Санкции не мешают Казахстану и Узбекистану снабжать Россию сырьем для производства пороха

В прошлом году поставки хлопковой целлюлозы выросли более чем вдвое — до $10 млн. На пороховые заводы оно попадает не только через посредников, но и по прямым контрактам

Дата
21 дек. 2023
Авторы
Метин Казама (OCCRP), Ольга Логинова (Власть.kz), Мария Жолобова
Санкции не мешают Казахстану и Узбекистану снабжать Россию сырьем для производства пороха
Ферганский химзавод в Узбекистане (на фото) — один из основных поставщиков российской пороховой отрасли. Фото: kimyozavodi.uz

This story is also available in English here.

Российской армии не хватает снарядов. Если в начале вторжения она делала до 80 тыс. артиллерийских выстрелов в день, то сейчас — около 15 тыс., рассказывает военный аналитик украинского проекта «Информационное сопротивление» Александр Коваленко: «Как только Россия стала терять свой артиллерийский потенциал, она стала терять и захваченные территории».

Для производства снарядов, и вообще боеприпасов, нужен порох, для производства пороха — хлопковая целлюлоза. Ее Россия закупает за границей, почти исключительно в Казахстане и Узбекистане. С начала войны эти поставки выросли. Так, по данным внешнеторговой базы данных ООН (UN Comtrade), в довоенном 2021 году две названные страны поставили в Россию хлопковой целлюлозы почти на $4 млн, а в военном 2022-м — почти на $10 млн. А за девять месяцев 2023 года только Узбекистан — почти на $9 млн.

В большинстве случаев целлюлозу закупают частные российские компании, которые потом перепродают ее государственным пороховым заводам. Но есть и прямые контракты.

Белое золото Узбекистана

Узбекистан издавна славится своим производством хлопка (в советское время его называли белым золотом), по экспорту хлопковой целлюлозы он в 2022 году занял четвертое место в мире.

Один из главных производителей — Ферганский химический завод, которым владеют двое россиян, Михаил Глухов и Рустам Муминов. В 2023 году завод отправил в Россию 2,7 тыс. тонн хлопковой целлюлозы почти на $5 млн.

Поддержите нас!
Мы и дальше будем рассказывать правду про военные поставки

Получатели — российские компании «Бина групп», «Химтрейд» и «Ленахим», они производят и поставляют химическую продукцию для разных отраслей. В 2023 году они импортировали хлопок только из Узбекистана — с Ферганского химзавода, а также от Raw Materials Cellulose — компании, которая, как указано на ее сайте, является «ключевым партнером ведущих предприятий России, стран СНГ, Азии и Европы», в том числе производителей пороха. 

Данные о транзакциях этих компаний, к которым журналистам удалось получить доступ, показывают, что среди их клиентов есть российские подсанкционные заводы. Это крупнейший в России Казанский пороховой завод, нижегородский завод имени Свердлова, Пермский пороховой завод, Алексинский химический комбинат. Все они покупали хлопковую целлюлозу. 

Но были и прямые поставки. Так, в 2022 году, по данным Import Genius, Ферганский завод продал Казанскому пороховому заводу целлюлозы более чем на $2 млн, а Raw Materials Cellulose Тамбовскому пороховому заводу — почти на $0,5 млн. 

Ферганский завод ответил нам, что в 2023 году «не имеет ни одного прямого контракта с пороховыми и военно-промышленными заводами России», чтобы не подпасть под санкции. «Ленахим» сообщила, что не знает, что именно покупатели производят из ее целлюлозы.

Белое золото Казахстана

В 2022 году, по данным UN Comtrade, весь казахстанский экспорт хлопковой целлюлозы ушел в Россию. Практически все поставки были сделаны компанией «Хлопкопром-целлюлоза», в России получателями были упоминавшаяся уже «Бина групп», а также «Алексинские краски — Урал».

Представитель «Хлопкопром-целлюлозы» Равшан Нурбеков сказал нам, что компания продавала целлюлозу для производства красок и лаков, а не пороха. А с лета 2023 года вообще прекратила сотрудничество с Россией, чтобы не подпасть под санкции.

Однако санитарные сертификаты, выданные Министерством сельского хозяйства Казахстана, показывают, что и в 2022-м, и в 2023 году экспорт целлюлозы шел на российские пороховые заводы.

Эти предприятия производят и лакокрасочную продукцию, но несколько контрактов, с которыми ознакомились журналисты, указывают на то, что пороховые заводы покупали казахстанскую целлюлозу для оборонных целей. Так, в контракте с Алексинским химическим комбинатом, который подписали всего за три дня до вторжения России в Украину, сказано, что поставка 213,9 тонны казахстанской хлопковой целлюлозы до конца 2023 года — это часть гособоронзаказа. В другом контракте о поставке на комбинат 300 тонн казахстанской хлопковой целлюлозы до мая 2023 года сказано, что целлюлоза может быть использована и для государственной обороны.

Из государственных контрактов, подписанных еще до войны, следует, что российские пороховые предприятия будут обеспечены хлопком из Казахстана вплоть до 2026 года.

Что с этим можно сделать?

И Казахстан, и Узбекистан в войне придерживаются нейтралитета, но обещают не помогать России уклоняться от санкций (вот и вот). При этом чиновники перекидывают ответственность друг на друга: так, Министерство иностранных дел Казахстана объяснило нам, что поставки хлопковой целлюлозы на российские пороховые заводы не входят в его компетенцию, а Министерство торговли и интеграции рекомендовало обратиться в Министерство промышленности и строительства. Узбекские чиновники не ответили на запросы.

Производители традиционно занимают позицию «мы соблюдаем законодательство, то есть не продаем товар тем, кто под санкциями». А российские импортеры, названные выше, под санкциями не находятся. Они законно покупают целлюлозу, а потом продают ее санкционным пороховым заводам (раз, два, три, четыре).

Выходом могли бы стать вторичные санкции (кто работает с санкционной компанией, сам оказывается под санкциями) разъясняет Эрик Вудс, специалист по экспортному контролю в Центре исследований нераспространения Джеймса Мартина: «Страны — партнеры Украины становятся все более агрессивными в преследовании посредников, не подпавших под санкции. Если кто-то поставляет продукцию подпавшим под санкции военным предприятиям, это будет расследовано как нарушение с наложением вторичных санкций». Но пока это происходит нечасто.

Компании «Бина групп», «Химтрейд» и Raw Materials Cellulose не ответили на наши запросы, российские пороховые заводы тоже.