FT: экономика России избежала худших прогнозов в этом году. Каким образом?
«Важные истории» пересказывают главные тезисы аналитической статьи
Дата
14 дек. 2022

Международные санкции не вызвали коллапс российской экономики, вопреки прогнозам экспертов, но привели к деградации производственного потенциала страны, пишет The Financial Times. Издание подвело промежуточные итоги работы санкций и изучило, как Россия, не имея возможности напрямую импортировать многие компоненты, сырье и технологии, от которых зависит, пытается обходить запреты. Главные тезисы — в пересказе «Важных историй».

  • Россия засекретила данные об импорте вскоре после начала войны, но экономисты используют информацию об экспорте от основных торговых партнеров страны.

С начала войны российский импорт сократился на 20–25% — это удар для страны, десятилетиями встраивавшейся в глобальную экономику. Резкий спад произошел весной: экспорт из США в мае сократился на 85% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года. В период с июня по август Россия импортировала на 4,5 миллиарда долларов в месяц меньше, чем в 2021 году. Небольшое восстановление последовало к осени.

  • Последствия санкций отразились на всех сферах экономики: от банков, которым нужны серверы для обработки платежей, до птицеводческой отрасли, которая полагалась на Нидерланды как на поставщика цыплят. Сельскохозяйственные фирмы испытывают трудности с поставками тракторных шин, а авиакомпании не могут получить иностранные комплектующие для ремонта своих самолетов. 

К «сверхкритическим» отраслям риска относят самолетостроение, фармацевтику, медицинские технологии, производство микрочипов и высокоуровневого IT-оборудования, а также технологии для создания космических кораблей. Большинство из них зависит от импорта не менее, чем на 50%.

Одним из наиболее пострадавших секторов экономики стало автомобилестроение: в сентябре объем производства сократился почти на 80% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Спад заставил чиновников ослабить требования безопасности, касающиеся антиблокировочной тормозной системы и подушек безопасности. Для российских покупателей осталось всего 14 автопроизводителей: все из Китая, кроме трех отечественных брендов, включая культовую советскую Lada.

  • Санкции подорвали российские цепочки поставок. В апреле с этой проблемой столкнулись две трети компаний, к лету их количество сократилось до 50%. Решением стала легализация так называемого параллельного импорта — легализация провоза через таможню в Россию длинного списка товаров западных брендов без согласия самого бренда. И услуги «экспертов по поиску лазеек и прохождению товаров через таможню» — иначе говоря, контрабандистов. 
  • Один из самых популярных маршрутов контрабанды — покупка товаров через подставные компании, зарегистрированные в Европе, без видимой связи с Россией, и отправка в одну из стран бывшего Советского Союза, имеющих таможенный союз с Россией, таких как Казахстан и Армения.
  • Предметы роскоши также продолжают попадать в страну, рассказал один из собеседников FT, близкий к Кремлю. По его словам, это связано с высокой потенциальной прибылью от контрабанды. 
  • Олигархи обращают внимание на опыт Ирана: «Они все делают сами. У них свои цепочки поставок, и если у них нет запчасти, они достают ее на черном рынке. Они могут сделать все. Мы сейчас извлекаем уроки, и в конце концов мы станем такими же», — заявил FT один из собеседников.

Например, Чебоксарский завод энергетического машиностроения приостановил участки производства, зависимые от западных комплектующих, а на некоторых линиях «проявил изобретательность»: сделал собственные микросхемы для работы тракторов, закупив в Азии транзисторы и другие детали. Японские двигатели, используемые в погрузчиках, заменили на произведенные в Минске.

Впрочем, экономист Бранко Миланович называет этот процесс «технологически регрессивным импортозамещением», заменяющим импортные товары «некачественными, старомодными отечественными заменителями».

  • Эксперты FT прогнозируют, что, если санкции продлятся от двух до четырех лет, Россия все еще сможет платить за технологии вдвое дороже рыночной цены, но если дольше — будет вынуждена перейти на более дешевые китайские. Расширение собственных мощностей России по производству микропроцессоров до уровня Китая, который сам сейчас испытывает трудности в связи с экспортными ограничениями США, вероятно, будет стоить 50 миллиардов долларов в год в течение 10 лет, и даже тогда не будет гарантированно работать.
  • Пока что экономика избежала худших прогнозов. Отчасти это объясняется тем, что доходы от экспорта природных ресурсов остаются высокими.
  • В июле Владимир Путин назначил давнего министра торговли Дениса Мантурова на пост вице-премьера с поручением восстановить цепочки поставок. Мантуров поклялся отстаивать «технологический суверенитет» России и сделать импортозамещение «вопросом национальной безопасности». В сентябре вице-премьер отчитался о том, что благодаря «параллельному импорту» в Россию было ввезено товаров на 20 миллиардов долларов.
  • Ранее Reuters сообщил, что за семь месяцев войны импорт электроники в Россию составил 2,6 миллиарда долларов. Из них на товары запрещенных для ввоза в страну западных производителей приходится 777 миллионов долларов. По информации агентства, среди них чипы американских компаний Intel Corp, Advanced Micro Devices Inc (AMD), Texas Instruments Inc и Analog Devices Inc, а также немецкой Infineon AG, которые были обнаружены в российских оружейных системах.
Поделиться