«Ну проявите фантазию!» Как российские компании оплачивают поставки

Цепочки подставных фирм, мелкие банки, прикрывающие подпавших под санкции гигантов, торговые дома, созданные чем раньше, тем лучше… Найти товар и того, кто его привезет теперь — полдела, еще полдела — оплатить

Дата
27 июля 2023
Автор
Редакция
«Ну проявите фантазию!» Как российские компании оплачивают поставки
Правила игры постоянно меняются. Бизнес решает головоломки по оплате поставок и днем, и ночью. Фото: Shutterstock.com

«Продавать в Россию товары по-прежнему хотят многие, причем даже санкционные — электронику, научные приборы, авиакомплектующие, люксовые автомобили и другие предметы роскоши, не говоря уже о товарах, не подпавших под санкции», — говорит крупный российский импортер. Главное условие, по его словам, «чтобы этого никто из антироссийской коалиции не смог доказать».

Прослеживаемых связей с российскими заказчиками и деньгами иностранные контрагенты боятся как огня. Каждый новый пакет санкций поднимает очередную волну отказов от сотрудничества и разрыва с трудом налаженных связей.

Из-за этого правила игры на внешнеэкономическом рынке сейчас меняются буквально каждый день. «Полтора года назад работа нашего отдела была простой и понятной, а теперь мы не отдел по закупкам, а отдел по решению головоломок», — жалуется менеджер компании, закупающей комплектующие.

Вот эти головоломки и как они решаются.

Вчера можно, сегодня нельзя

«Вы каждый день по несколько раз будете слышать слово “нельзя”. Скажем, вы платили контрагенту в Гонконге через российский банк в долларах, позавчера стало нельзя в долларах, а можно только в юанях, вчера стало нельзя через ваш российский банк, потому что он, по мнению гонконгского банка-контрагента, может быть как-то связан с санкционными банками, а сегодня уже нельзя через любой российский банк — потому что гонконгский банк так решил», — рассказывает один из импортеров.

После того как США 20 июля внесли в черный список очередную порцию российских банков, включая популярный у малого и среднего бизнеса «Тинькофф» и оператора одного из крупнейших систем перевода денег за границу, «Юнистрим», начались новые отказы от сотрудничества и, как всегда в таких случаях, не только в отношении санкционных банков.

Еще на прошлой неделе через банк «Точка» можно было отправлять платежи в юанях в Гонконг, где закупается значительная часть электроники и гаджетов для российского рынка, в местные отделения Deutsche Bank и в JP Morgan Сhase Bank, а на этой неделе «Точка» сообщил клиентам, что вообще не может отправить платежи в Китай, включая Гонконг, в банки с головными структурами в ЕС и США, рассказали три импортера, не сумевших оплатить контракты («Важные истории» видели письмо). Менеджер «Точки» сказал, что, действительно, не все китайские банки принимают платежи от российских клиентов, и нужно изучать ситуацию с конкретным банком.  

Предсказать решения банков сложно: партнер со счетом в гонконгском Citibank пишет, что к ним из России проходят платежи только из «Модульбанка» — потому что тот считает, что так можно, но «Модульбанк» весьма разборчив в открытии расчетных счетов, требует множество документов (а их не все могут или хотят предоставить), объясняет один из собеседников «Важных историй». В службе поддержки «Модульбанка» сообщили, что требуют от клиентов по ВЭД стандартный набор документов, включающий информацию об учредителях, но могут при необходимости запросить дополнительные.

Другой пример: в начале июня в Казахстан из России уходили платежи в валюте, в июле — возникают проблемы с переводами даже в рублях, рассказывают импортеры. В турецкие банки раньше нужно было платить только в долларах, а теперь — лучше в другой валюте, потому что переводы в долларах и евро возвращаются. Райффайзенбанк пока хорошо переводит доллары и евро за границу, контрагенты видят деньги буквально через пару дней после отправки — но суммы не меньше $50 000, плюс банк вообще не открывает счета новым клиентам-юрлицам, только дополнительные счета действующим. Служба поддержки «Райффайзена» объясняет это большим наплывом желающих после того, как почти все другие крупные российские банки оказались под санкциями. А у старых клиентов, как они рассказывают, часто возникают проблемы с постановкой на учет ВЭД контрактов (эта процедура необходима для российского валютного контроля при импортных сделках от 3 млн рублей и экспортных — от 10 млн).

С учетом всех расходов на комиссии, посредников и логистику стоимость товара увеличивается в 2–2,5 раза

Приходится всегда быть готовым к чему угодно. Неделю назад Кыргызстан после угрозы санкций США (через эту страну шли поставки «чувствительной» электроники и дронов, задекларированных как сельскохозяйственные) объявил об усилении экспортного контроля. Пока это не отразилось на местных банках и компаниях: импортеры заверили «Важные истории», что работают с ними, как прежде. «Как я понимаю, американцам показательно “сдали” несколько местных компаний, нарушавших санкции, объявили, что ужесточат валютный контроль, и на этом пока все», — говорит владелец логистической компании, занимающейся поставками через Кыргызстан. Но в любой момент это может измениться.

Менеджеры компаний, занимающихся внешнеторговой деятельностью, уже вздрагивают от фразы «условия изменились» — им приходится нести непредвиденные расходы чуть ли не на каждом контракте.

Вот типичная такая история российского импортера времен войны и санкций. Компания в середине июня открыла счет в узбекских сумах в российском банке, утверждавшем, что платежи в Узбекистан в национальной валюте проходят без проблем, отправила в валютный контроль контракт, он прошел проверку, и компания для оплаты купила у банка сумы на 2 млн рублей. Процесс занял всего несколько дней. И тут выяснилось, что банк не сможет провести платеж, потому что Узбекистан ввел ограничения на платежи по товарным кодам ВЭД и за ту же электронику деньги не примет. Компания пытается продать банку сумы обратно, но предложенный банком «льготный» курс оказался таким, что она теряла 9% потраченной суммы — 180 тыс. рублей, рассказал «Важным историям» менеджер компании («Важные истории» видели ответ банка, в котором указано, что банк сделал все, что мог и предложил клиенту льготный курс, и сожалеет, что его не устроили условия; сотрудник банка подтвердил, что сейчас переводы в Узбекистан уходят, но есть ограничения по товарам, за которые можно заплатить).

На эти 3% и живем

В таких условиях деньги вынужденно уходят из цивилизованного, задокументированного оборота в разнообразные схемы, оставляющие минимум цифровых и бумажных следов.

Рынок полон посредниками — банковскими служащими, бизнесменами с двойными, а то и тройными гражданствами, иностранными партнерами, готовыми за 3–5%, а иногда и 10–15% заключить контракт и провести платеж «под чужим флагом». Иногда, но не всегда — в этот процент входит помощь с закупкой товара и его доставка в Россию. Размер комиссии зависит не только от сложности поставки и степени санкционности товара, но и от того, в насколько безвыходном положении находится заказчик, честно признается один из таких посредников: «Если кроме нас никто этого сделать не может, конечно, стоить будет дороже, чем то, что могут все».

Какие могут быть варианты. Например, достаточно крупный российский банк, головная структура которого попала в санкционные списки, заключил соглашение с мелким российским банком, по словам одного из организаторов этой схемы, «летающим ниже всех радаров». Теперь «большой» банк предлагает клиентам проводить платежи в Гонконг за любые товары через этого партнера — их наверняка принимают. Отправить платеж можно прямо через личный кабинет клиента «большого» банка. Деньги идут транзитом через маленького партнера, и именно его видит в качестве отправителя иностранный банк, рассказывает собеседник «Важных историй».

Правда, воспользоваться схемой удается не всем. Один из пытавшихся это сделать импортеров рассказал «Важным историям», что банк запросил очень много документов, в том числе по иностранному соучредителю российской фирмы, а тот их предоставить не захотел.

Теперь мы не отдел по закупкам, а отдел по решению головоломок

Некоторые небольшие российские банки открывают счета не напрямую в иностранных банках-корреспондентах (через них ведутся расчеты; у банков для переводов в каждой валюте должен быть открыт в ней счет в другом банке, и эта цепочка в итоге приведет от банка отправителя в банк покупателя, «Важные истории» рассказывали об этом здесь), а в российских с иностранным участием, переводящих за границу «недружественные» валюты — и предлагают проводить платежи для компаний, которые по разным причинам сами не могут открыть счета в таких банках. Или российские банки, например «Точка», открывают корреспондентские счета в китайских банках, чтобы пропускать через них платежи в Гонконг. Это пока работает с другим крупным поставщиком электроники — Тайванем.

Все эти варианты оформлены документально, по крайней мере, с российской стороны все видно. Но часто требуются и другие схемы.

Всю возню готовы взять на себя посредники. Практически все крупные российские транспортные компании сейчас готовы еще и оплатить товар в «дружественных» странах — за 3,5–5% от суммы. Вариант недорогой и надежный, но есть нюанс — работает только для несанкционных товаров и производителей, готовых сотрудничать с Россией.

Бизнес на доверии

Если речь о «недружественных» странах и санкционном грузе или товаре, производитель которого категорически против поставок в Россию, в схемах оплаты вообще не должно быть «русского духа», отмечает менеджер по ВЭД.

«Банкиры в Турции и Казахстане в неофициальных разговорах так и просят: “Ну проявите фантазию, придумайте что-нибудь”, так что приходится вертеться и платить», — признается он.

Даже если производитель готов работать с Россией, он будет делать вид, что не в курсе, кому предназначена его продукция. «Есть компания-производитель в Европе, которая не против продавать электронику в Россию — то есть она в курсе, куда пойдут поставки. Конечно, она ни за что не будет работать напрямую с российским поставщиком, но готова продать товар кому-то в Европе, кто потом переправит его к нам. В результате мы находим посредника в Литве, который по разным схемам и через разные страны присылает электронику сюда. Рассчитываемся с ним взаимозачетами через свои структуры в странах СНГ», — рассказывает менеджер по закупкам.

Сейчас процветают небольшие внешнеторговые компании с разветвленной сетью торговых домов в самых разных странах — от Гонконга до США. Они готовы привезти что угодно с оплатой в зависимости от сложности схемы. Особенно ценятся те, кто открыл иностранные структуры десятилетия назад, и у кого нет очевидной связи с учредителями из России.

Поддержите независимую журналистику
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

У новых структур с учредителями-нерезидентами почти везде проблемы. Например, в Турции банки с этого года очень неохотно открывают счета местным компаниям, если они созданы иностранцами. А в Гонконге уже больше года в принципе нельзя открыть новую компанию не только с российским, но даже с израильским паспортом, рассказывает владелица одной из таких внешнеторговых компаний. «А сегодня без торгового дома никуда, он позволяет “переворачивать” деньги, скрывать страну их происхождения», — продолжает она.

Собеседница «Важных историй» рассказала, как через ее компании оплачиваются запчасти BMW, которая полностью остановила поставки в Россию. Она отправляет клиентский платеж в юанях своей фирме в Гонконге, та конвертирует их в евро и переводит в Германию еще одной компании, которая рассчитывается за товар. Он едет в Литву, где получает новые маркировку, упаковку и документы с транзитом в третью страну, оттуда отправляется в Беларусь и там растамаживается (есть такая схема, с ней Запад активно борется: грузы отправляются в третью страну через Россию, но до нее не доезжают, например, потому что продаются местному покупателю — для этого они и растамаживаются; этот покупатель потом продает товар в России, таможенное пространство стран единое). Альтернативный вариант второй части: товар едет в Турцию, там переупаковывается и получает статус «Сделано в Турции», оттуда отправляется в одну из транзитных стран, входящих в Евразийский союз, там растамаживается, после чего едет в Россию.

С учетом всех расходов на комиссии, посредников и логистику это увеличивает стоимость запчастей в 2–2,5 раза. Собеседница «Важных историй» считает, что это «по-божески».

Особенно ценятся иностранные структуры, открытые десятилетия назад, и у которых нет очевидной связи с учредителями из России

В небольших поставках — на тысячи и десятки тысяч долларов — помогают киргизские и армянские директора. Эти схемы оформляются сложной цепочкой договоров займов и взаимозачетов, но построены исключительно на доверии. В таких случаях деньги из России уходят на счета неких юридических лиц в Киргизии и Армении, гендиректора которых по договорам взаимозачетов или займов снимают со счета наличные, конвертируют их в нужную валюту и платят за товар от своего имени или от имени третьих лиц. «Буквально армянский директор снимает со счета деньги, покупает за наличные в обменнике валюту и несет ее в другой банк — платить за товар продавцу в Европе или Японии», — рассказывает сотрудник компании, покупающей таким образом лабораторное оборудование и другие санкционные приборы. «Риск потерять деньги, конечно, есть, человеческий фактор никто не отменял, но у нас просто нет другого варианта — только если одного армянского директора на другого поменять», — говорит собеседник «Важных историй».

Удивительно, но при всей шаткости таких схем, «Важным историям» не удалось найти истории мошенничества, когда посредник взял бы деньги и исчез. Это не значит, что посредники не пытаются нажиться на клиентах, но делают они это другими способами.

Особенно много жалоб на китайских партнеров. Например, они часто называют низкий тариф за подбор товара, проведение сделки и доставку его в Россию, но потом требуют доплатить буквально за все: за замену мятых упаковок, за доставку внутри страны поставщика, за проверку на складе, за перегрузку товара в пути, за хранение на складе. Или не называют точных сроков доставки и сильно их затягивают.

Другой вариант: китайские компании часто предлагают клиентам ускоренную доставку карго — за 10–15 дней вместо месяца, а по факту завозят товар в Россию контрабандой, рассказывал основатель компании Trades Андрей Захарченко. Все то же самое в китайских контрактах с условиями DDP (Delivered Duty Paid), подразумевающая, что продавец растаможил товар сам и отдал его покупателю уже в стране назначения. «По факту вы получаете в Москве на рынке товар, непонятно как попавший в Россию», — объясняет «Важным историям» сотрудник компании — таможенного представителя.

Наличные не помогут

А вот разрешение использовать в торговле наличные ничем не помогло: эта мера нацелена в первую очередь на ввоз валюты в страну. С декабря экспортеры и импортеры могут использовать в расчетах наличную валюту: экспортеры — получать авансы, а импортеры — возвращать их по невыполненным внешнеторговым сделкам. Это разрешение, в котором многие видели канал для завоза налички в страну, не востребовано, рассказывала финансовый директор компании «Негоциант» Елена Капранова: «По факту мы можем взять чемодан валюты у своего иностранного покупателя и отвезти его продавцу, у которого покупаем товар. Право такое у нас есть, но я не вижу необходимости в этой операции, потому что то же самое можно сделать через систему взаимозачетов в безналичном виде».

Подписывайтесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

Это колоссальные риски, объясняла она, к тому же при ввозе валюты в Россию ее нужно декларировать — а это процесс сложный, требующий строгого соблюдения сроков и предоставления множества документов, включая таможенные декларации на товары, задействованные в сделке. К тому же во многих странах есть сходные с российскими ограничения на вывоз наличной валюты, например, в Армении и Турции — 10 тыс. долларов, в Кыргызстане — 10 тыс. долларов для граждан и резидентов страны и 5 тыс. для остальных.

«Как же быть?» — спросил на одной из конференций по внешней торговле импортер начальника отдела одного из таможенных управлений, на что получил ответ: «Ну, у вас же много сотрудников в отделе ВЭД — отправляете их в Ереван, каждому там вручаете по $10 тыс. и ввозите». Так что наличные остаются в ходу только внутри сложных закупочных схем, например в Армении и Кыргызстане, резюмируют сотрудники внешнеторговых компаний.

Поделиться