Центробанк поднял ключевую ставку на 1% до 8,5%. Почему это важно и что это значит?

Разъясняет экономический обозреватель «Важных историй»

Дата
21 июля 2023
Автор
Редакция

Ставка не менялась с середины сентября 2022 года, а теперь повышена сразу на процентный пункт — с 7,5% до 8,5%. Ясно, что происходит что-то серьезное.

Чтобы понять, что именно, надо вспомнить, что это за ставка и на что и как она влияет. Ключевая ставка определяет, под какой процент ЦБ дает деньги банкам. От этого зависят и другие ставки, например по кредитам, которые выдают банки, и проценты по депозитам, которые они платят вкладчикам. Так что кредиты скоро подорожают (ставки вырастут), а вклады будут становиться более выгодными (то же самое).

Ключевая ставка — главный инструмент, с помощью которого ЦБ воздействует на экономику, прежде всего на инфляцию. Чем выше ключевая ставка, тем выгоднее копить деньги и тем невыгоднее брать кредиты — это тормозит экономику, снижает спрос на товары, зато цены растут не так быстро.

Схожим образом ключевая ставка влияет и на курс рубля: чем она выше, тем выгоднее вкладывать деньги в рублевые инструменты. Это снижает спрос на валютные инструменты и на валюту — рубль становится крепче. Сегодняшнее повышение ставки на курс не повлияло — рынок учел его заранее, потому что ждал.

Почему ждал? На этот вопрос отвечает сам Центробанк в комментарии к своему решению. Он всегда объясняет, почему принял то или иное решение, перечисляя угрозы, которые могут отклонить инфляцию от назначенной им цели в 4% — как вверх, так и вниз (такое тоже случается, хоть и редко). Так вот, в этот раз ЦБ не нашел ни одного риска, что инфляция окажется ниже цели.

Зато рисков, что она окажется сильно выше 4%, хоть отбавляй, и все они усиливают друг друга. Часть из них — наши застарелые проблемы, часть — результат войны. Они показывают, насколько напряженная ситуация в экономике — при внешне хороших показателях. Итак, пересказываем ЦБ на языке родных осин.

  • Инфляция уже выше цели: сейчас цены растут больше 4% в пересчете на год, причем рост ускоряется.
  • Это касается и так называемых «устойчивых компонент», которые и определяют инфляцию. Когда в майские праздники подскакивают цены на билеты, а зимой на помидоры, ничего страшного: помидоры подешевеют летом, а билеты — после праздников. Но когда стабильно растут цены на бензин, мясо и проч., это уже серьезно.
  • Рубль сильно упал. Из-за этого стали расти цены. Ослабление рубля долго не переносилось в цены. Спрос был низкий, и даже в этом году многие продолжали торговать запасами, закупленными, еще когда доллар стоил 50–60 рублей. Теперь они заканчиваются, а новые будут поставляться по курсу 90, если не больше. Торговцы потихоньку закладывают это в цены. Дорожает не только импорт. Импортозамещения так и не случилось: в себестоимости многих отечественных товаров есть валютная составляющая.
  • Все настраиваются на рост цен. В России курс доллара всегда был важным индикатором: видя его сильный рост, многие ждут, что подскочат и цены. Так называемые инфляционные ожидания в июле уже подскочили.
  • Люди готовы тратить деньги. Россияне первый год войны экономили, но теперь настроены тратить. Растет кредитование — ЦБ сегодня сильно повысил прогноз роста на этот год — с 11–15% до 15–19% к предыдущему году.
  • Но потратить некуда. Увеличить импорт не получается: транспортная инфраструктура и так работает на пределе возможного. Нарастить производство — тоже: мешают кадровый голод и санкции (здесь мы рассказывали, почему рекордно низкая безработица — это на самом деле большая проблема, а здесь — что поставки потребительских товаров удалось наладить, но необходимых для производства — нет).

Все вместе — гремучая смесь, грозящая взрывом инфляции. Для предотвращения которой у властей из эффективных инструментов есть только ключевая ставка. Кроме прекращения войны, разумеется.

Поделиться