Очная учеба за бронестеклами и под разрывами артиллерии

Как самый обстреливаемый регион России — Белгородская область — начинает учебный год

Дата
1 сент. 2023
Автор
Редакция
Очная учеба за бронестеклами и под разрывами артиллерии
Заклейка окон бронепленкой в спортзале белгородской школы №15. Anton Vergun / Sputnik via Scanpix

Почти каждый третий погибший из-за полномасштабной войны в Украине мирный житель России — из Белгородской области. Регион — лидер по числу убитых войной: по подсчетам издания «7х7», в области погибло свыше полусотни гражданских. Несмотря на непреходящую опасность, власти региона решили не сохранять полное дистанционное обучение в учебных заведениях. «Важные истории» рассказывают, как студенты и школьники приграничья начинают учебный год с бронепленкой на окнах и канонадой взрывов.

Экскурсии по бомбоубежищам и фейсконтроль

1 сентября в школах Белгорода прошло с нововведениями. Торжественные линейки в большинстве школ провели лишь для первого и одиннадцатого классов. Пустили туда не всех. 

В школе № 2 устроили «фейсконтроль», пожаловались читатели канала «Белгород № 1». Администрация в присутствии сотрудников Росгвардии и МВД на входе сверяла паспорта со списком приглашенных школьников.

«По какому праву меня, родителя, не пустили на торжественную линейку? — возмутилась на странице у губернатора жительница города. — Всегда приходили в школу родители, фотографировались с детьми, учителями, классами, концерт дети готовили. Никаких заборов и замков. А сейчас понастроили заборов, позакрывались, турникетов, загораживающих проход, понаставляли. От кого?» 

«День какой-то не совсем праздничный. Сложилось ощущение, что ребенка не в школу проводила, а в тюрьму. Вход на линейку только с одним родителем, папы за забором стояли. В класс с детьми нельзя, даже за партой не сфотографировать ребенка, — пожаловалась другая белгородка. — Мало нам было ограничений во время коронавируса, так и сейчас ничего не изменилось. Так и хочется просто собраться и уехать из Белгородской области».

Аналогичным образом заканчивался и предыдущий учебный год: «Последний звонок» в Белгороде провели в очном формате только для выпускников девятого и одиннадцатого классов, состав гостей утверждался заранее, а перед этим площадки обследовали сотрудники УМВД и кинологи. 

В некоторых школах с родителями провели предварительные собрания и устроили экскурсии по бомбоубежищам. 

Школьников Шебекина оставили дома. «Господи, когда ж у наших деток будет праздник? Как обидно за детей: сидят по домам, по подвалам, а вокруг праздник», — задала риторический вопрос губернатору жительница города Людмила. 

По вместимости укрытий

Почти 50 школ и все 67 детских садов города вернулись к очному формату, сообщила пресс-служба мэрии города. 

«Еще один год дистанта — и дети разучатся читать и писать. При всем уважении к учителям, я просто вижу, что происходит, это катастрофа. Понимаю, что это обсуждение идет практически каждый день в каждой семье, где есть дети. У людей идет выбор: оставаться жить в Белгородской области или ее покинуть. Поэтому нам нужно найти компромиссное решение», — предупредил губернатор Вячеслав Гладков в июне, после того как два преподавателя сельской школы Валуйского горокруга попали в больницу после обстрела.

К компромиссу пришли в учреждениях, которые находятся дальше 20 км от границы с Украиной: школьников перевели на смешанное очно-дистанционное обучение. Однако устроил он не всех.

«Самое страшное, что на дистант вынесены важные предметы», — переживают одни родители. «Дети в итоге заняты уроками с 10 до 17», — сетуют другие.

«В день каждый класс будет учиться не больше 2,5 часа. Уроки, которые почему-то посчитали не такими важными, например информатика и дополнительный язык, преподаваться детям не будут вообще. Дети должны будут их изучать сами по картам урока без педагогов», — жалуется губернатору мать школьника белгородской гимназии № 12.

Из-за обстрелов школы и вузы в Белгороде и в приграничных с Украиной районах области перевели на дистанционное обучение еще в октябре 2022 года. Школы Белгородской области, которые находятся в приграничье, из-за обстрелов оставили на дистанционке. «Уже сейчас понятно, что на расстоянии от 0 до 20 км от государственной границы очного обучения не будет», — признавал летом министр образования области Андрей Милехин. 

Подписывайтесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

На дистанционном обучении остались учащиеся Шебекина. Местные жители жалуются губернатору на плохой интернет, который «не тянет даже самые простые мессенджеры». «Еще хуже работает мобильная связь в Шебекино, ее периодически просто нет. В таких реалиях к учебному году приступать невозможно. Как ребенок будет учиться, когда банально ничего не загружается?» — пишут родители.

Учебу в школах организовали в два-три потока: количество детей в потоке рассчитали по вместимости укрытий, а время уроков решили сократить на 5–10 минут, чтобы разграничить смены и исключить большое скопление детей в одном месте. 

К укрытиям у некоторых жителей возникли вопросы. «Что за разговоры о безопасности, если у нас в школе укрытие в раздевалке на первом этаже, где имеется огромное окно? Почему не оборудуют подвальное помещение?» — написала жительница Валуйского района.

Детей в возрасте от трех до пяти лет будут учить основам безопасного поведения на улице и дома, дошкольников — поведению при обстрелах и при обнаружении взрывоопасных предметов. 

Защитная пленка и мешки с песком

21 августа госагентство «РИА Новости» сообщило, что перед началом учебного года окна первых этажей учебных учреждений Белгорода закладывают мешками с песком. «Это программа для всех школ, все школы обязаны принять меры безопасности», — пояснил агентству директор крупнейшей школы области «Центр образования № 1», регулярно попадающей под обстрелы. Для укрепления защиты от обстрелов зданию потребовалось около 12 грузовиков с песком. Высота защитной конструкции достигала нескольких метров.

Носить мешки мэр города Валентин Демидов попросил родителей. 

Спустя неделю карниз фасада школы, о которой писали РИА Новости, рухнул. Декоративный выступ под окнами первого этажа не выдержал веса мешков.

28 августа губернатор Вячеслав Гладков отчитался, что более 65 тыс. кв. м спецпленки закупили для полсотни школ и 70 детских садов региона. 

Испытывали пленку на прочность сотрудники мэрии и Росгвардии: с БПЛА скидывали разные снаряды — от осколочных гранат до минометных мин. Результатами — уменьшением количества разлетающихся осколков — остались довольны. 

Поддержите независимую журналистику
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

Но к 1 сентября защита досталась не всем. «Почему в детских садах в Шебекино не клеят бронепленку? Дети ходят в дежурные группы, им нужно в первую очередь организовать безопасные условия», — пожаловалась жительница города Алёна на странице у губернатора. Глава округа Владимир Жданов говорит, что пленку пока не завезли.

К поклейке окон привлекли родителей. «Кто несет ответственность, если поклеили неудачно?» — спрашивает мать белгородского школьника Татьяна. Администрация не отвечает. «Конечно же, родители и педагоги. Не те же, кто придумал сэкономить на оклейке и не нанимать специалистов», — иронизируют жители в ответ. 

Во многих школах родители нанимали специалистов за свои деньги, поделились они в соцсетях: «За 6–10 тысяч проведут оклейку одного класса, у некоторых уже очереди до декабря. Эти "специалисты" пленку тоже в первый раз видят, на YouTube посмотрели, как клеить».

«Смиримся, что будем слушать звуки взрывов как мелодию»

Белгородские вузы столкнулись с недобором студентов: в частности, на 400 человек меньше набрал БелГУ, сообщила и. о. ректора Евгения Карловская. Это несмотря на сокращение бюджетных мест в два раза и обещание руководства платить первокурсникам дополнительные 5 тысяч рублей к стипендии. 

Вузов коснулся и кадровый дефицит: только из БелГУ в 2022 году уволились 297 сотрудников. 50 педагогов связали уход с антивоенной позицией: тогда за пацифистские комментарии уволили преподавательницу Татьяну Новикову.

В начале августа стало известно, что студенты БелГУ выйдут на очное обучение — такие рекомендации дал оперштаб. На дистант их отправили в октябре прошлого года.  

«Не все хотят возвращаться в приграничный город, где не совсем стабильная обстановка. Не всех отпускают учиться родители. Никто не гарантирует, что мы не уйдем на дистант через неделю очных занятий. А денег на дорогу и жилье уходит очень много, особенно это ощутимо для студентов», — объяснила опасения очного обучения студентка на странице губернатора Вячеслава Гладкова.

Студентов заверили, что «инфраструктура и система безопасности отвечают необходимым требованиям, а для студентов и преподавателей разработан план действий в режиме ЧС».

Решение администрации вуза поддержал и сам Гладков: «Не согласен с мрачной оценкой, которую вы даете, вы излишне драматизируете. Решение, которое приняло руководство НИУ "БелГУ", мне кажется обоснованным. Безусловно, обстановка может поменяться, мы будем принимать решения исходя из оперативной обстановки. Сейчас мы готовимся к очному обучению не только в университетах, но и в школах, в детских садах».

Перевестись в институты заведений более безопасных регионов могут не все: одних не переводят из-за академической разницы, другим предлагают только платное обучение. 

«Мы специальные бронированные студенты», «БелГУ под святым куполом, не переживайте», «Смиримся с тем, что будем слушать звуки взрывов как мелодию», — иронизируют некоторые учащиеся в соцсетях. 

«Да, я боюсь обстрелов. Да, я боюсь регулярных бахов и бухов. Да, я хочу оставить дистанционное обучение», — признаются другие.

Многие жалуются на халатность вуза: «Больше всего поражает, когда обращаешься к администрации, и они отвечают тебе что-то вроде: "Вы же вообще медики, первые должны идти на СВО спасать жизни, воевать за родину" — и все в этом духе», «Ответ один: "Всё в городе хорошо, неважно, что идут марафоны звонков о минировании без эвакуации, в городе взрывается нефтебаза, над городом летают ракеты. Мы в безопасности"», «У нас просто теперь на ковер вызывают, если хочешь идти учиться дистанционно», «Если СВО не закончится, в следующем году в вузах Белгорода будут пустые аудитории».

Летом студенты вуза, к которым в общежития подселили эвакуированных из Шебекино, жаловались на пьянство, приставания и неадекватное поведение со стороны некоторых беженцев. Ранее студентов белгородских учреждений призывали скидываться на лекарства военным, покупать билеты на благотворительные военные концерты и ходить на Газманова, предлагали участвовать в «конкурсе» по изготовлению окопных свечей и копать блиндажи в Судже Курской области. Также в вузах подготовили кабинеты для занятий по военной и строевой подготовке: с нового учебного года курс будут проходить все студенты.

Мы используем cookie