Клубника, пистолет, иномарка и другие способы выживания
Россияне возвращаются к промыслам «лихих 1990-х»
Дата
24 июн. 2022
Клубника, пистолет, иномарка и другие способы выживания
Фото: Rupert Oberhaeuser / Caro / Scanpix / LETA

Впереди непростые времена. Доходы россиян начинают падать, работы становится меньше, а найти ее сложнее. Раз нет надежды на зарплату, люди вспоминают промыслы, помогавшие им выживать в «лихие 1990-е». Перегонка иномарок, торговля с кузова во дворах, челночный ввоз одежды и разной нужной в хозяйстве ерунды — всё, что Россия вроде бы оставила в прошлом, теперь снова становится настоящим.

Деревня прокормит

У жителя подмосковных Мытищ, 40-летнего менеджера завода стройматериалов Андрея жена в марте потеряла работу бухгалтера в иностранной юридической фирме. Сейчас выплаченная компенсация заканчивается, новую работу она не нашла, и семья решила заняться мелкой торговлей.

«Долго размышлять не стали. Я с отцом еще 11-летним ребенком в начале 1990-х ездил на наших „жигулях“ в деревню, как мы тогда говорили, „за харчами“. Зимой приезжали к знакомым под Рязань, они забивали бычка или свинью, мы грузили тушу в машину, рубили дома на кухне. Половину брали себе, а вторую продавали по кускам с машины во дворе», — вспоминает Андрей. Продавать надо было в два-три раза дороже, чем купили, чтобы отбить расходы на поездку, цену своего мяса и немного заработать. Потом ездить стало невыгодно — в стране появлялись крупные животноводческие комплексы и, например, свинина в магазинах стала стоить чуть ли не дешевле, чем можно было купить в деревне.

Осечек пока не было: 5-килограммовые ящики с клубникой уходили по 1400 рублей при закупочной цене в 900 рублей, а чистая прибыль с рейса превышала 150 тысяч рублей

Сейчас Андрей решил усовершенствовать давнишнюю схему. Во-первых, ездить не зимой, а летом, во-вторых, не столько обеспечивать себя, сколько зарабатывать. Решили продавать фрукты и овощи, которые сейчас даже весной и летом стоят дорого. «У нас много родственников и друзей на Кубани, и мы понимаем, что такого качества фрукты-овощи, как они там у себя выращивают, в Москве даже не видят обычно. В магазинах совсем другой вкус», — объясняет Андрей. Главная причина, по его мнению, в том, что многие вкусные сорта, выращиваемые в частных хозяйствах, плохо выдерживают перевозку, и крупные производители отдают предпочтение более надежной продукции: «Например, вкуснейшие таманские арбузы до Москвы не доезжают — они с тонкой коркой, их в фуре не потрясешь, лежат они максимум две недели, потом гниют. Так что большим оптовикам проще закупиться под Астраханью местными неубиваемыми сортами».

В мае Андрей сделал на своем Ford Transit пять рейсов в Краснодарский край за клубникой: «Находить покупателей благодаря современным технологиям проблем нет. Собирал в WhatsApp- и Telegram-чатах подмосковных жилищных комплексов предварительные заказы, загружал пару тонн ящиков с клубникой, привозил на парковку, раздавал забронированное и продавал остатки всем желающим». 

Осечек пока не было: 5-килограммовые ящики с клубникой уходили по 1400 рублей при закупочной цене в 900 рублей, а чистая прибыль с рейса превышала 150 тысяч рублей, говорит Андрей. Сейчас он возит из Краснодарского края черешню — примерно с такой же рентабельностью, и сыры «Джерси» и «Горгонзола» с семейной кубанской сыроварни — там прибыли еще больше. И готовится к рейсам в Крым — за бахчисарайскими персиками, ялтинским красным луком и татарскими колбасами.

Конкурентов Андрей сильно не боится: он много времени и сил тратит на поиск нормальных поставщиков и контроль качества «каждой ягодки». «Конечно, много таких, кто даже по знакомству готов и гнилье подсунуть, и по весу обсчитать. Ну и во вкусе и правилах транспортировки надо разбираться. Например, те же персики не терпят сырости: если в дождь соберут хоть несколько штук, весь ящик за два дня сгниет. А если оставить машину под солнцем, то весь товар завянет», — делится он профессиональными секретами.

Андрей работает неформально: «Очень надеюсь, что налоговой и прочим контролерам пока будет не до меня». 

Так в 1990-е выглядел формат «магазин у дома». Сегодня он может обрести второе дыхание
Так в 1990-е выглядел формат «магазин у дома». Сегодня он может обрести второе дыхание
Фото: Olaf Jandke / Caro / Scanpix / LETA

Китай поможет

Светлана с мужем, 70-летние пенсионеры из Москвы, сейчас изучают сайты и соцсети, чтобы понять, когда где в центральной России отмечают День города, и распланировать на лето и начало осени поездки на эти праздники.

Собираются они туда не отдыхать, а работать.

До конца 2000-х пара на своем Nissan Almera объездила чуть ли не всю европейскую часть страны, от Вышнего Волочка до Сызрани — с багажником, забитым водными пистолетами, наклейками, разнокалиберными мячиками и воздушными шариками, каталками, гремелками, свистелками и прочими некрупными детскими игрушками. «Мы узнавали, когда где будет День города — а они в соседних городах идут один за другим, приезжали в центр, ставили на праздничной ярмарке свой раскладной столик и торговали с утра до вечера. Детских магазинов там тогда было немного, так что у нас все отлично раскупали», — вспоминает Светлана. Так они удовлетворяли и свою страсть к предпринимательству, которым начали заниматься еще в Советском Союзе (то гладиолусы выращивали, то кроликов разводили), и желание путешествовать. «Получалась условно плюс зарплата», — говорит Светлана.

В конце 2000-х они оба вышли на пенсию, и поездки постепенно сошли на нет. Сбережений и пенсии вполне хватало на безбедную жизнь, да и посмотрели уже в России все, что хотели, и стали осваивать зарубежные направления. Но теперь все меняется: «Опять становится тревожно за свои доходы — и что с вкладами будет, непонятно, и пенсии перестает хватать на все, к чему привыкли, да и за границу не очень-то поедешь. А силы пока есть, машина в наличии, так что решили тряхнуть стариной и покататься хотя бы по Центральной России», — рассуждает Светлана.

С исчезновением Lego и Barbie недорогие китайские мячики, свистелки и гремелки должны стать востребованными

Возможности для заработка открывает еще и то, что многие крупные иностранные поставщики игрушек, например Lego и PlayMobil, а также производитель кукол Barbie, фирма Mattel, перестали завозить свою продукцию в Россию, и магазины распродают складские запасы. Так что должны быть востребованы аналоги.

Запасов хватит еще на три-шесть месяцев, а потом возможен дефицит игрушек западных брендов, признавался в апреле президент сети товаров для детей «Кораблик» Алексей Зуев. Но им найдется замена, ведь 90 % всех развлекательных детских товаров производится в Китае.

Пенсионеры с ретейлером согласны. Они заказывают китайские игрушки на Aliexpress — в этом им помогают родственники из Казахстана. Если адрес доставки указан в Казахстане, то покупку можно оплатить с долларового счета пенсионеров — им это куда выгоднее, чем платить рублями по внутреннему курсу Aliexpress, который 21 июня превышал 66 рублей за доллар при биржевом курсе 56 рублей. Потом помощники пересылают покупки Светлане в Москву. «Мы выигрываем так процентов 15 в цене, а потерь по времени, по моему ощущению, вообще нет», — рассказывает она. Что касается качества, то Светлана говорит, что размещает заказы только у продавцов с хорошими отзывами, готовыми показать покупателям документы о сертификации товаров для китайского рынка. А у некоторых и для России документы есть. 

Так в 1990-е выглядел формат «магазин товаров для дома». У него тоже теперь большое будущее
Так в 1990-е выглядел формат «магазин товаров для дома». У него тоже теперь большое будущее
Фото: Olaf Jandke / Caro / Scanpix / LETA

Made in ne Russia

Made in Italy, Made in France — спрос на ярлыки для одежды с такими надписями в последние месяцы резко вырос, рассказывает менеджер компании по продаже товаров легкой промышленности: «Раз в сто, наверное. Напечатать на ярлыках можно любой текст, но у этой продукции такая популярность была только в 1990-е». Лет 25 назад даже весьма качественные российские швейные и трикотажные производства не стеснялись помечать такими этикетками свою продукцию, вспоминает собеседник: «Причем это были не дешевые подделки — они сами что-то дизайнерили, часто весьма успешно, но просто для престижа и лучших продаж выдавали это все за импортную продукцию».

Потом эта практика сошла на нет. С одной стороны, наши производители перестали стесняться указывать на этикетках российское происхождение товара, с другой — европейские и американские модные бренды пришли в Россию, открыли здесь свои магазины, после чего полиция начала проводить рейды по складам и магазинам в поисках контрафакта.

«Видимо, сейчас, после того как свои магазины в России закрыли крупнейшие компании модной индустрии — H&M, Inditex, Uniqlo, а также большинство люксовых брендов, потребители будут готовы экспериментировать с неизвестными брендами», — рассуждает собеседник «Важных историй». В те мультибрендовые магазины, которые, по идее, заменят как минимум часть закрывшихся, проще будет поставлять одежду неизвестных брендов или с неподтвержденной историей происхождения, тем более что правительство разрешило параллельный импорт одежды, а значит, к сопроводительным документам будет меньше вопросов, объясняет он. После 24 февраля в России, по данным Fashion Consulting Group, прекратило работу около 45 иностранных фешен-брендов.

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Чтобы правда оставалась в России ходовым товаром

Больше разной одежды и меньше диктата больших брендов — это хорошо, с энтузиазмом заявляет 50-летняя Ирина из Новосибирска. В прошлом она арендатор павильона в одном из торгцентров Санкт-Петербурга, а в настоящем — менеджер одного из закрывшихся магазинов Adidas в Новосибирске. «Нас пока не сокращают, но, похоже, перспектив на этой работе немного, учитывая сложности с прямыми поставками от производителя. Хотя компания и придумывает схему поставок через Турцию, но, очевидно, как минимум часть магазинов будет закрыта и, скорее всего, продажи снизятся из-за сложной логистики», — предсказывает она.

Теперь Ирина планирует вернуться к старому бизнесу. Она уже договорилась об аренде павильона в Москве в торговом комплексе «Савеловский» и будет вновь сама возить сюда одежду из Италии, как делала 15 лет с 1997 по 2012 год. Мать и сестра Ирины давно живут на севере Италии, поэтому она хорошо изучила продукцию местных производителей: «Я всегда была в восторге от итальянских локальных брендов и семейных мастерских. Считаю, что имеет смысл возить именно их — они в разы дешевле больших брендов, а качество волшебное. Только в Трентино и Южном Тироле около 30 кожгалантерейных и обувных производств и 20 швейных и трикотажных. Только там можно купить майку из тончайшего трикотажного кружева и носить ее 15 лет, как я делаю, потому что с ней вообще ничего не происходит, хотя, казалось бы, это вещь на сезон. А местные ботинки из золотистой замши я ношу уже лет семь — и их даже наша российская слякоть не берет».

Модным бизнесом Ирина перестала заниматься из-за того, что рынок в больших городах захватили большие бренды и ретейлеры, а сейчас, по ее мнению, санкции вновь сделают востребованной продукцию маленьких производителей, у которых никогда не было ни сил, ни амбиций завоевывать российского потребителя. 

В том, что продавать эти супербренды она будет на рынке, а не в современном торговом центре, Ирина никакой проблемы не видит: «В Италии эта продукция спокойно продается на рынках и ярмарках — к ним там совсем другое отношение, их любят, ими пользуются. В городке Тарвизио, где живут мои родственники, местный рынок, вещевой, как бы у нас сказали, вообще историческая достопримечательность, ему больше ста лет». 

После того как из России ушли основные контейнерные компании, в логистике вновь становятся востребованными проверенные в 1990-х челночные технологии перемещения грузов
После того как из России ушли основные контейнерные компании, в логистике вновь становятся востребованными проверенные в 1990-х челночные технологии перемещения грузов
Фото: Rupert Oberhaeuser / Caro / Scanpix / LETA

Иномарки вывезут

Большие возможности открываются для перекупщиков автомобилей. Автопром стал одной из самых пострадавших от санкций отраслей: почти все иностранные концерны остановили импорт в Россию машин и запчастей, поставки и производство почти остановились, цены взлетели, а продажи рухнули в шесть раз. Так что доставка машин с пробегом снова становится актуальным бизнесом.

В среде автомобильных дилеров и логистов это стали обсуждать еще во время пандемии, когда новые автомобили в России подорожали намного сильнее, чем в других странах, — на 40 % за 2021 год против примерно 20 % в среднем по миру, вспоминает владелец крупной дилерской компании, торгующей и подержанными машинами: «Ради этой разницы стоило повозиться с перегоном автомобиля даже при высоких таможенных пошлинах».

Уже к прошлой осени средневзвешенная цена нового автомобиля, по данным агентства «Автостат», превысила два миллиона рублей, теперь же даже рекомендованные цены выросли по сравнению с прошлогодними процентов на 40, а местами удвоились: сегодня два миллиона рублей — это цена весьма скромной иномарки, продолжает собеседник. Но главная проблема — дефицит машин. Дилеры продают старые запасы, которых хватит где-то на два-три месяца (у немецких и японских брендов, особенно премиальных), а где-то до конца года (у корейских и китайских брендов). Спрос при таких ценах минимальный: некоторые дилерские центры продают один-два новых автомобиля в месяц.

При этом в параллельный импорт новых автомобилей дилеры пока не верят, в первую очередь потому, что современные системы позволяют сделать максимально неудобной, а то и вообще заблокировать эксплуатацию в России автомобиля, проданного дилером на другом региональном рынке, например в Грузии или Казахстане. Эти каналы подойдут для ввоза люксовых авто, владельцы которых будут готовы переплатить миллион-другой за решение подобных проблем. 

Сегодня бюджетная иномарка стоит уже около двух миллионов рублей, да и та в дефиците. Это значит, что на рынок хлынут подержанные машины

С подержанными машинами такой проблемы нет. Поэтому возобновляется ввоз автомобильного секонд-хенда через порты Дальнего Востока. Снова вырастет доля праворульных автомобилей, особенно в восточных регионах страны, уверены опрошенные нами автодилеры.

Процесс уже пошел. В марте на учет в Дальневосточном федеральном округе, по данным «Автостата», встало 31 686 автомобилей с пробегом, на 23 % больше, чем в феврале. В апреле импорт упал из-за логистических санкций, но на учет все равно поставили 24 633 штуки. В мае логистика стала налаживаться и только из Японии в порты Дальнего Востока привезли 20 000 праворульных автомобилей, уверяет работающий там логист.

С его оценкой согласна предпринимательница из Владивостока Ирина. Она занимается самым разным бизнесом: у нее есть кофейня, продуктовый магазин, автосервис и логистическая компания. Начинала она в 1990-е со ввоза старых праворульных иномарок из Японии: «Сначала были перекупами — брали здесь с корабля машины, потом доставляли в Новосибирск и дальше — до Москвы и Питера. Затем стали сами покупать на аукционах и везти по полному циклу. Когда наше правительство стало бороться с правым рулем и вообще со ввозом автомобилей с пробегом (появились пошлины, утилизационный сбор), этот бизнес сошел на нет». 

Но полностью от него Ирина никогда не отказывалась — просто везла под заказ редкие, дорогие модели с левым рулем или что-то из Японии для любителей экзотики. Теперь автоторговый бизнес снова кажется ей очень перспективным. Ирина с марта уже ввезла по разным схемам в Россию почти 40 свежих автомобилей, около трети из них — с правым рулем. «Если еще пошлины снизят — а такие предложения есть, праворульные сюда потоком хлынут», — считает она. 

Поделиться
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+