Около 11 утра 14 июля российская армия нанесла ракетный удар по центру украинского города Винницы, расположенного в 400 километрах от зоны боевых действий. Погибли не менее 23 человек, в том числе трое детей. Почти 200 человек обратились в больницы за помощью после удара. 

Обстрел был совершен, когда на площади в центре города было много людей. Ракеты попали в офисное здание, Дом офицеров, жилые дома и парковку. «Спросила у МО [Министерства обороны России], куда ударили в Виннице. Ответ: „В Дом офицеров, там был временный пункт размещения нациков“», — написала глава пропагандистского медиа Russia Today Маргарита Симоньян. 

Позже Минобороны России сами прокомментировали удар по «гарнизонному дому офицеров»: «Там в этот момент проходило совещание командования украинских ВВС с представителями иностранных поставщиков вооружений. В результате удара участники совещания уничтожены».

«Важные истории» рассказывают, кого на самом деле уничтожила российская армия в разгар дня в центре мирного города — детей, врачей и музыкантов. 

«Он прожил классную жизнь. Даже если такую короткую, то она у него была офигенная»

Евгений Коваленко, звукорежиссер

Евгений приехал в Винницу участвовать в благотворительном концерте певицы Роксоланы. За неделю до этого он сделал своей девушке Дарине предложение. Ему было 25 лет. Дарина рассказывает про то, каким был Женя:

«‎Познакомилась я с ним, когда мне было 17 лет. И вот всю свою сознательную жизнь мы провели вместе, строили много планов. Он был амбициозный в своей жизни во всех аспектах этого слова. Сейчас с друзьями сидим и обсуждаем все истории и просто понимаем, что Женя – это человек без проблем. Он всегда или быстро их решает, или у него их нет. Он душа компаний, но на первом месте, к счастью или к сожалению, у него всегда была его работа.

Евгений Коваленко с девушкой Дариной
Евгений Коваленко с девушкой Дариной
Фото: Instagram

Когда началась война, он впал в небольшую депрессию: у него же работа в развлекательной сфере, это все прекратилось. Меня он отправил за границу, зарабатывать деньги, сам оставался здесь. Он не хотел уезжать, хотя мог, у него была возможность. Со временем — работы нет — начал падать духом и решил поехать на заработки. Он поехал в Чехию, я была в другой стране. Мы построили с ним план: я работаю до конца месяца, а дальше мы с ним едем вместе из Чехии в Украину на машине. Наконец-то! Сто двадцать дней мы не виделись. 

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Мы будем присылать вам честные истории о войне, России и не только

У нас все было спланировано, у меня уже был билет на самолет на 5 июля. И тут он мне звонит буквально за пару дней: „У меня с 6-го благотворительный тур в Украине“. Ему предложили эту работу, я его всячески пыталась отговаривать, хотя понимала, что это невозможно. Наконец-то любимое дело, которое ожило, его команда, его жизнь! 

Я приняла решение тоже поехать в Украину. Пока он будет в туре, проведать близких. Знаете, я за Женю всегда была уверена, это человек-мозги. Главное хочу сказать: он никогда не пренебрегал тревогами. У меня с ним была договоренность, что на период этого тура каждую тревогу мы созваниваемся, идем в укрытие.

14 июля я проснулась от того, что у меня зазвонил телефон с тревогой в 10:06. Я пошла в ванную, начала звонить Жене. Он уже не брал трубку. Я захожу в новости, читаю, что было три прилета в Винницу. Женя мне кидал график гастролей, я его открыла. Он был в Виннице. 

Пошли новости, что попали в гражданское [здание]. Приезжает мой папа, говорит: „Да это Женя, ты что, его не знаешь? Он сто процентов сидит в укрытии! Ты же видишь, гудки то идут, то нет“. Чтобы вы понимали, если он порежет палец — там уже [набирает] 103, промываем рану 10 раз. 

«Периодами накрывает, потому что я не знаю, что дальше с собой делать. У меня не разложен чемодан. Я готовилась к нашей встрече, записалась на стрижку, думала, буду красивая… Мы так долго не виделись».
Дарина
Невеста погибшего Евгения Коваленко

Наконец его коллеги мне ответили: Женя в больнице с осколочным ранением. У меня сердце в пятки, я думаю: „Ну пофиг, без рук, без ног, хорошо, что в реанимации“. Он крепкий, 110 килограмм, мужичок прям!

На телефон Жене я звонила, никто не отвечал, потому что я у него записана „Дарина“. Ответили его маме. Взяла медсестра и сказала: „Приезжайте на опознание“. Он умер от взрывной волны. Это была молниеносная смерть. Потом начался пожар. Тело обгорело. Я не верю в это все, пока не увижу.

Он окружил себя невероятными людьми в этой жизни. Он был профессионалом, хорошим другом, хорошим парнем, мужчиной. Я никому не пожелаю такого испытать. Потому что это не должны испытывать люди. Люди не должны умирать от ракет. У меня нет никакой злобы. Я думала, что я буду обозленная — нет ничего. Он как будто в меня вселился, я настолько спокойная. Периодами накрывает, потому что я не знаю, что дальше с собой делать. .

Мы успели увидеться в Чехии по пути в Украину. Когда мы ехали в машине, он мне говорит: „Уже много времени прошло, кольца у меня, сорри, нет, заработаю, но давай уже замуж за меня выходи!“. Пятого числа в Ивано-Франковске он посадил меня на поезд, поцемал и сказал: „Увидимся в понедельник“.

Он прожил классную жизнь. Даже если такую короткую, то она у него была офигенная. Я буду держаться, потому что он так не любит, когда я плачу»‎.

«Чтобы спасти его руки, врачи сделали надрезы: так кожа меньше лопается»‎ 

Павел Ковальчук, детский невролог

Анна Ковальчук — невролог в винницкой областной больнице. Сегодня среди ее пациентов много пострадавших после ракетного обстрела. Пока Анна помогает пациентам, в другой больнице за жизнь борется ее сын Павел. 

«Работа помогает мне переживать то, что произошло, — объясняет мать Павла. — Но сейчас дорабатываю и сразу поеду к нему. Нам очень важно пережить эту ночь. Угроза для жизни еще есть».

Павел Ковальчук
Павел Ковальчук
Фото: Вконтакте, Нейромед

Павел Ковальчук — один из лучших детских неврологов Украины, член международных ассоциаций, преподаватель в университете и на образовательных вебинарах. «Сегодня в Виннице проходит конференция по детской неврологии, которую он организовал. На нее приехали докладчики из Киева. Вместо выступления Павла на конференции включали записанное им видео», — рассказала Анна‎ Ковальчук.

Вспоминать о дне обстрела Анне тяжело: «Утром никаких предчувствий не было. Но когда только прилетела ракета и сказали про Дом офицеров, я все поняла. Знала, что он рядом работает. Пыталась ему звонить на все телефоны, у него много разных номеров. Ни один не отвечал. Его жена сразу побежала к его работе. У нее началась паника, когда она увидела то место». 

О том, что сын выжил, но попал в реанимацию, Анна узнала от знакомых: «Мне позвонила моя коллега, у нее дочь работает в реанимации. И она его узнала. Тогда я уже поехала в реанимацию. Меня к нему не пустили». 

«Очень большой процент ожога. Чтобы спасти его руки, врачи сделали надрезы: так кожа меньше лопается».
Анна Ковальчук
Мама раненого детского невролога Павла Ковальчука

Женщина смогла увидеть сына, когда его перевели в ожоговый центр. «Он держался молодцом, улыбался, хотел нас поддержать. Но я же знаю, каково это. У него больше всего пострадали руки, еще очень сильно спина, ноги, лицо полностью. Очень большой процент ожога. Чтобы спасти его руки, врачи сделали надрезы: так кожа меньше лопается. Завтра будет операция, после нее будет понятнее, что с его состоянием», — рассказывает мать Павла.  

«Две его коллеги погибли, а еще одна сейчас в очень тяжелом состоянии. Я ее знаю, она тоже невролог. Ее вчера оперировали, была ампутация двух ног», — рассказывает Анна. О гибели коллег Павел еще не знает: «Он сейчас в сознании, спрашивает о коллегах. Но я пока не хочу ему говорить, он и так сильно переживает за всех. А у него состояние очень тяжелое, еще не знаем, что дальше будет. Он сейчас старается всех поддерживать, все переводит в шутку, но я знаю, как ему тяжело». 

Анне сейчас тоже очень тяжело: «Он мой единственный сын, он самый лучший! Мы живем вместе. Друг друга поддерживаем после начала войны. Он за все переживает: последнее время почти всю зарплату переводит на ЗСУ (Вооруженным силам Украины.Прим. ред.). Много работал: к нему постоянно были записи, он был востребован. Надеюсь, что и будет. Я понимаю, что нужно лечение, нужно время. Главное, чтобы был живой». 

Во время удара в клинике «Нейромед», где работал Павел, погибли администратор Екатерина Гула и менеджер Татьяна Харченко. «Не стало моей Катюши. Ей теперь навсегда 24», — написал брат Екатерины, журналист Юрий Гула в соцсетях. Коллега Павла, невролог Наталья Фальштинская находится в тяжелом состоянии в больнице. Среди погибших есть и пациенты.

Обновление от 2 августа

Врачи не смогли спасти Павла Ковальчука. После двадцати дней борьбы за жизнь он скончался в больнице в Кракове. Павел стал 28-м погибшим после российского удара по Виннице

«По этим телам сделали ДНК-тест и подтвердили, что, это они»  

Виктория Рекута, стоматолог, и ее семилетний сын Максим Жария 

Виктория с Максимом жили в Теплике — поселке городского типа в 115 километрах от Винницы. На утро 14 июля у них была запись в винницкую клинику «Нейромед». Как раз во время приема центр города попал под ракетный удар.

«‎Когда начались обстрелы города, я думала, что это где-то грузовик разгружается — даже до Теплика доходил грохот. Никто не мог подумать, что будут обстреливать Винницу — тут же никаких [военных] действий не велось, тем более в центре города»‎, — рассказывает двоюродная сестра Виктории Лиана Мальшакова.

Виктория Рекута с сыном Максимом
Виктория Рекута с сыном Максимом
Фото: Facebook

По словам Лианы, когда начались обстрелы, отец и мать Виктории начали звонить дочери, но дозвониться не смогли. Отец Виктории приехал в Винницу и смог опознать дочь по браслету на руке: тела девушки и мальчика обгорели до неузнаваемости. «Вчера по этим телам сделали ДНК-тест и подтвердили, что это они‎», — рассказала Лиана. 

«Виктория — очень хороший и добрый человек. Ее у нас в Теплике много кто знал, она работала стоматологом. Как специалист — очень ответственный. Жалко только, что бог забирает лучших‎, — добавляет Лиана. — Максим должен был идти во второй класс. Еще не прошло и месяца с его дня рождения. Ему исполнилось 7 лет. Он очень любил рисовать, был энергичным мальчиком».

Похороны Виктории и Максима запланированы на 16 июля. «‎Сегодня вечером должны были уже везти их в село Малая Мочулка, к родителям Виктории, но их тела задерживаются из-за дополнительной ДНК-экспертизы»‎, — рассказывает двоюродная сестра погибшей.

«‎Он сейчас находится в больнице, а его звукозаписывающая студия, в которую он столько вложил, разрушена»‎ 

Андрей Музон, звукорежиссер (DJ Andrey Muzon)

«Андрей много лет занимается музыкой. Он известный диджей не только в Виннице, но и по всей Украине. В Доме офицеров, куда попала ракета, у него была своя студия звукозаписи», — рассказывает его подруга, певица Элина Мбани. В момент удара Андрей со своим другом-музыкантом отъезжали на машине от студии на благотворительный концерт для военнослужащих. Друг Андрея погиб. 

«Андрея ранило, он сейчас находится в больнице, а его студия, в которую он столько вложил, разрушена. Мне очень страшно, потому что я могла быть с ним в тот момент. Я записывала с Андреем мой новый альбом. И как раз вчера мы с ним связывались: мы буквально пять дней назад закончили работу над нашим альбомом», — продолжает Элина.

Андрей Музон
Андрей Музон
Фото: Instagram

«Дом офицеров, [куда целилась российская армия], — это, можно сказать, дом, у которого с офицерами нет ничего общего. Там вокалом, музыкой занимаются дети, есть хор, секция карате. Постоянно проходят разные концерты как известных артистов, так и артистов нашей области и Винницы. В доме быта «Юбилейный», в который тоже попали ракеты, очень много всяких офисных центров, там ремонтируют часы, занимаются тканями, есть парикмахерская, медицинский центр, «Фотоимперия», сбоку кафе, в котором всегда очень много людей. 

Ракета попала в самый центр, в самое сердце Винницы. В одиннадцать часов дня. Тогда, когда там больше всего людей. На остановке, например. Это центральная транспортная развязка: и трамваи, и троллейбусы, и маршрутки. И очень пешеходное место, в котором постоянно много детей, которые гуляют, школы близко. У меня нет слов, чтобы описать свои эмоции от того, что произошло. Это просто терроризм».

Друзья собирают средства на лечение Андрея и восстановление его студии на карту по номеру: 5168742724550219

«‎Никто не знает, когда конец»‎ 

Ирина Дмитриева, дизайнер, и ее 4-летняя дочка Лиза

За полтора часа до ракетного удара 33-летняя жительница Винницы Ирина Дмитриева опубликовала сторис, как ее дочка Лиза катит свою коляску по улице. Они шли на развивающие занятия: у четырехлетней Лизы был синдром Дауна. После удара Лиза погибла на месте, Ирине оторвало ногу, она попала в реанимацию в тяжелом состоянии. Страшное фото погибшей Лизы рядом с ногой ее мамы облетело весь мир. Супруга президента Украины Елена Зеленская вспомнила, что Лиза снималась в ее рождественском ролике в 2021 году. «Маленькая озорница успела разрисовать за полчаса красками не только себя, свое праздничное платье, но и всех других детей, меня, операторов и режиссера», — написала первая леди. 

Ирина Дмитриева с дочерью Лизой
Ирина Дмитриева с дочерью Лизой
Фото: Instagram

Ирина вела блог в Instagram, где рассказывала о воспитании дочки с синдромом Дауна. Несколько дней назад она выложила их фотографии в сиреневых платьях на лавандовом поле. «Мне приятно, что я — главный пример для своего ребенка, — писала Ирина. — Она копирует все — танцы, движения, позирование перед зеркалом. Я занимаюсь спортом — она также, крашусь — повторяет. Правильно говорят, что воспитывать нужно себя». 

Ирина родом из Винницы, но жила и работала в Киеве дизайнером в издательстве. После начала войны они с дочерью уехали в Винницу, к маме Ирины. Ей казалось, что там будет безопаснее. От линии фронта до Винницы около 400 километров. 

«Война — это тоже, получается, жизнь, — рассуждала Ирина в своем блоге. — Раньше я думала — как люди во время войны могут встречаться, продолжать работать, танцевать, создавать семьи, пить кофе и смеяться. Сейчас понимаю — жизнь продолжается. Очнувшись от шока, привыкаешь к окружающим событиям, берешь себя в руки и начинаешь жить по-новому, в новых условиях. Никто не знает, когда конец, поэтому нужно жить сейчас. Не знаешь, где будешь завтра и что случится. Сегодня мы живем».