Где и когда проходили обыски?

Следователь СК в сопровождении сотрудников ФСБ пришел домой к Роману Анину около 17:30 девятого апреля. В общей сложности эти следственные действия продолжались почти семь часов (закончились в полночь). После этого Романа повезли на ночной допрос, хотя оснований для этого не было.

В тот же вечер обыск прошел в редакции «Важных историй». Ключ от офиса Роман отдал добровольно, чтобы силовики не выламывали дверь. Когда именно начались и сколько продлились следственные действия там, мы не знаем — никто из сотрудников редакции при них не присутствовал. При позднейшем беглом осмотре мы не заметили, чтобы сотрудники ФСБ что-то изъяли. Однако мы предполагаем, что они могли сделать фотографии документов, найденных в столе одной из сотрудниц.

Известно, что обыск в доме Анина был седьмого апреля санкционирован судьей Басманного суда Ириной Вырышевой. В картотеке суда указано, что в тот день Вырышева санкционировала три обыска. Видимо, первый и второй — это обыски в доме главреда и в офисе «Важных историй». Где проходил (если проходил) третий, мы не знаем.

Что нашли и изъяли?

Из редакции, судя по всему, ничего не изымали. Добавилось ли что-то — мы не знаем, но и не исключаем.

Из квартиры Романа сотрудники изъяли все гаджеты (компьютеры, телефоны) и даже все бумажные блокноты — в том числе те, что Анину не принадлежат.

Оперативников особенно интересовали документы на английском языке, фотографии Романа с учебы в США (в 2019 году он учился в Стэнфордском университете по программе JSK Journalism Fellowship).

На каком основании шли обыски?

Поводом стало уголовное дело, возбужденное по части 2 статьи 137 УК РФ — нарушение неприкосновенности частной жизни с использованием служебного положения: собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, с использованием своего служебного положения.

Максимальный срок наказания по этой статье — лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Дело было возбуждено еще 20 сентября 2016 года, но приостановлено. 24 марта 2021 года его возобновили. На каких именно основаниях возобновлено дело — неизвестно.

Адвокатам Романа Анина Василию Грищаку и Анне Ставицкой материалы дела не показывают. А само следствие объяснять эти основания не обязано.

«Служебное положение»? Выходит, журналистов приравнивают к чиновникам?

Не совсем так. Речь идет не о «должностном», а о «служебном» положении — это два разных юридических понятия.

«Видимо, следствие считает, что „служебное положение“ в том, что Роман имеет статус журналиста», — пояснила журналистам адвокат Романа Анна Ставицкая.

Можно ли привлекать к ответственности по этой статье журналистов?

Пока этот вопрос открыт.

Вообще дел по второй части 137-й статьи заводят довольно мало. Если посмотреть на сложившуюся судебную практику, то окажется, что в первую очередь по ней привлекают сотрудников правоохранительных органов и медицинских работников. Например, по ней судили врача, который разгласил положительный ВИЧ-статус пациента. Подробнее о практике по таким делам мы рассказываем здесь.

К журналистам эту статью раньше не применяли.

В каком статусе по этому делу проходит Роман?

Сейчас Роман Анин в статусе свидетеля.

Если что-то изменится, мы обновим информацию в этом тексте.

Есть ли в деле другие фигуранты?

Никаких других фигурантов пока нет. Следствие еще не определило (или не объявило официально), кто именно, с их точки зрения, распространил информацию.

Что стало причиной для возбуждения дела?

Дело связано с расследованием Романа Анина «Секрет "Принцессы Ольги". Как руководитель "Роснефти" Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире?», опубликованным в 2016 году в «Новой газете».

По разным оценкам, яхта стоила от 150 до 180 миллионов долларов. Сечин — руководитель «Роснефти», это компания с госучастием. Его зарплата, по оценкам «Би-би-си», на тот момент составляла около 12 миллионов долларов в год — это колоссальные деньги. Но даже с такой зарплатой Сечин не мог бы себе позволить владение такой яхтой. И даже ее аренда обошлась бы очень дорого. Поэтому история о роскошном потреблении руководства госкомпании представляет большую общественную важность.

Материал основан на фотографиях Ольги Сечиной, на тот момент жены главы «Роснефти» Игоря Сечина (они развелись в 2017 году), опубликованных в ее инстаграме.

Следствие указывает, что у Сечиной на тот момент был закрытый аккаунт. Слово «закрытый», судя по всему, трактуется следователями так: если ты получаешь какую-то информацию из такого аккаунта, то получаешь ее без согласия владельца.

Кажется, в 2016 году уже был суд из-за этого текста?

Всё так. 15 августа 2016 года появилась информация, что Ольга Сечина подала иск к «Новой газете» с требованием удалить статью о яхте «Принцесса Ольга» с сайта и уничтожить весь тираж издания с этим расследованием. Сечина утверждала, что публикация нарушила ее право на неприкосновенность частной жизни. Суды то отказывались принимать этот иск к рассмотрению, то принимали, то снова отказывались.

16 августа 2016 года уже сам глава «Роснефти» Игорь Сечин подал иск о защите чести и достоинства к изданию. Суд постановил опубликовать опровержение статьи.

Почему вы считаете это дело давлением на независимую прессу?

Внезапное возобновление уголовного дела пятилетней давности, семичасовые обыски, ночной допрос — иначе смотреть на все происходящее совершенно не получается.

Поэтому мы считаем происходящее прямым давлением на независимую журналистику, попыткой запугать одного из самых известных российских журналистов-расследователей и остановить деятельность созданного им издания.