В голове у российской элиты — бардак, а в душе — тоска
Рассказывают основатели издания Faridaily Фарида Рустамова и Максим Товкайло
Дата
29 сент. 2022
В голове у российской элиты — бардак, а в душе — тоска
Scanpix / LETA

Эта статья была опубликована в Faridaily.

После семи месяцев войны с Украиной Владимир Путин объявил в России мобилизацию. Кремль готовится аннексировать украинские территории после так называемых «референдумов». Западу Путин пригрозил ядерным оружием и добавил: «Это не блеф».

Несмотря на то, что мобилизация была одним из вариантов развития событий с самого начала, российская гражданская элита вернулась в состояние, близкое к тому, которое было 24 февраля. Война теперь не где-то за тысячу километров от Москвы или Санкт-Петербурга, а рядом — повестки на фронт получают родственники, друзья и коллеги. Российский истеблишмент в панике спасает своих близких от мобилизации. А решение Путина аннексировать территории Украины и его ультиматум Западу заставляют чиновников и госменеджеров лишь молиться, чтобы не случилась ядерная война.

Они уверяют, что искренних сторонников войны среди них мало. Однако спустя полгода нет никаких видимых следов этого несогласия. Напротив, те, кто хотя бы идеологически внутренне мог не поддерживать действия Путина, помогают ему адаптировать экономику к ведению затяжной войны, сглаживая ее разрушительный эффект для населения России и сохраняя тем самым поддержку действующей власти.

Все наши собеседники уверены, что в ближайшие месяцы военный конфликт будет только обостряться. При этом просьба объяснить, что будет, если Россия проиграет в войне, ставит их в тупик. Никто такой сценарий даже не рассматривает.

С кем мы поговорили. Для этого текста мы (я и редактор Максим Товкайло) поговорили с 15 государственными служащими, депутатами, топ-менеджерами государственных и частных компаний. Более половины — это руководители высшего звена. Мы старались общаться с людьми из разных сфер, чтобы максимально расширить спектр знаний и мнений. Учитывая ситуацию в России, из соображений безопасности все они согласились только на анонимный разговор. Из тех же соображений мы не указываем конкретное место работы наших собеседников и их должности.

Ожидание катастрофы

В начале сентября 2022 года ситуация на фронте начала резко меняться. Вооруженные силы Украины (ВСУ) впервые с начала войны перешли в массированное контрнаступление и отбили крупные населенные пункты в Харьковской области и вернули почти всю ее под свой контроль. Украинская армия вышла на границу с Россией. Новости об обстрелах российских деревень на границах с Украиной стали появляться почти каждый день.

Самое крупное поражение российской армии с момента начала войны драматически изменило ситуацию внутри России. Именно с наступлением ВСУ наши собеседники связывают решение Кремля объявить такую предсказуемо непопулярную меру, как мобилизация, и срочно провести референдумы о присоединении Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей Украины.

Путин не умеет и не может проигрывать, поэтому ему нужно срочно переломить ситуацию, объясняет решения президента близкий к Кремлю источник. Референдумы были назначены как «наказание» украинцам за то, что они слишком успешно воевали. «Типа получи «нацист» гранату», — с мрачной иронией объясняет он логику Путина, называя решение о референдумах поводом для обоснования мобилизации. Угроза применения ядерного оружия — это месседж западным политикам, рассуждает собеседник: «Посыл такой: имейте в виду, что Украина не имеет права нас победить. Своими поставками оружия вы только отсрочиваете Украине ее гибель».

«Раскоординация полнейшая и бардак, Путин всем говорит разное. Что мы делали в Харькове? Этого вообще никто не знает до сих пор. Ни политики, ни военные. Просто так получилось!»

Почти все наши собеседники утверждают: как минимум в последний месяц они понимали, что дело идет к мобилизации. «Было очевидно, что увеличить численность военного контингента необходимо. И ясно было, что до выборов этого не сделают (в некоторых российских регионах 11 сентября прошли выборы губернаторов, региональных и местных парламентов — Faridaily), а после голосования все и случилось», – рассуждает высокопоставленный федеральный чиновник.

Источник, который регулярно ходит на совещания в Кремль, так описывает события последних недель: «История с наступлением ВСУ дала повод генералам наконец продавить решение о мобилизации. Они начали везде кричать, что ресурсов не хватает. Говорили, что нужна критическая масса людей на земле. Это как с ремонтом. В начале тебе бригада обещает, что все сделает в срок и с теми ресурсами, которые есть, а потом ремонт сорван и тебе говорят: ну а как вы хотели? Не хватает и этого, и того. Так и эти генералы срали нам в уши».

Несмотря на то, что многие наши собеседники ожидали решения о мобилизации, они же жалуются на внезапность решений Путина и нежелание объяснять свои планы. «Никто никому ничего не объясняет», — раздраженно делится собеседник, близкий к правительству. По рассказам знакомого одного из главных российских госбанкиров, тот крайне озабочен тем, что руководство страны все решения принимает в режиме спецоперации и единолично.

«Раскоординация полнейшая и бардак, Путин всем говорит разное», — согласен собеседник, близкий к правительству. И это, по его словам, касается вопросов не только экономики, но и ведения войны. «Что мы делали в Харькове? Этого вообще никто не знает до сих пор. Ни политики, ни военные. Просто так получилось!»

В то же время нельзя сказать, что власти совсем не готовились сами и не готовили население к мобилизации. Законы, позволяющие правительству перевести экономику на военные рельсы, были приняты еще в весеннюю сессию Госдумы. Многие так называемые военкоры призывали власти мобилизацию объявить. С такими же призывами после контрнаступления ВСУ регулярно обращался пропагандист Владимир Соловьев и участники его ток-шоу.

О том, что сам Путин ожидал от своих подчиненных большей готовности к проведению мобилизационных мероприятий, может говорить тот факт, что после ее объявления он ушел в небольшой отпуск. Чтобы сделать перерыв в публичной деятельности, президент заранее встретился с чиновниками и главами госкомпаний, чтобы записать «консервы». По нашим данным, отдыхать Путин планировал в своей валдайской резиденции, однако через четыре дня он внезапно встретился с «президентом» Беларуси Александром Лукашенко в своей резиденции в Сочи, в которой, впрочем, тоже можно отлично отдохнуть.

Но отдыхать Путину удается с трудом: уже на третий день отпуска на фоне скандально стартовавшей мобилизации ему пришлось уволить замминистра обороны, отвечавшего за тыловое обеспечение, и назначить нового, а также своим указом ввести отсрочку от мобилизации для студентов.

Лишь бы не попасть на фронт

Руководители всех госорганов, а также государственных и частных компаний заняты в последние дни срочным решением вопроса брони от мобилизации для своих сотрудников.

Когда мы опрашивали наших собеседников на прошлой неделе, никто из них не ждал, что объявленная Путиным «частичная» мобилизация сразу приобретет неизбирательный характер. Но также никто не верил, что «частичной» мобилизацией все ограничится. «300 тысяч [резервистов, о намерении мобилизовать которых говорил Шойгу] — это для отвода глаз. Сейчас — частичная, дальше — всеобщая, потом — тактическое ядерное оружие», — невесело прогнозировал источник, близкий к правительству.

Активнее остальных российское правительство во главе с Михаилом Мишустиным пытается остановить бегство из России программистов и управленцев из IT-отрасли, которых оно же горячо уговаривало вернуться после массового отъезда в самом начале войны. Но списки на бронь от фронта составляют не только в IT-компаниях. «Отраслевые министерства получают списки от компаний, отрабатывают и передают их в Министерство обороны, оно спускает их в комиссариаты», - описывает процесс топ-менеджер одной из крупнейших российских компаний.

По похожей схеме бронь получают и сами государственные служащие. Списки сотрудников, которым нужна отсрочка от призыва, начальство отправляет в Минобороны, рассказывает федеральный чиновник среднего звена. Процесс еще не выстроен, признает он, и те, кому пришла повестка, пытаются спастись, показывая удостоверение госслужащего

Брони для чиновников, депутатов, сотрудников госкомпаний не будут распространяться на их близких. Тем, у кого среди родственников есть мужчины, которые могут быть мобилизованы, придется принимать решение, если государство прикажет им отправляться на фронт. Многие уже купили своим братьям, сыновьям, племянникам билеты на самолет и отправили их за границу, рассказывают наши собеседники. А некоторым домой уже принесли повестки.

«Отмазывать» и увозить из страны от мобилизации своих близких решаются не все. «А вдруг узнают? Объявят врагами родины, посадят. Страх разлит в воздухе, люди в шоке, постоянной тревоге», — рассказывает собеседник, близкий к правительству.

«Министерства получают списки от компаний, отрабатывают и передают их в Министерство обороны, оно спускает их в комиссариаты». По похожей схеме бронь получают и сами государственные служащие

Характерный признак этой паники заметила газета The Guardian. Журналисты рассказали о стократно возросшем спросе на места в бизнес-джетах с момента объявления мобилизации. Стоимость одного билета достигает 1,2-1,5 млн рублей. Сотрудник московского консьерж-сервиса рассказал газете, что большинство клиентов среди богатых молодых мужчин уехали после объявления мобилизации, а он вместо столиков в московских ресторанах теперь бронирует последние билеты до Еревана. The Guardian также рассказала, что сын «видного депутата Госдумы», регулярно выступающего с антизападными заявлениями, 24 сентября улетел из-за мобилизации в Стамбул. Этот неназванный депутат лично проводил сына в аэропорт, чтобы убедиться, что его выпустят из страны.

Некоторые дети богатых и власть имущих чувствуют себя застрахованными от мобилизации — как, например, сын пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова Николай. Впрочем, в путинской элите есть и те, кто готов воевать. Один из наших собеседников заверил, что пойдет на фронт, если получит повестку. Мотивы своего решения он объясняет чувством долга («А что, бежать как трус?») и необходимостью «освободить Украину от нацизма». Публично о своем намерении пойти на фронт заявили несколько депутатов, сенаторов и членов региональных парламентов.

Общество в реальности не в едином порыве поддерживает войну, а поляризовано, считает руководитель одной из госкомпаний: «У нас даже внутри организации люди с полярными мнениями. Кто-то проклинает все на свете, а некоторые планируют создавать ЧВК. У нас обнаружилось несколько людей с востребованными военно-техническими специальностями, даже снайперы есть».

Кремль готовится к затяжной войне

Несмотря на войну и мобилизацию, обычная работа в российских министерствах и ведомствах продолжается. Чиновники пишут законы и подзаконные акты, ходят на совещания. Перед ними стоит вызов, как адаптировать экономику к условиям военного времени.

То, что Кремль не собирается вскоре заканчивать войну, хорошо видно из проекта федерального бюджета на 2023-2025 годы. Благодаря этому документу стало известно, что расходы на армию в этом году в России составят почти 5 трлн рублей, а не 3,5 трлн как планировалось. В последующие годы они также будут существенно больше плана. Одновременно Кремль кардинально наращивает расходы на полицию и Росгвардию, видимо опасаясь массовых протестов в стране. По нашим расчетам, Россия в 2022-2025 гг. потратит на войну в Украине и восстановление аннексированных территорий как минимум 7,7 трлн рублей (около $110 млрд).

«Путин всегда выбирает эскалацию. И дальше при любых неприятных развилках будет выбирать эскалацию вплоть до ядерного оружия»

«Мы переходим на экономику военного типа. Все, что связано с развитием — инфраструктура, образование, здоровье — все это уходит на второй план», — поясняет собеседник в министерстве финансов. По его словам, смотреть на цифры бюджета на 2024-2025 годы смысла нет, так как прогнозировать ситуацию можно максимум на несколько недель вперед.

«Сейчас уже всех накрыло и всем понятно, что война нескоро кончится и затронет каждого», — говорит собеседник, регулярно бывающий на совещаниях в администрации президента. В ближайшие месяцы ситуация будет только обостряться, уверен другой высокопоставленный источник, близкий к Кремлю: «Конфликт должен дойти до точки, после которой стороны сядут за стол и будут договариваться». Он, как и почти все наши собеседники, лишь надеется, что удастся избежать ядерной войны.

«Путин всегда выбирает эскалацию. И дальше при любых неприятных развилках будет выбирать эскалацию вплоть до ядерного оружия», — прогнозирует источник, близкий к правительству и много лет работавший с Путиным.

Каждый сам за себя

Но невзирая на осознание приближающейся катастрофы среди российских элит никто уже давно не пытается убедить Путина остановить войну. Если в первые месяцы в его окружении отдельные люди типа многолетнего соратника Путина, председателя Счетной палаты Алексея Кудрина осторожно пытались объяснить ему последствия его решений для своей сферы ответственности, то сейчас нет даже этого. Путин по-прежнему в непубличных разговорах как заведенный повторяет мантру про то, что Россия в окружении врагов, и про козни НАТО, и говорить с ним бесполезно, рассказывают наши собеседники.

Все приспосабливаются. Тот же Кудрин решил уйти с госслужбы и вовсю занят согласованием с Кремлем условий раздела крупнейшей российской технологической компании «Яндекс». Ее основатель, миллиардер Аркадий Волож не хочет возвращаться в Россию и намерен забрать из компании за рубеж технологии, связанные с беспилотным транспортом, облачным хранением данных и образованием. Если Кудрин согласует эту сделку с Кремлем, то получит по такой сомнительной с точки зрения коррупционного законодательства схеме долю в «Яндексе», которая стоит на бирже примерно $300 млн.

А весь «либеральный» финансово-экономический блок — глава ЦБ Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов, руководитель Сбербанка Герман Греф и другие — за последние полгода своими усилиями удержали обрушение российской экономики и, таким образом, рейтинга Путина. Самые консервативные слои как населения, так и элит, годами критиковали их за ориентированность на западные рыночные ценности, но с начала войны никто из них ни разу не показал своего несогласия с действиями Путина. Но в то же время при оценке поведения путинского «либерального» блока нужно держать в голове хотя бы тот факт, что одного из его членов — ректора президентской РАНХиГС Владимира Мау — этим летом чуть не посадили в тюрьму.

С объявлением мобилизации внутри российских элит ситуация станет еще хуже с точки зрения перспектив выражения какого-либо недовольства, уверены наши собеседники. Если в первое время после начала войны раздавались хоть какие-то редкие голоса против, кто-то увольнялся, то теперь, когда война пришла в каждый дом, они будут бояться еще сильнее. Накануне решения аннексировать украинские территории, кажется, только один человек в высших эшелонах власти — судья Конституционного суда Константин Арановский — осознал, к каким катастрофическим последствиям это приведет, и решил уволиться.

Но никакой искренней поддержки войны среди российского истеблишмента — его гражданской части — на самом деле нет, уверен топ-менеджер одной из крупнейших частных компаний, знакомый премьера Мишустина: «Все эти сравнения с Великой отечественной войной в публичном пространстве от чиновников есть только потому, что от них это хотят слышать. И это защитная реакция людей. Раньше были те же чиновники, которые говорили, что вот есть начальник (так некоторые представители российского истеблишмента называют Путина — Faridaily) и он консолидирует общество. Сейчас все понимают, что это не так. Но переобуться быстро люди не могут».

«Настроение у всех примерно такое, какое было у Козака на Совбезе перед началом войны», — продолжает собеседник. Он рассказывает, что среди сотрудников его компании напряжение по поводу войны сильно. Но, по его словам, они уже перестали задаваться вопросом «как это могло произойти?», а пытаются «как-то вырулить в рамках очерченных красных линий». «Это проблема нашего общества, что мы все пытаемся куда-то вырулить, а не протестовать», — признает он.

Другой человек, в руководстве одной из крупных госкомпаний, называет это самоощущение «поразительной обреченностью». «Люди готовы вести на убой детей, мужей, сыновей. Это прямо зло. А те, кто принимает решения, вообще живут за болевым порогом. Людям нужны уже не психотерапевты, а психиатры». Свое собственное возвращение из летнего отпуска этот собеседник описал как «возвращение в тюрьму».

Говорящей кажется такая история. На Восточном экономическом форуме, который проходил во Владивостоке 5-8 сентября и на который традиционно приезжает Путин и солидная делегация из Китая, в первый день «все жестко набухались». «Половина утренних сессий не досчиталась спикеров. Это к вопросу о том, как все себя чувствуют», — рассказывает один из участников форума.

Путин по-прежнему в непубличных разговорах как заведенный повторяет мантру про то, что Россия в окружении врагов, и про козни НАТО, и говорить с ним бесполезно

Когда напрямую задаешь вопрос, почему бы внутренне несогласным с войной людям во власти — пусть не первым лицам, а рангом ниже — не уволиться и не уехать, многие говорят, что технически возможность для этого есть, но они не рассматривают этот вариант. «Можно купить билет в один конец. А дальше что? Куда и зачем, кем работать? С собой больше 10 тысяч не увезешь» — рассуждает высокопоставленный собеседник, близкий к правительству.

Многих держит семья, недвижимость, деньги. Согласно последним опубликованным данным, средняя зарплата федеральных госслужащих составила по итогам 2020 года 147 тысяч рублей. Чиновники говорят, что только средняя зарплата в администрации президента и аппарате правительства – около 250-300 тысяч рублей, что по нынешнему курсу эквивалентно 4-5 тысячам долларов. И это только зарплаты. «В госсекторе сейчас очень много денег. Госкомпании предлагают топ-менеджерам ушедших западных компаний зарплаты в 1,5-2 раза больше, чем у них было. Плюс входной бонус в несколько миллионов рублей», — рассказывает бывший федеральный чиновник.

Еще в России многих держит вера в то, что война скоро закончится. «Даже сейчас люди пытаются думать, что может это все временно. Что сейчас все так эскалируется и это хорошо, так как быстрее закончится», — говорит собеседник в одной из крупных частных компаний, много общающийся с чиновниками.

Но есть люди, которые все же уезжают. Без демаршей, решив все свои дела - выведя деньги и разобравшись с недвижимостью и другим имуществом. Оформление документов, дающих право жить в другой стране, тоже занимает время. «Сейчас модно получать израильское гражданство. В юго-восточную Азию тоже переезжают люди», — рассказывает близкий к правительству человек, лично знакомый с уехавшими. 

Опрошенные нами собеседники во власти — как сторонники военной операции в Украине, так и внутренне не согласные с ней — с трудом могут ответить на вопрос, о конечной цели войны и ее возможных исходах. «Я четко понимаю, что мы должны победить. Это единственный возможный вариант. И все, что для этого нужно, сейчас уже надо делать. Мы уже в этой истории, мы выйти можем только двумя путями», – говорит высокопоставленный госслужащий.

На вопрос, что будет в случае, если Россия проиграет он отвечает, что не может себе такого представить. Другие наши собеседники, поддерживающие войну, в ответ на этот вопрос лишь повторяют нарратив, который пропаганда вбивает в мозги россиян: Запад хочет уничтожить Россию и поражение в войне с Украиной будет означать распад страны.

Поделиться
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+