Фактчек

«Мы заинтересованы, чтобы вы зарабатывали лям»

Как российские оборонные предприятия и бизнес, работающий на военную машину, завлекают новых сотрудников высокими зарплатами и почему это плохо для экономики страны и всех россиян

Дата
8 апр. 2024
«Мы заинтересованы, чтобы вы зарабатывали лям»
Фото: Вадим Савицкий / МО РФ / EPA / Scanpix / LETA

Пока Владимир Путин говорит о «прорыве российской оборонной промышленности за время [войны]», отрасли не хватает людей. На предприятиях военно-промышленного комплекса, которые перешли на усиленный режим работы, чтобы обеспечивать российскую армию, пустуют десятки тысяч рабочих мест. Новых сотрудников завлекают деньгами. «Важные истории» изучили вакансии в сфере ВПК и узнали, насколько завышенные зарплаты обещают тем, кто согласится работать на войну.

Кого не хватает российской оборонке

На третий год войны российские сервисы по поиску работы публикуют тысячи вакансий от оборонных предприятий и частного бизнеса, который в объявлениях открыто сообщает о своем сотрудничестве с Минобороны. «Наше предприятие хоть и не входит в список [предприятий] ОПК [оборонно-промышленного комплекса], но выполняет контракты по поставке оборудования и запчастей для нужд Министерства обороны», — говорится в вакансии менеджера по продажам от компании из Санкт-Петербурга, которая занимается параллельным импортом (ввоз в страну товаров без согласия производителя или правообладателя) — международными поставками запасных частей промышленного оборудования. В вакансии указано, что в команде работает 10 человек, а «фактически работы человек на 50». Зарплата — до 1,6 млн рублей на руки. «Мы заинтересованы, чтобы вы зарабатывали лям! И даже больше», — пишет работодатель. 

Крупнейшая в России платформа по поиску работы и сотрудников HeadHunter ежемесячно предлагает соискателям более 5 тыс. вакансий, в которых содержится упоминание сотрудничества работодателя с российской военной машиной: в течение месяца порядка 65% вакансий закрывается, следует из нашего анализа объявлений за февраль и март 2024 года. 

В основном оборонные предприятия готовы брать в штат специалистов с минимальным опытом (58% вакансий — для соискателей с опытом от года до трех лет) или без опыта (18%). Так, Конструкторское бюро приборостроения им. Шипунова, которое разрабатывает высокоточное оружие для сухопутных войск, авиации и сил ПВО, готово платить ученику регулировщика радиоэлектронной аппаратуры и приборов до 150 тыс. рублей (до вычета налогов) — всего на 12% меньше, чем предлагает опытному регулировщику 3–6 разряда.  

Кому не хватает рабочих  

Лидерами по количеству вакантных мест на производствах стали ведущие российские оборонные предприятия, внесенные в санкционные списки за участие в российской агрессии против Украины. Больше всего вакансий открыто в концерне «Калашников», ему не хватает как обычных грузчиков для подразделения, которое занимается изготовлением деталей для ракет, так и операторов беспилотников «на опытное производство», программистов и разработчиков. 

В «ОДК-Климов», которое производит двигатели для военной авиации (например, для вертолетов Ка-52, которые Россия использует в войне в Украине), ищут сварщиков и механиков, а также специалистов по безопасности полетов и менеджеров. 

В тройку лидеров по объемам найма попал и петербургский «Специальный технологический центр» (СТЦ). Компания производит беспилотники «Орлан-10», которые позволяют российской армии находить украинских военных и технику и наводить на них огонь. Находясь под санкциями, СТЦ закупает иностранные комплектующие для производства «Орланов» через сеть посредников, рассказывали «Важные истории». Сейчас СТЦ «в связи с интенсивным ростом предприятия» собирается нанять около 200 человек на разнообразные позиции: от токарей и фрезеровщиков до инженеров по летным испытаниям БПЛА и научных сотрудников. Компания также ищет сразу семерых специалистов по информационной безопасности, которые должны будут предотвращать утечки конфиденциальной информации (это может быть связано с тем, что в январе 2024 года беларусские хакеры «Киберпартизаны» взломали данные из сети СТЦ и передали их украинской разведке). 

Некоторые предприятия стали нанимать на места с тяжелым физическим трудом женщин. Так, Кингисеппский машиностроительный завод ищет сборщиц — «девушек и женщин из стран СНГ», которые будут собирать танковые двигатели. «Обучим», — обещает работодатель в вакансии. Другой лидер рейтинга — НПО «Электромашина» (производит электрооборудование для военной техники) — прямо указывает в вакансиях, что на предприятии «есть переработки и необходимость работы в выходные дни».

Токарь за 300 тысяч

Самым дефицитным специалистам рабочих специальностей на оборонных предприятиях готовы платить больше, чем в компаниях, занятых производством товаров гражданского назначения, подсчитали «Важные истории». В Екатеринбурге и Нижнем Новгороде токарям на оборонных предприятиях в среднем предлагают зарплату на 30–40 тыс. рублей выше, чем на остальном рынке. Разрыв между зарплатой станочника на челябинских оборонных предприятиях и тех, кто работает в гражданской промышленности, в среднем составляет 40 тыс. рублей. 

Иногда предложения для таких рабочих превышают уровень оплаты труда высококвалифицированных специалистов умственного труда. Например, Уфимское агрегатное предприятие «Гидравлика» обещает токарю до 300 тыс. рублей (если учесть вычет налогов — 261 тыс. рублей) после трех месяцев испытательного срока, что в пять-шесть раз больше, чем компания предлагает ведущему инженеру по техническому осмотру авиационной техники (до 42 тыс. рублей на руки) или ведущему экономисту отдела сбыта (до 52 тыс. рублей на руки). 

«Приведи друга»

Это работает не для всех дефицитных профессий: данные HeadHunter не показали на оборонных и гражданских предприятиях большого разрыва в оплате труда слесарей, которых в российском ВПК не хватает больше всего. Инженерам на оборонных предприятиях в среднем платят даже меньше, чем во всех остальных сферах. Однако важно понимать, что реальные зарплаты работников оборонных предприятий могут быть выше, чем говорится в объявлениях. 

Например, Раменское приборостроительное конструкторское бюро обещает инженеру-конструктору оплату труда, которая будет складываться из оклада, премий, надбавок и дополнительной оплаты переработок. Токарям обещают оклад, ежемесячную премию и доплату за разряд, а также оплату переработок с повышенным коэффициентом. «Переработки приветствуются и оплачиваются дополнительно в 1,5 объеме», — говорится в вакансии для регулировщика радиоэлектронной аппаратуры и приборов от НПК «Морсвязьавтоматика», входящего в реестр ОПК. Оборонные предприятия также доплачивают работникам за доступ к государственной тайне, следует из вакансий.

Помимо высоких зарплат, работодатели сферы ВПК пытаются завлечь новых сотрудников бронью от мобилизации, компенсациями по ипотеке, льготным отдыхом в санаториях Черного моря и даже оплатой половины затрат на психологическую помощь и государственными наградами. На некоторых предприятиях действует акция «Приведи друга» — за каждого нового сотрудника, привлеченного в компанию, обещают по 10 тыс. рублей. 

Чем это грозит российской экономике

Потребность ВПК в работниках и рост зарплат в нем сказываются на всей экономике. Отрасль существует не в вакууме: чтобы выполнять резко выросший военный госзаказ, ее предприятия переманивают сотрудников у других отраслей, и те тоже вынуждены повышать зарплаты, иначе сами останутся без сотрудников. Это проявляется, например, в росте числа увольнений до 10-летнего максимума, отмечал заведующий лабораторией конъюнктурных исследований Института Гайдара Сергей Цухло. 

Поддержите независимую журналистику
С вашей помощью мы продолжим рассказывать самые важные истории

Эксперты института связывают возросшую мобильность рабочей силы в том числе с переездами в регионы, где находятся предприятия ВПК. А там, где расположены предприятия ВПК, гражданскому сектору еще сложнее выдерживать гонку зарплат.

Это уже привело к тому, что в среднем зарплаты за прошлый год выросли на 12,8%, до 73 709 рублей, а реальные (с учетом инфляции) — на 7,8%. Вместе с зарплатами растут доходы населения. За 2023 год реальные располагаемые доходы (то, что с поправкой на инфляцию остается у людей после обязательных платежей — за ЖКХ, по кредитам) увеличились на 5,4%. Но это, как ни странно, большая проблема для экономики. 

Она проявляется прежде всего в росте цен. Центробанк, который отвечает за инфляцию, регулярно жалуется на острейший кадровый кризис: экономика работает практически на пределе сил — свободных мощностей и рабочих рук почти не осталось. Получается, что денег у людей становится больше, а предложение товаров, чтобы их потратить, не может поспеть за таким ростом доходов. «Дефицит трудовых ресурсов остается главным ограничением для расширения выпуска товаров и услуг», — констатировал ЦБ. Результат — рост цен, остановить который очень трудно.

Растущие зарплаты увеличивают издержки компаний. Те в ответ повышают цены или планируют их поднять. Это по цепочке поставок передается по всей экономике: если твой смежник (предприятие, связанное с другим в производстве товара) повысил цену, то придется как-то это компенсировать. Рост зарплат ведет к росту инфляционных ожиданий компаний, объясняли аналитики Альфа-банка, и даже небольшое снижение уровня безработицы в текущей ситуации может привести к ускоренному росту зарплат и, соответственно, к более высокой инфляции («Важные истории» рассказывали о том, почему в данных обстоятельствах рекордно низкая безработица — это на самом деле большая проблема). 

Этим проблемы не ограничиваются. Предприятия начинают понемногу выбывать из зарплатной гонки. «Компании, похоже, уже не могут достаточно быстро повышать оплату труда», — отмечает близкий к властям аналитический центр ЦМАКП. 

Кроме того, ЦБ борется с инфляцией за счет высокой ключевой ставки («Важные истории» объясняли, как это работает), поэтому кредиты стали очень дорогими. Это тоже дополнительные издержки, которые могут потянуть не все компании. Другое последствие для экономики, которое отмечает ЦМАКП: выросли все ставки, а не только по кредитам, и это бьет по инвестициям (зачем с риском вкладывать деньги в инвестпроект, если можно заработать столько же, просто положив их на депозит или купив гособлигации?)

Зато для ВПК это не проблема: от него требуется выпуск любой ценой — государство готово тратить на войну огромные деньги. Те, кто больше думает об экономике процесса, оказываются в проигрышной ситуации. Несмотря на все усилия военных заводов, общее промышленное производство в стране не растет уже более полугода. То есть в то время, когда ВПК наращивает выпуск, гражданские предприятия его снижают.

Редакторка: Алеся Мароховская