — мобилизация: ее влияние на доходы не учтено, а оно точно будет. «Экономика начинает рушиться. Если раньше на войну уходили в основном люди, не нашедшие себя в производительном труде, то теперь с каждым мобилизованным будет появляться новая брешь в экономике, надрыв какой-то производственной цепочки, сокращение бюджетных поступлений», — пишут аналитики УК «Ари капитал». Мы получим санкции, с рынка уйдет 300 тысяч человек работоспособного населения, которые платили налоги, сильно упадут доходы компаний (а с ними — налог на прибыль), небольшие компании, для которых потеря одного-двух сотрудников уже проблема, не смогут исполнять обязательства и т. д., описывает ситуацию профессор НИУ ВШЭ Евгений Коган: «В итоге станет заметно и на макроуровне. И станет очевидно, что с экономикой и бюджетом тоже все параметры надо пересчитывать».

Денег нужно будет больше

Переходим к расходам. Их на следующий год запланировано на 29 триллионов рублей, но растут как на дрожжах: требуется поддержать то какую-то отрасль, то группу населения, а о расходах на войну и говорить нечего — засекречены.

К тому же пока никто не посчитал цену мобилизации. Она требует больших денег, только официальные сообщения говорят об увеличении бюджетного финансирования всех силовых ведомств в следующем году на 1,1 триллиона рублей, отмечает профессор Зубаревич. Экономический эксперт Юрий Гаврилечко исходя из официальных цифр оценивает выплаты мобилизованным в 110 миллиардов рублей в месяц (более 1,3 триллиона за год), а ведь этих людей еще надо одевать, кормить, вооружать, лечить и хоронить. Военные расходы в ближайшие месяцы вырастут в разы, пишут аналитики «Ари капитала».

Деньги нужны не только на саму войну. Расходы по статье «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность», куда зашиты бюджеты МВД, Росгвардии, спецслужб, СКР, прокуратуры и системы ФСИН, в следующем году вырастут в 1,5 раза, до 4,2 триллиона рублей. Такой же рост был в 2012 году после протестов на Болотной, но в абсолютных цифрах он много больше.

Как свести концы с концами

Как и в жизни, в бюджете для этого есть всего несколько способов: больше зарабатывать, меньше тратить, залезть в заначку и занять. Задействованы так или иначе будут все.

Чтобы увеличить доходы бюджета, будут подняты налоги, в основном на добывающие предприятия. Министр Силуанов назвал это «справедливым изъятием части природной ренты». За три года это даст примерно 2,5 триллиона рублей.

А вот многие расходы сократятся — не военные, конечно. Незащищенные статьи бюджета правительство намерено сократить на 10 %. Но это все же не главная мера, а скорее сигнал: деньги из Минфина теперь придется получать с боем. Несмотря на сложности с бюджетом, вряд ли правительство пойдет на существенное сокращение расходов, сомневается Орлова: чтобы остановить спад, придется финансировать меры поддержки, к тому же следующий год предвыборный — придется потратиться.

Есть и заначка — ФНБ, в котором на середину этого года было, по очень грубой оценке, около 5 триллионов доступных рублей (подробно это описано здесь). Именно отсюда сейчас правительство берет деньги на поддержку экономики. 

Но главным источником покрытия дефицита правительство собирается сделать займы. И занимать оно собирается много.

Сколько можно занять

На внешнем рынке — почти ничего. Привлеченные средства в долларах и евро сразу будут заморожены. Россия, в связи с вынужденной юанизацией, задумалась о выпуске облигаций в юанях, но это тоже не выход.

Зато на внутреннем рынке возможности практически безграничны. У России очень маленький долг: примерно 15 % ВВП — один из самых низких показателей в мире. Закрывать дефицит в 2023 году, по словам Силуанова, планируется в основном за счет облигаций федерального займа (ОФЗ). План такой: в 2023 году — 2,5 триллиона рублей, в 2024 и 2025 — по 3,4 триллиона.

В результате госдолг в 2025 году вырастет до почти 30 триллионов рублей, но это не страшно, менее 20 % ВВП. При необходимости можно разместить и гораздо больше: и 25, и 30 % ВВП — весьма небольшой долг.

Но найдутся ли покупатели на такие суммы? Минфин уверен, что да: именно поэтому он будет увеличивать займы. И он прав: одно из последствий изоляции России — деньги стало некуда вкладывать. Кредитование во время экономического спада рискованно, госбанкиры сказали, что готовы покупать ОФЗ. ЦБ отмечает интерес населения к этим бумагам. Покупать бумаги «недружественных» стран он им запретил

С деньгами у российских властей проблем быть не должно. Зато проблемы могут возникнуть от лишних денег

Так что дело лишь в цене. Пока Минфин очень привередлив: если инвесторы просят слишком большую, по его мнению, доходность, он просто не продает им бумаги. Когда ЦБ после начала войны задрал ставку до 20 %, Минфин предупредил, что какое-то время занимать не будет. Бюджет тогда был еще профицитным — мог себе позволить.

Теперь ситуация изменилась: деньги нужны. Неделю назад Минфин утвердил выпуск ОФЗ с плавающим купоном на 500 миллиардов рублей, которые раньше выпускать не хотел: он продал их очень много в пандемийном 2020 году, рекордном по размеру заимствований. Такие бумаги удобны заемщику в смутные времена, потому что их доходность привязана к рыночной. Продать обычные облигации с фиксированной доходностью с момента объявления мобилизации не получается. Приходится быть сговорчивей. На прошлой неделе Минфин занял почти 50 миллиардов рублей: половина с обычным купоном, половина — с плавающим.

Получается, что с деньгами у России проблем быть не должно — займы выручат. Зато проблемы могут быть от денег. 

Удары по экономике

Большие бюджетные расходы при экономическом спаде чреваты ростом цен. Если сильно упростить, в экономику будет поступать много денег, которые не будут обеспечены товарами, — отсюда и рост (ЦБ описывал дефицит предложения, например, здесь). 

ЦБ будет с этим бороться — повышать ставку, чтобы сделать кредитные деньги подороже. Кроме того, конкурентом бизнеса на кредитном рынке станет Минфин с его огромными займами. «Надо оставить привилегию занимать по фиксированной ставке экономике. Бюджет не должен здесь быть впереди со своей миской у раздачи. Пропустите экономику, дайте ей немного подышать», — призывал Минфин председатель наблюдательного совета Московской биржи, бывший первый зампред ЦБ Сергей Швецов. В общем, о дешевых деньгах можно будет забыть.

Раз бюджет будет пылесосить всё больше денег, которые пойдут на войну, у людей их останется меньше, и они будут еще меньше потреблять. Слабый спрос сейчас — одна из главных проблем экономики.

Подписывайтесь на рассылку «Важных историй»
Заблокировать ее сложно, а читать пока не запрещено

Когда другие способы сбалансировать бюджет не работают, остаются печатный станок [выпуск необеспеченных денег] и дополнительное изъятие денег у людей, рассуждает профессор Зубаревич — и правительство, судя по всему, пошло по второму пути. В пример она приводит перенос планового повышения тарифов ЖКХ (между прочим, на 8–9 %) с июля 2023 года на этот декабрь: «На фоне падения реальных доходов населения, а также в связи с потерей кормильцев многими семьями в результате мобилизации есть высокая вероятность, что домохозяйства просто не потянут новые тарифы. Долги россиян по коммунальным платежам уже по итогам первого квартала достигли рекордной суммы — 804,5 миллиарда рублей».

Будет велик соблазн решить эту проблему какой-то индексацией или выплатами малоимущим, которые увеличат расходы бюджета и потребуют новых займов — так и раскручивается инфляционный маховик. Чтобы его остановить, ЦБ придется еще сильнее повышать ставку...

Наконец, в чрезвычайных условиях и меры могут быть чрезвычайными. Большим риском становится национализация частных компаний, особенно принадлежащих олигархам допутинской эпохи, считают аналитики «Ари капитала». Вскоре после объявления мобилизации Олег Дерипаска в своем телеграм-канале разместил песню группы «Отава Ё» с такими словами: «Спекулянт, спекулянт спекулирует. А народная власть реквизирует!»

Поделиться
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+