Друзья, сегодня «Важным историям» исполняется год! Еще до запуска мы предполагали, что первый год будет необычным и сумасшедшим, но действительность превзошла даже самые смелые наши ожидания. Мы запустились 30 апреля 2020 года — в самый разгар пандемии. Но ни коронавирус, ни локдаун не помешали нам выпускать расследования, фильмы и репортажи — в том числе из российских регионов.

За этот год мы:

Авторы «Важных историй» получили шесть премий «Редколлегия», премию IJ4EU Impact Award за международные расследования и были номинированы на престижную European Press Prize.

А еще мы выпускали не только истории, но и мастерские, где рассказывали о самых современных инструментах для журналистов. С помощью наших видеоуроков студенты журфаков в российских регионах осваивают программирование на Python— предмет, который не преподают в их вузах.

Но самое главное — мы обрели читателей, которые тоже верят в честную независимую журналистику, поддерживают нас пожертвованиями и регулярно предлагают помощь в качестве волонтеров. За это мы вам бесконечно благодарны.

Наш первый год мы запомним еще и как год очередной волны давления на журналистику в России. Впервые «Важные истории» почувствовали это на себе после публикации расследования о зяте президента. Тогда, в декабре 2020 года, Владимир Путин во время ежегодной прямой линии обвинил авторов статьи в работе на западные спецслужбы. Той же ночью аккаунты наших журналистов несколько раз пытались взломать.

За цифровыми атаками последовали судебные претензии — от главы госкомпании «Роснефть» Игоря Сечина (по статистике, Сечин не проигрывает суды против журналистов).

Самым показательным примером давления стали обыски дома у главного редактора «Важных историй» Романа Анина и в нашем офисе. Повод — уголовное дело пятилетней давности, которое завели из-за текста о роскошной яхте бывшей жены Игоря Сечина. Пока Анин остается свидетелем по этому делу, но в любой момент его статус может измениться на подозреваемого или обвиняемого. Статья, по которой возбуждено дело, грозит лишением свободы до четырех лет.

Под ударом оказывается все больше русскоязычных СМИ. Помимо «Важных историй», это и «Проект», и «Медуза», которую власти совсем недавно объявили иностранным агентом, и студенческий журнал DOXA. Полиция стала приходить к журналистам даже после их работы на недавних акциях протеста. Это примеры только за последние недели.

Заниматься независимой журналистикой в России и раньше было сложно. Теперь это занятие становится еще и опасным. Журналистские расследования на государственном уровне приравниваются то к работе на зарубежные спецслужбы, то к экстремизму, а их авторы сталкиваются с реальной угрозой уголовного преследования.

И в этом самый печальный итог прошедшего года: если давление на СМИ продолжится такими темпами, не только расследовательская, но и вообще любая независимая журналистика в России будет уничтожена.

За последние годы российские журналисты обучились цифровой безопасности, стали шифровать компьютеры для защиты источников и начали кооперироваться для публикации опасных и сложных расследований. Запуская «Важные истории», мы говорили, что независимые медиа должны объединиться, чтобы выжить. Но сейчас одной цеховой солидарности недостаточно.

Мы не рассчитываем, что журналистам в России станет легче и безопаснее работать в ближайшее время, но мы верим в солидарность и поддержку читателей, которых становится всё больше. Потому что правда нужна всем.

У «Важных историй» нет владельца, который мог бы диктовать условия, — мы существуем на пожертвования, что позволяет нам быть независимым изданием. Вы можете поддержать нас, оформив ежемесячный донат. Даже небольшие, но регулярные пожертвования помогут нам планировать и продолжать работу.

А еще вы здорово поможете нам, если расскажете о «Важных историях» своим близким и друзьям, подпишетесь на наш YouTube-канал и другие соцсети и будете делиться нашими расследованиями и репортажами.

Спасибо, что провели этот год с нами! Мы продолжаем работать и обещаем, как и раньше, беречь ваше время, рассказывая только важные истории.