Тайный покупатель
Как Россия получает иностранную микроэлектронику для своего оружия
Дата
01 сент. 2022
Тайный покупатель
В российских ракетах стоят вот такие микросхемы, где использованы американские чипы. Фото: Valentin Ogirenko / Reuters

Россия не производит микроэлектронику, необходимую для современного высокоточного оружия и боеприпасов. Остается только закупать ее за рубежом. Для этого в условиях жестких международных санкций российский оборонно-промышленный комплекс использует запутанные схемы с посредниками и подставными компаниями. Изучив поставщиков микроэлектроники для российской оборонки, «Важные истории» нашли среди их учредителей даже сотрудниц магазинов одежды Zara и элитной воды «Божья роса».

Невыездные компоненты

В августе члены Королевского объединенного института оборонных исследований Великобритании (RUSI) совместно с агентством Reuters выпустили доклад, в котором проанализировали комплектующие, найденные в брошенном или захваченном российском оружии в Украине. Эксперты обнаружили в нем около 450 разных видов импортных электронных компонентов, произведенных в Японии, Тайване и разных странах Европы, но в основном — в США. 

Авторы доклада привели в пример российский беспилотник «Орлан-10», который Россия использует в Украине. На нем установлены японская камера Sony с американским мотором Hextronik, система управления на микроконтроллере швейцарской STMicroelectronics и двигатель японской компании Saito Seisakusho.

В российском беспилотнике «Орлан-10» установлены комплектующие из США, Японии и Швейцарии
В российском беспилотнике «Орлан-10» установлены комплектующие из США, Японии и Швейцарии
Mil.ru / Wikimedia Commons CC-BY-4.0
Обломки российских ракет, собранные в Украине, указывают на зарубежных поставщиков
Обломки российских ракет, собранные в Украине, указывают на зарубежных поставщиков
Dmytro Smolienko / UKRINFOR/ SIPA

Россия так и не смогла освоить производство микроэлектроники и критически зависит от ее импорта. Бывший вице-премьер Юрий Борисов, до недавнего времени курировавший оборонную сферу, винил в этом «бездумную приватизацию» 1990-х, в ходе которой производство «было развалено». 

По подсчетам J’son & Partners Consulting, около 75 % микросхем, используемых в России, в 2021 году были импортированы. Только с момента вторжения в Украину Россия, по данным агентства Reuters, получила 15 тысяч поставок иностранных электронных компонентов. «Без этих американских чипов… большая часть российского оружия не работала бы», — цитирует Reuters высокопоставленного украинского чиновника. 

По данным Washington Post, ФБР уже начала расследование того, как американские компьютерные чипы оказались в российской военной технике, найденной в Украине. В США поставка товаров двойного назначения — в том числе микроэлектроники — особо контролируется властями. На такие поставки необходимо получить государственную лицензию; ее не выдадут, если сочтут сделку угрожающей национальной безопасности. За нарушение правил экспортного контроля предусмотрена в том числе и уголовная ответственность. 

Проблему с поставками комплектующих Россия много лет решает, изобретая разные схемы, которые позволяют обойти контроль. В США мутные посредники скрывают от продавцов, что товар пойдет в Россию, или просто фальсифицируют данные об экспортируемом товаре. В России есть компании-посредники, которые могут поставлять электронные комплектующие предприятиям оборонно-промышленного комплекса — те, что имеют необходимую лицензию «квалифицированного поставщика». Формально большинство из них никак не связано с российской оборонной сферой и не находится под санкциями. Чтобы не засветиться, они указывают в качестве владельцев абсолютно случайных людей. 

Zara и сисадмин

В декабре 2019 года выпускник МГТУ имени Баумана Леонид Непершин разместил на своей странице «ВКонтакте» пост с предложением своим друзьям перейти по ссылке и оформить дебетовую карту банка «Тинькофф». Взамен оформивший карту получил бы три месяца бесплатного обслуживания, а Леонид — тысячу рублей. Обычная история для соцсетей. Вот только Непершин на тот момент был совладельцем одной из крупнейших компаний по продаже электронных компонентов, поставляющей комплектующие для нужд Министерства обороны. Выручка этой компании, «Спец-электронкомплект» («Спец-ЭК»), в 2019 году составила более 4,4 миллиарда рублей. 

«Спец-ЭК» заключает контракты с крупнейшими российскими предприятиями в сфере ОПК, например, с заводом «Северный рейд», который занимается оснасткой кораблей ВМФ, или с НИИ «Вектор», который разрабатывает системы противодействия беспилотникам и комплексы радиоразведки. 

Так, этим летом «Спец-ЭК» заключил контракт на поставку «Северному рейду» конденсаторов «для изделия „Иртыш-Амфора-Б-055А“», как говорится в условиях контракта. «Иртыш» — это гидроакустический комплекс, устанавливаемый на атомных подводных лодках типа «Борей» — основе морских стратегических ядерных сил России. Эти субмарины с 16 ядерными ракетами на борту — «абсолютно новый, современный, совершенный атомный ракетоносец», говорил министр обороны Сергей Шойгу, принимая АПЛ «Юрий Долгорукий» стоимостью 23 миллиарда рублей в 2013 году (с тех пор было построено еще четыре штуки). 

Путь электронных компонентов от зарубежного производителя до российского изделия (на фото — подводная лодка типа «Борей») лежит через цепочку мутных посредников
Путь электронных компонентов от зарубежного производителя до российского изделия (на фото — подводная лодка типа «Борей») лежит через цепочку мутных посредников
Андрей Лузик / Wikimedia Commons CC-BY-4.0

Судя по всему, «Спец-ЭК» не испытывает проблем с покупкой комплектующих из США. Например, в 2017 году она заключила контракт с Калужским электромеханическим заводом (КЭМЗ) на поставку иностранных компонентов, в том числе производства американских Abracon Corp, Samtec и Molex. Сомнительно, что на поставку этой продукции можно было бы получить экспортную лицензию в США: КЭМЗ входит в состав концерна «Автоматика» «Ростеха» и его основной заказчик — Министерство обороны. В том же году «Спец-ЭК» обязалась поставить Ижевскому электромеханическому заводу светодиоды американской Cree Inc. Завод выпускает управляемые ракеты «Вихрь-1», которые Минобороны активно применяет сейчас в Украине.

«Спец-ЭК» была создана в 2007 году. С момента основания владение компанией было поделено поровну между Непершиным и некой Викторией Демьяновой. Но Виктории, похоже, владение долей в компании с миллиардной выручкой тоже не принесло богатства: уже будучи учредителем «Спец-ЭК», она работала продавцом в Рязани, а с 2012 по 2022 год, как сказано на ее странице «ВКонтакте», трудилась в магазине одежды Zara. Непершин же в своем резюме от 2009 года указывал, что с 1997 года работает системным администратором, занимается поддержкой работы компьютеров и оргтехники. В своем аккаунте в «Телеграме» Непершин также указал «сисадмин».

Возглавляет компанию Олег Шатыбелко — выпускник МГТУ имени Баумана. Он известен как поэт — его стихи публикуются в журнале «Новый мир» и на других литературных порталах. 

На странице Демьяновой во «ВКонтакте» указано, что у нее есть брат по имени Мишутка. По одному адресу с Викторией в Рязани действительно был прописан некий Михаил Демьянов. С 2007 года он был учредителем компании «Золотой шар ЭК». На специализированных сайтах про «Спец-ЭК» сказано, что компания «создана на базе» «Золотого шара» — как подразделение для поставок продукции военного назначения. Адреса электронной почты на домене zolshar встречаются в подписанных «Спец-ЭК» контрактах, несколько сотрудников «Спец-ЭК» одновременно трудились или трудятся в «Золотом шаре». На сайтах компаний указан один и тот же адрес — бизнес-центр в центре Москвы. В общем, их связь очевидна.

Доля в компании с миллиардной выручкой, похоже, не принесла богатства и Виктории: ей приходилось работать в магазине одежды Zara

«Золотой шар» существует с начала 1990-х, это один из крупнейших поставщиков электронных компонентов в России. Несмотря на это, про компанию почти ничего не пишут в прессе, ее владельцы в открытых источниках тоже никогда не упоминались, сама компания не раскрывает своих бенефициаров.

Бывший директор компании Петр Верник рассказывал, что группа молодых людей, окончивших Московский институт электронной техники, решила попробовать свои силы в бизнесе: «Занимались самыми разными коммерческими проектами, но довольно быстро потеряли к этому интерес. Инженерам-физикам, электронщикам, естественно, хотелось реализовать в бизнесе свои профессиональные знания. Вот тогда и родилась идея заняться поставками электронных компонентов». 

Верник не назвал имен этих людей.

По данным реестра юрлиц, с 2009-го и по меньшей мере по 2017 год 70 % компании принадлежали некоей Ирине Аверичкиной. В интернете можно найти ее упоминание в качестве юриста — она комментировала проблему дольщиков.

Никто из перечисленных выше людей не стал разговаривать с «Важными историями». Представитель «Спец-ЭК» пообещал ответить, но, получив вопрос, являются ли Непершин и Демьянова номинальными владельцами и кто на самом деле бенефициар «Спец-ЭК», пропал. 

Лаборантка

После того как Россия аннексировала Крым, местная промышленность подпала под санкции. «Сейчас у нас есть Российская Федерация. Именно на данный рынок в данный момент мы переориентировались. Европейский союз для промышленности Крыма не имеет никакого значения», — заявлял тогда директор местного приборостроительного завода «Фиолент». Завод переключился на российский гособоронзаказ и в 2019 году был включен в санкционный список США. 

Но зависимость от импортных поставок никуда не делась. В 2018 году «Фиолент» разместил заказ на закупку электронных компонентов американской Vicor Corporation. Контракт получила «НТИ Энерджи» — крупный поставщик комплектующих, в том числе и для российской оборонной сферы, с выручкой на тот момент около одного миллиарда рублей в год.

С 2016 года компанией полностью владеет Ольга Бутырина. В последние годы, как удалось установить, она работала лаборанткой в фирме по продаже питьевой воды, например «Божья роса» и «Хрустальная роса». Ее муж Алексей сейчас, судя по всему, на пенсии, а до того работал в различных охранных предприятиях. 

Как лаборантка стала владелицей компании, снабжающей российский ОПК, не очень понятно. Возможно, разгадка в родном городе Ольги — Новосибирске. Оттуда же родом Элла Шлотхауэр — управляющий директор NTI Gmbh, немецкого концерна, который продает электронные компоненты таких брендов, как Siemens и General Electric. NTI Gmbh владела 60 % своего российского представительства с момента его основания в 2014 году — компанию учредили буквально за месяц до референдума в Крыму. Потом эта связь была разорвана.

Будучи видным поставщиком электронных компонентов, Ольга трудилась лаборанткой в фирме по продаже питьевой воды, например «Божья роса» и «Хрустальная роса»

В NTI Gmbh не ответили на вопрос, поставляют ли сейчас в Россию импортные электронные компоненты и связаны ли они с «НТИ Энерджи». В любом случае «НТИ Энерджи» сохраняет доступ к западным электронным комплектующим. Например, в 2019 году она участвовала в конкурсе на поставку микросхем Texas Instruments производственному объединению «Старт» имени М. В. Проценко, которое производит, в частности, боеприпасы для зенитных артиллерийских комплексов. В том же году продукцию американской Vicor с помощью «НТИ Энерджи» получила «НИИ Вектор», в 2018 году внесенная в санкционный список США. 

Сын директора

Иногда между оборонными предприятиями и российскими поставщиками появляется еще одна прокладка. Это компания, уполномоченная делать закупки от лица предприятия. 

Так, госкорпорация «Тактическое ракетное вооружение» по решению своего гендиректора Бориса Обносова проводила закупки через одну фирму — «Звезда-стрела». Та получала комиссию. Как выяснила «Новая газета», принадлежала компания дочке Обносова Ольге Зориковой, свадебной визажистке. 

У концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) — производителя оружия в составе «Ростеха» — тоже есть такой поставщик. Компания «Радиоприборснаб» — посредник, через которого компании, входящие в состав концерна, закупают электронные компоненты. Как говорится в отчетности компании, «Радиоприборснаб», по сути, отдел закупок КРЭТа. 

Всего в составе КРЭТа — более 70 предприятий. Концерн поставляет армии системы радиоэлектронной борьбы — сейчас они помогают уничтожать украинские беспилотники. 

Подписывайтесь на нашу рассылку
Узнайте первыми о самых важных историях в стране

Оборот «Радиоприборснаба» в 2021 году составил почти 10 миллиардов рублей. Последний опубликованный годовой отчет компании — за 2016 год, там в перечне крупных сделок упоминается фирма RTKT Limited, c ней был заключен договор поставки на $ 3,2 миллиона. Эта компания была крупнейшим поставщиком «Радиоприборснаба» по крайней мере с 2015 по 2017 год (по данным сайта Import Genius). В частности, RTKT поставляла «Радиоприборснабу» электросхемы американских Texas instruments и Analog devices.

RTKT Limited — гонконгская компания. Ей владеет человек по имени Карен Гарибян — так же зовут сына бывшего гендиректора «Радиоприборснаба» Рубена Гарибяна.

О Гарибяне-старшем мало что известно. Родился в Пятигорске, по специальности — радиоинженер, трое сыновей. В России уже много лет владеет компанией с таким же названием — РТКТ. Она поставляет электронные компоненты различным оборонным предприятиям, например, заводу «Изумруд», который производит системы управления зенитной артиллерией кораблей, или НПП «Связь» — разработчику радиоэлектронного оборудования для авиации. В 2021 году выручка РТКТ превысила миллиард рублей.

Ни Карен Гарибян, ни Рубен Гарибян, ни предприятие «Радиоприборснаб» не ответили на вопросы «Важных историй».

Союзники

Российским покупателям электроники было бы труднее обходить ограничения, если бы их западные партнеры сами не были в этом заинтересованы. Они тоже используют разные хитрые схемы, узнать про которые можно из уголовных дел, возбужденных в США в отношении американских экспортеров электронных комплектующих. 

В основу одного из таких дел легло письмо, которое в конце 2000-х российская компания «Апекс Систем» получила из ФСБ — служба жаловалась, что микросхемы, которые ей поставила «Апекс», неисправны и требуют замены. Это письмо попало в руки ФБР, после чего «Апекс» и связанная с ней американская компания ARC Electronics, созданная выходцем из России Александром Фищенко, попали под расследование. Сотрудников этих фирм обвинили в незаконном экспорте высокотехнологичной микроэлектроники из США российским военным и спецслужбам. В заявлении американского Минюста, в частности, говорилось, что эти компоненты часто используются в производстве российских систем наведения ракет и в детонаторах. Всего с 2002 по 2012 год ARC поставила в Россию микроэлектроники на 50 миллионов долларов.

Формально ARC Electronics никак не была связана с российскими военными. Ее офис располагался в тихом месте на окраине Хьюстона. Судя по фотографиям на странице главы компании Александра Фищенко в «Одноклассниках», внутри офис выглядел более чем скромно. Фищенко был выпускником факультета электроники Санкт-Петербургского электротехнического университета ЛЭТИ и имел двойное гражданство — США и России. Другие фигуранты дела — это еще десять человек — были гражданами России, Украины, Азербайджана и Казахстана. 

Офис российско-американского посредника Александра Фищенко выглядел скромно
Офис российско-американского посредника Александра Фищенко выглядел скромно
OK.RU

В своих поставках в Россию сотрудники ARC Electronics использовали разные схемы. Например, получив от поставщика комплектующие с маркировкой ECCN 3A001, означающей, что для их экспорта за границу нужна лицензия, ARC отправляла эти товары в Россию с другой, более либеральной маркировкой EAR99, не требующей никакой лицензии.

Различные способы избежать экспортного контроля сотрудники компаний обсуждали в переписке. «Что, если мы впишем другого конечного пользователя, скажем, ФГУП „НИИ Радио“?» — писала одна из продавцов своему российскому заказчику. «Что делать, если клиенты — военные?» — спрашивал директора по закупкам ARC Electronics один из партнеров. «Придумайте что-нибудь», — ответил он. 

Несколько поставщиков ARC заявили в суде, что сотрудники ARC врали им о конечных получателях продукции. Иногда в ARC пытались скрыть, что они просто посредники, например на сайте компании было написано, что она производит светофоры, хотя это было не так.

Самый суровый приговор получил Фищенко — десять лет тюрьмы.

Еще одно крупное дело о контрабанде микроэлектроники из США было раскрыто в 2015 году. «Изощренную международную сеть», как говорится в обвинительном заключении, контролировали живущий в Нью-Джерси российский эмигрант и гражданин США Александр Бражников и его отец, также Александр Бражников, находящийся в России. Бражниковы «тайно приобрели большое количество электронных компонентов у производителей и поставщиков США и экспортировали эти детали в Россию компаниям, связанным с Министерством обороны и ФСБ». Предприятия перечисляются в обвинительном заключении: это, например, разработчики ядерного оружия Всероссийский научно-исследовательский институт автоматики им. Н. Л. Духова и ВНИИТФ им. академика Е. И. Забабахина.

Всего ФБР выявило более 1,6 тысячи поставок комплектующих только за шесть с половиной лет, с января 2008 по июнь 2014 года, на общую сумму около 65 миллионов долларов. Раскрыть это дело ФБР помогла электронная таблица, которую вел Бражников-младший — спецслужба получила к ней доступ через его почту. В нее Бражников занес реквизиты 28 банковских счетов в США, России, Германии и Кипре, которые использовал в схеме поставок.

Бражниковы не только фальсифицировали конечного покупателя продукции, скрывая свое сотрудничество с околовоенными предприятиями. Они в сотни раз занижали стоимость поставок, чтобы избежать необходимости подавать экспортную декларацию. Поставки осуществлялись на подставные адреса в России и в других странах. Выплаты американским поставщикам также производились со счетов подставных компаний.

Бражников-младший получил чуть менее шести лет тюрьмы — его адвокаты настаивали, что на самом деле организатором схемы был его отец. 

Еще трое россиян, арестованных в 2016 году по обвинению в контрабанде электроники, зарегистрировали в Нью-Йорке две подставные компании, которые и выступали покупателями комплектующих. Они скрывали от своих поставщиков, что товар предназначается на экспорт. В Россию комплектующие попадали через Финляндию. 

«Микроэлектроника, отгруженная в Россию, включала в себя цифроаналоговые преобразователи и интегральные схемы, которые часто используются в военных целях, включая изготовление систем наблюдения, систем наведения ракет и спутников. Для экспорта этих электронных устройств в Россию требуется лицензия Министерства торговли, и их использование ограничено по соображениям борьбы с терроризмом и национальной безопасности», — говорилось в заявлении Минюста США.

Судя по всему, у этих подставных компаний даже не было своих сайтов. Тем не менее, представляясь сотрудниками этих двух фирм, бизнесмены российского происхождения смогли убедить американских производителей продать им высокотехнологичную микроэлектронику.

Поделиться
«Важные истории» — медиа свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+