«Деньги были, деньги будут, сейчас денег нет». Говорят, именно эту фразу часто слышали те, кто приходил за деньгами к российскому олигарху Борису Березовскому — и уходил без денег. В случае с банковскими платежами ситуация чем-то похожа: средства списываются со счета, чтобы дойти до адресата, но где-то по дороге застревают. Их поиск и разблокировка могут занимать недели и месяцы.

«Ощущение, что меня обокрали»

«„Тинькофф“ говорит, что всё отправил, а Эмираты — что ничего не получили. Где платеж потерялся — не знаю», — рассказывает «Важным историям» человек, который три недели назад отправил деньги россиянину на счет в банке в ОАЭ. Пока платеж не пришел. Типичная, по нынешним временам, история.

С началом войны российские власти ввели ряд запретов на вывод денег. Сперва россиянам запретили зачислять валюту на свои зарубежные счета, а переводы за рубеж ограничили 5000 долларов в месяц, причем переводить деньги можно было только другим гражданам России. Финансовой катастрофы в стране не случилось, и ограничения стали ослаблять: лимит был повышен сначала до 10 000 долларов, затем до 50 000, разрешили делать переводы на свои счета в иностранных банках.

Но западные банки, наоборот, закручивают гайки.

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Рассылку трудно заблокировать, а читать не запрещено

«Ощущение, что меня обокрали», — говорит партнер юридической компании FTL Advisers Дарья Невская. 28 марта она отправила со своего счета в Альфа-банке на счет банка ADCB в ОАЭ 4950 евро за юридические услуги, чтобы оформить вид на жительство в ОАЭ, где ее компания открыла офис. «Когда я отправляла, Альфа-банк еще не был под санкциями. Мой платеж уже полтора месяца висит на банке-корреспонденте — Deutsche Bank, как показал [заказанный в «Альфе»] розыск платежей. Банк-корреспондент не отвечает на запросы и деньги не возвращает», — рассказывает Невская. Юристам ей пришлось заплатить наличными.

Иностранные банки ограничивают операции и по счетам россиян за рубежом. Сейчас многие русские сталкиваются с этим, рассказывает руководитель корпоративной практики «ФБК.Право» Елена Шигидина: «Швейцария, например, делает веерные блокировки, и граждане России, чтобы разблокировать свои счета, должны доказать происхождение средств: что они, условно, не продавали оружие, не работали с санкционными лицами и получили деньги законным путем, хотя последнее у них уже проверяли при открытии счета в банке».

Наличие второго гражданства не избавляет от проблем. Бывший российский банкир, который еще до войны получил паспорт Кипра и уехал жить в Европу, рассказывает «Важным историям», что один из банков Швейцарии запретил зачислять средства на его счет: «Я мог выводить деньги, но не мог заводить. Пришлось нанять юристов, которые составили письмо с подтверждением моего статуса. Был очень важен именно налоговый статус, происхождение денег я не доказывал, потому что являлся клиентом банка уже девять лет на момент начала войны». На юристов экс-банкир потратил 650 евро.

«Мне позвонили из моего банка и попросили закрыть счет, сказали, что не хотят проблем, что им надо будет тратить много времени на проверку моих операций. Я начала возмущаться — как так?»

У сотрудника российской компании, обладателя израильского паспорта, возникли трудности с переводом денег из банка «Тинькофф» в израильский Discount bank: «Сначала я перевел 10 000 долларов — таким был лимит. Когда ЦБ поднял его до 50 000, я сделал платеж на 40 000 — и он до сих пор не пришел. Мне позвонили из израильского банка и попросили предоставить заполненный по специальной форме на английском языке документ о том, что все мои активы не криминального происхождения. Это в дополнение к тому, что я им уже предоставил договор о продаже недвижимости в России. Самое интересное, что этот документ надо заверить и у израильского, и у российского адвокатов, но откуда они знают про мои деньги? Наверное, это уже отработанная схема, при которой ты обращаешься к специальным юристам. Выглядит как отъем денег у бедных олимов (репатриантов. — Прим. ред.)».

Discount bank, впрочем, предупреждает о «нарушении нормального порядка» операций с Россией из-за санкций: «Нельзя исключить того, что денежные переводы в Россию, Украину и Беларусь и/или из этих стран не будут осуществляться. Необходимо принимать во внимание и быть готовым к тому, что распоряжения о проведении данных операций не будут приняты, либо будут приостановлены банком или другими банками, оказывающими ему услуги, или что при проведении данных операций возникнет задержка».

Под раздачу может попасть любой — неважно, сколько денег на счете и какой у вас банк. Уроженка Беларуси, которая живет в Италии 15 лет, говорит, что небольшой местный банк попытался закрыть ее счет: «Мне позвонили из моего банка и попросили закрыть счет, сказали, что не хотят проблем, что им надо будет тратить много времени на проверку моих операций. Я начала возмущаться — как так? Я живу в Италии уже давно, у меня тут семья, бизнес. Этот счет, кстати, неактивный — на нем 100 евро было, но мне не понравился сам факт, что я должна его закрыть просто потому, что родилась в Беларуси. Я попросила банк прислать бумагу — на основании чего они решили закрыть мой счет. После этого вопрос сняли, счетом я могу пользоваться».

Как бы чего не перевелось

Почему так происходит? Западные банки перестраховываются: им страшно нарушить санкции, поэтому проще остановить операцию. Часто платеж зависает по пути, в банке-корреспонденте.

Здесь надо объяснить, как деньги идут от отправителя к получателю. Банк отправителя передает деньги банку получателя не напрямую, а через одного или нескольких посредников. У любого банка есть такие партнеры-посредники — они называются банки-корреспонденты, в которых у него открыты счета в той или иной валюте. Если валюта — евро, то это будет европейский банк, если доллары — американский и т. д. Платеж в евро в любом случае пройдет через европейский банк, а в долларах — через американский (даже если отправитель и получатель — российские банки).

В этом сегодня и состоит проблема. Если банк, годами знающий своего клиента, начинает сомневаться и от греха подальше просит его закрыть счет или блокирует по нему операции, то что говорить о банке-корреспонденте, который получил поручение на перевод неизвестно от кого непонятно кому? Минфин США предупредил зарубежные банки, что может вводить против них санкции, если они будут помогать россиянам обходить американские санкции. А какой банк будет рисковать бизнесом из-за платежа на несколько тысяч или десятков тысяч долларов?

В обычных условиях банки в цепочке могут положиться на банк отправителя — что он всё проверит. В условиях санкций риски выросли и каждый банк из цепочки хочет знать все детали перевода. Он может запросить дополнительные документы у банка-отправителя, а тот в свою очередь — у клиента. Например, если это оплата какой-то услуги, то потребовать договор на ее оказание. Или справку о некриминальном происхождении денег, полученных от продажи квартиры, как в случае с «бедным олимом».

Иностранные банки сейчас проверяют платежи в ручном режиме, говорит младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Анатолий Перфильев: «Они порой готовы лишний раз отказать клиенту, чем глубоко разбираться в действующих ограничениях или просто провести транзакцию с потенциальным санкционным риском, грозящим миллионным штрафом».

«Банкам может не понравиться, что компания клиента расположена по адресу Севастопольский проспект или в названии есть какое-то сходство с названием подсанкционного лица. Они включают мощный семантический анализ»

Банки-корреспонденты тщательно проверяют, кто отправил платеж и зачем, грозятся закрыть счета, жалуется топ-менеджер московского банка: «Им может не понравиться, что компания клиента расположена по адресу Севастопольский проспект или в названии есть какое-то сходство с названием подсанкционного лица. Они включают мощный семантический анализ», — иронизирует банкир. 

Причем это не зависит от направления платежа. Шигидина из «ФБК.Право» рассказывает, что ее компания столкнулась с проблемой получения денег от иностранных заказчиков: «Какие-то платежи идут 30 дней, какие-то возвращаются обратно в банк-отправитель. Консалтинговые услуги, то есть наши, не запрещено покупать, но банки на той стороне коротит от обилия ограничений. Банк думает: „Лучше я на всякий случай запрещу перевод“».

Европейские, британские, сингапурские банки могут отказываться проводить платежи, согласен управляющий партнер TA Legal Consulting Марат Агабалян: «У нас были вопросы от иностранцев, которые обслуживаются в некрупных банках за рубежом. Их банки сначала вообще отказывались проводить платежи в Россию, сейчас платежи приходят с задержкой. Платеж может идти неделю, а иногда даже две».

Некоторые иностранные банки вообще закрывают корсчета российским банкам — даже тем, кто не подпал под санкции. Так поступили, например, Deutsche Bank и австрийская группа Raiffeisen Bank International, служившая многим российским банкам важным хабом для расчетов в евро. В последнем случае среди пострадавших оказался «Тинькофф»: его клиентам стали недоступны переводы в евро.

Пляска на костях

С начала войны под санкции попало более 20 российских банков. Это крупнейшие банки страны — как государственные, так и частные. Из-за этого нагрузка на остальные банки существенно выросла, и образуются пробки: оставшиеся банки просто не справляются с кратно выросшим числом платежей. 

«У нас вдвое увеличилось число клиентов по ВЭД [внешнеэкономической деятельности]», — говорит зампред правления регионального банка. По словам топ-менеджера небольшого московского банка, в месяц бизнес сейчас открывает у них около 300 новых счетов, хотя раньше было не более 50. «Нагрузка на операционистов сильно выросла, клиенты нервничают, растет уровень агрессии, морально сотрудникам тяжело», — жалуется банкир. 

Многие клиенты из малого и среднего бизнеса на всякий случай завели счета в банках не под жесткими санкциями, рассказывает источник «Важных историй» в банке, попавшем под секторальные (то есть мягкие) санкции США: «У нас вал новых клиентов, наши сотрудники сильно напряглись, но пока справляются. Конечно, немного неловко — пляска на костях получается».

«Для осуществления расчетов по ВЭД компании переходят в незатронутые санкциями банки. Учитывая, как правило, меньшие размеры банков и ограниченные производственные мощности, время обработки трансграничных платежей увеличивается», — объясняет Перфильев из «Эксперт РА». 

Но даже если операционисты справляются, а уровень агрессии остается под контролем, операции по недавно открытым счетам по определению более подозрительны и привлекают больше внимания комплаенса [контролирующих органов банка]. А уж если небольшой банк резко увеличивает активность, то к нему тем более надо получше присмотреться. «С притоком новых клиентов западные банки-корреспонденты проводят более строгий комплаенс, платежи наших клиентов задерживают, у нас в неделю останавливается примерно 50 переводов в валюте, или 10 % от общего числа, а это много», — рассказывает топ-менеджер столичного банка.

Что теперь делать

Чтобы избежать проблем, юристы советуют российским компаниям открывать отдельное юридическое лицо за рубежом и вести через него все расчеты — вносить деньги в капитал компании, а она будет расплачиваться с контрагентами. Но и здесь всё непросто: для работы по такой схеме в «недружественной» (то есть почти любой развитой) стране, нужно разрешение ЦБ. «Насколько я знаю, согласование с ЦБ этого шага довольно долгое. А просто привезти деньги кэшем в условный Кипр и положить на счет своей компании рискованно — какие санкции за это могут быть на родине?», — говорит Шигидина из «ФБК.Право».

А, например, эмигрантам, которые продали квартиру в России, остается только надеяться, что переводы все-таки дойдут до их зарубежных счетов. Вот несколько советов, как снизить вероятность зависания платежей и блокировки счетов и что делать, если это все-таки произошло. 

  • Изучите информационный фон вокруг российского банка, через который вы планируете провести платеж. Есть ли риск введения санкций против него? Связана ли его работа (пусть даже косвенно) с российскими властями, лицами, которые подпали под санкции или рискуют подпасть под санкции? Если есть сомнения, а сумма крупная, то лучше выбрать для перевода российскую дочку иностранного банка. Они не подпали под санкции и, как правило, пользуются корсчетами в материнских структурах, так что риск их блокировки минимальный.
  • Если вы открываете счет за границей, особенно в Европе, будучи гражданином России, то позаботьтесь о том, чтобы у вас были в порядке документы: вид на жительство, налоговое резидентство. Больше всего проблем со снятием ограничений по счетам возникает у российских граждан со счетами за рубежом, но без соответствующей «прописки». 
  • Если платеж все-таки завис, обязательно закажите в банке-отправителе розыск платежей. Это поможет понять, на каком этапе возникла проблема. Если перевод застрял в банке-корреспонденте, то можно узнать, что это за банк, и попробовать обратиться туда с запросом. Посоветуйтесь с банком-отправителем и банком-получателем, какие шаги вам следует предпринять, чтобы получить свои деньги.
  • Если иностранный банк хочет закрыть ваш счет, требуйте официального объяснения, на каком основании он планирует это сделать. Банк не имеет права закрывать счета в одностороннем порядке без веских причин. Если вы уверены в чистоте своих денег, не соглашайтесь на предложение или требование закрыть счет.
  • Банкиры, с которыми говорили «Важные истории», считают, что сейчас безопаснее отправлять перевод из России с долларового счета, даже если он идет в Европу. Так он проходит через американский банк-корреспондент на начальном этапе и риск блокировки меньше. Корсчета российским банкам сейчас чаще блокируют европейские банки (Deutsche Bank, Raiffeisen Bank International). Если платеж поступает на счет, номинированный в евро, то деньги автоматически конвертируются в европейскую валюту.