В России 19 сентября завершились первые трехдневные выборы в Государственную Думу. По итогам голосования «Единая Россия» получила 324 места в нижней палате парламента, КПРФ — 57, ЛДПР — 21, СР — 27 и «Новые люди» — 13. При этом в выборах не могли участвовать многие оппозиционные кандидаты: большинство их них Центризбирком (ЦИК) не допустил из-за забракованных подписей избирателей, а также из-за связей с Фондом борьбы с коррупцией или штабами политика Алексея Навального (в июне их признали экстремистскими организациями, а с мая людям, состоявшим или сотрудничавшим с экстремисткими организациями, запрещено участвовать в выборах.Прим. ред.).

Тогда команда Навального призвала своих сторонников голосовать за кандидатов из списка «Умного голосования» — тех, кто не связан с «Единой Россией».

В этом году выборы впервые длились три дня. Представители движения «Голос» (внесено в список иноагентов. Прим. ред.), которые отслеживают нарушения на выборах, отметили, что такой режим работы изматывает членов избирательных комиссий и наблюдателей: к завершению голосования они теряют бдительность. Кроме того, среди наблюдателей в этот раз было больше сотрудников бюджетной сферы или административных учреждений, они фактически противодействовали наблюдению. Также «Голос» обратил внимание на жесткое сопротивление независимым наблюдателям со стороны членов избиркомов, иногда — с привлечением полиции. Число нарушений, о которых сообщили наблюдатели, перевалило за пять тысяч, следует из Карты нарушений «Голоса». 

Впервые на федеральных выборах в семи регионах — Москве, Севастополе, Нижегородской, Ростовской, Ярославской, Мурманской и Курской областях — можно было проголосовать онлайн. «Голос» отметил, что подобная система электронного голосования и подсчета голосов не прозрачна. Больше всего вопросов возникло к итогам выборов в Москве. Результаты электронного голосования в других регионах появились вечером 19 сентября, а в Москве — только на следующий день. Начальник управления по совершенствованию территориального управления и развитию смарт-проектов правительства Москвы Артем Костырко объяснил задержку так: «При расшифровке у нас получилась достаточно существенная относительно наших ожиданий задержка по времени, связано это с большим количеством транзакций, которые мы обрабатывали». 

Однако после объявления результатов электронного голосования во всех московских округах, где по итогам очного голосования выигрывали кандидаты от «Умного голосования», победу забрали провластные кандидаты.

«Такая гигантская разница в результатах голосования на „живых“ участках и онлайн-голосования не может быть правдой. Определять достоверность подсчета на участках мы можем, потому что в нем участвуют независимые наблюдатели. А вот электронное голосование — это в чистом виде черный ящик, который от нас сознательно скрывали более 12 часов», — написал кандидат Михаил Лобанов, который после подсчета электронных голосов проиграл «единороссу», телеведущему «России 1» и мужу Ольги Скабеевой Евгению Попову.

Пилы, колокол и кометные хвосты

Несмотря на то что ЦИК сделала все возможное, чтобы затруднить доступ к данным голосования (на каждой странице сайта с данными чиновники ввели капчу, а также трансформировали сами данные так, чтобы при их копировании с сайта пользователь вместо понятных цифр получал лишь набор хаотичных символов. —Прим. ред.), независимые аналитики и журналисты все равно смогли их собрать и проанализировать. 

Прежде всего мы обратили внимание на явку и процент голосов за того или иного кандидата. С помощью этих данных можно обнаружить подозрительные аномалии. Теоретический метод выявления фальсификаций на выборах основан на том, что значения явки и результатов голосования, как и многие процессы в нашем мире, подчиняются некоторым математическим законам. Просто скролльте вниз, сейчас объясним, как это устроено. 

Скролльте в этой области —>

Как онлайн-голосование изменило все

Электронное голосование в Москве вызвало наибольшую критику у экспертов и электоральных аналитиков. Его результаты были опубликованы гораздо позднее результатов с обычных участков. Но главное — результаты электронного голосования изменили победителей в восьми из 15 московских округах. При подсчете «бумажных» голосов в них лидировали кандидаты от «Умного голосования», а когда добавились онлайн-голоса, вперед вышли «единороссы» и провластные самовыдвиженцы. 

Электоральный аналитик Сергей Шпилькин рассказал изданию «Медуза» (внесено в список иноагентов Прим. ред.), что электронное голосование «представляет собой абсолютное зло — черный ящик, который никто не контролирует». «Я считаю, что электронное голосование must die (должно умереть. — Прим.ред.), либо оно должно быть на другой технологии и с другим уровнем доверия [к организатору голосования]», — уверен аналитик.

Скролльте вниз, покажем на графиках, как онлайн-голосование повлияло на итоги выборов по одномандатным округам Москвы и другим регионам.

Скролльте в этой области —>
Подписывайтесь на рассылку «Важных историй»
Получайте самые важные истории прямо на почту