Фактчек

Военный бюджет хорошего настроения

Россия в следующем году снова потратит на войну 40% бюджета. Денег хватит и на третий год войны, но многим придется пожертвовать, а власти будут делать вид, что все отлично

Дата
2 окт. 2023
Авторы
борис грозовский (обозреватель, автор телеграм-канала EventsAndTexts), Редакция
Военный бюджет хорошего настроения
По словам министра финансов, бюджет сформирован по принципу «все для фронта, все для победы. »Фото: МО РФ / AFP / Scanpix / LETA

Внесенный в Думу проект бюджета многое говорит о планах властей и будущей жизни россиян. Правительство собирается потратить 36,6 трлн рублей и, «следуя за деньгами», можно эти перспективы понять.

Бюджет окончательно переориентировался на войну. Его главная задача — создать у Владимира Путина впечатление, что дела идут отлично. «Все в порядке, Владимир Владимирович, на войну деньги есть, на социалку и выборы тоже хватит». Это будут внушать и населению.

Заплатят за все это люди и экономика. Гражданские расходы принесены в жертву. Но этого недостаточно, и чтобы найти деньги на войну, власти будут брать их везде, где найдут. Формально налоги не повышаются, но вводятся и будут вводиться разовые или временные поборы. Помогут также падение рубля и инфляция: номинально они увеличивают доходы бюджета. В реальности денег может оказаться не так много, как запланировано, но на войну точно хватит. А остальное властям не важно.

Нарисованный оптимизм

Главные цифры бюджета: доходы — 35 трлн рублей, расходы — 36,6 трлн, словно намекают: температура нормальная, организм здоров. Дефицит — 0,9% ВВП, финансироваться он будет за счет выпуска облигаций федерального займа на 4 трлн рублей (ОФЗ, но большая часть уйдет на выплаты по ранее выпущенным бумагам — проценты и погашение). Еще 1,3 триллиона планируется взять из Фонда национального благосостояния (ФНБ, государственная кубышка).

Задача перед правительством стояла непростая: найти деньги на рост военных и социальных расходов — но так, чтобы не обрушить экономику: не скатиться в гиперинфляцию и не обвалить курс рубля. Это как минимум подсказало бы россиянам, что что-то идет не так.

А денег требовалось много. Военные расходы надо было увеличить после рекордных трат 2023 года, когда они уже выросли почти втрое по сравнению с довоенным 2021-м. Плюс в год выборов президента хочешь не хочешь надо увеличивать выплаты бюджетникам и социальные расходы. Такова традиция, причем не только российская (еще в августе Путин обещал повысить МРОТ на 18,5%).

«Куда дальше, уже просто невозможно», — говорил о расходах бюджета министр финансов Антон Силуанов на экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне. Он напомнил, что всего за три года, с 2019 до 2022-го, расходы бюджета выросли в 1,5 раза — с 18 до 29 трлн рублей. Оказалось, возможно: расходы вырастут еще на треть, а за пять лет — уже более чем вдвое.

Чтобы сотворить невозможное, правительство принципиально изменило подход к составлению бюджета. Оно всегда старалось занизить размер доходов на 10–15%, что позволяло отбиваться от лоббистов (мы бы рады, да денег нет!) и находить деньги, когда незапланированные расходы все-таки возникали. Теперь этим принципом пришлось поступиться: от Путина с его военными аппетитами не отбиться. Приоритет бюджета — «обеспечение нашей победы, <…> всё необходимое для фронта, для победы в бюджете есть», говорит на полном серьезе Силуанов. Ради этого пришлось откровенно завысить прогноз доходов. Но иначе бюджет было не свести даже на бумаге.

В цифру доходов вряд ли кто-то серьезно поверит, а вот размер расходов — это новая реальность

Секрет фокуса (не единственный, конечно) прост: составить правильный экономический прогноз. Если сильно упростить, то чем больше вырастет экономика, тем больше налогов получит бюджет. То же самое с инфляцией: чем она выше, тем больше рублей соберет бюджет (какова реальная стоимость этих рублей — это уже другой вопрос). И с курсом доллара: чем он выше, тем больше рублей получает бюджет от внешней торговли.

И Минэкономразвития такой прогноз сделало. Экономический рост в этом году составит 2,8%, а в следующем — 2,3%. Кроме правительства, такого темпа мало кто ждет. Центробанк, оценки которого, пожалуй, самые адекватные из официальных, ожидает рост на 1,5–2,5% в 2023 году и 0,5–1,5% в 2024. Консенсус 30 опрашиваемых им аналитиков — 2,2 и 1,5%. Завышенными кажутся многим экспертам и другие параметры, например прогноз инфляции (она тоже увеличивает номинальный ВВП и, соответственно, доходы). Или взять прогноз экспортных доходов: как рассчитали аналитики MMI, чтобы прогноз сбылся, в оставшееся до конца этого года время экспорт должен подскочить почти на треть. Фактически экономическое ведомство подогнало прогноз под нужную правительству величину расходов.

И — вуаля! — денег хватает на все. И на индексацию минимальных зарплат, и на рост пособий семьям с детьми, и на поддержку гражданской промышленности (2,7 трлн рублей, по словам Силуанова). Деньги получат автопром, авиа- и станкостроение, программа развития беспилотников (впрочем, это уже не совсем гражданская промышленность).

«Это уже не тот Минфин, который обычно занижал доходы и выбирал консервативный прогноз по экономике», — дипломатично говорит главный экономист «Ренессанс капитала» Софья Донец. «Художественное рисование под стратегические задачи», — категоричны аналитики MMI. В цифру доходов, по их мнению, «вряд ли кто-то серьезно поверит», а вот размер расходов — «это новая реальность».

Агрессия дорожает

Новая реальность — прежде всего колоссальные военные расходы. Их размер теперь засекречен, но я нашел способ, как их оценить («Важные истории» подробно рассказывали об этом здесь), и появившаяся впоследствии информация подтвердила корректность моих оценок.

До войны, в 2019–2021 годах, Россия тратила на армию по 3–3,6 трлн рублей, или 14–16,5% расходов бюджета.

Столько же планировалось и в 2022 году, но блицкриг провалился, и по ходу года Минфин экстренно увеличил финансирование армейских нужд. Траты на армию достигли 5,5 трлн рублей, а если добавить к ним секретные траты других ведомств (основной мотив засекречивания бюджетных расходов — их связь с обороной и безопасностью, поэтому в военное время практически все такие траты можно считать связанными с войной), то получается 8,4 трлн рублей.

Фактически Минэкономразвития подогнало прогноз под нужную правительству величину расходов

В 2023 году, исходя из исполняемого сейчас закона о бюджете, по этой методике военные расходы получались 8,7 трлн рублей. Однако в начале года Минфин авансом оплатил предприятиям ВПК оборонный заказ — целых 2 трлн рублей. Стало понятно, что армейский бюджет не укладывается в отведенные для него цифры. С учетом корректировок бюджета оценка армейских расходов выросла до 9,6 трлн рублей. Почти такую цифру — 9,7 трлн — приводит правительство в бюджетной росписи, в том числе за первое полугодие — 5,6 трлн рублей, или 37% бюджетных трат. Если секретные траты других ведомств до конца года останутся на запланированном уровне 3,7 трлн рублей (в первом полугодии они шли по графику), то общие военные расходы России достигнут 13,4 трлн рублей, или 42% от всех трат.

В 2024 году правительство планирует потратить на армию 10,8 трлн рублей (+9% к этому году), а секретные траты других ведомств составят 3,9 трлн (+5%). Суммарные военные расходы увеличатся, таким образом, на 10% — до 14,7 трлн рублей. Это снова более 40% всего, что за год собирается потратить правительство.

Жизнь ухудшается

Итак, бюджет составлен с прицелом, что война — это надолго. Рекордные военные траты этого года в следующем еще вырастут — но не так сильно, как в 2022–2023 годах. Они уже достаточно увеличились и, похоже, достигли того уровня, который нужен Путину для войны (или близки к тому максимуму, который может позволить себе бюджет, не слишком заметно залезая в карманы граждан). С учетом инфляции рост на 10% означает минимальное увеличение реальных расходов. К тому же их дальнейший рост прежними темпами угробил бы бюджет — не помогли бы никакие фокусы с прогнозом.

Но даже поддержание военных трат на нынешнем уровне дорого обойдется стране. По сравнению с довоенным 2021 годом траты на армию увеличатся в 2,7 раза, а их доля в бюджете — с 14,4 до 31%. Общая же доля расходов, связанных с войной, теперь стабильно 40%.

Центробанк прогнозирует, что в следующем году российские домохозяйства сократят потребление

К остальным расходам государство теперь подходит крайне аккуратно. «Видно, что по социалке оно уже не так сильно напрягается, как раньше, — отмечает экономист Евгений Надоршин. — Под сентябрьские выборы бюджетникам напомнили, что в 2024 году будет индексация, а повышения никакого делать не стали. То есть совершенно четко государство осторожно относится уже к своим расходам на социальные нужды и придерживает их. Раньше было бы не так».

На повышение социальных расходов в выборный год деньги все же нашлись: плюс 1 трлн рублей — до 7,7 трлн (+15%). Пенсии индексируют на 7,5% (по завышенной инфляции Минэкономразвития), поднимут МРОТ. В год выборов это всё, на что пошли власти.

В следующем году гражданские расходы станут жертвой ускоренного роста военных. Госслужащие обойдутся без ежегодной индексации зарплат. Тарифы на ЖКХ для населения вырастут на 10%. Расходы на национальную экономику снизятся на 0,2 трлн, а на образование и здравоохранение — останутся ровно на нынешнем уровне. На самом деле это сокращение — инфляция уменьшает реальный размер этих трат.

Чтобы понять масштаб изменений, надо сравнить бюджет-2024 с довоенным. Средняя доля расходов на экономику в 2015–2021 годах была 15,2%, а станет до 10,7%. На социальную политику направят 21,1% вместо прежних 28%. Снизились также доли трат на образование (с 4,5 до 4,2%) и здравоохранение (с 5,5 до 4,4%).

Видно, что по социалке государство уже не так сильно напрягается, как раньше

Впрочем, часть военных расходов попадает в экономику и непосредственно к людям. Выплаты контрактникам и семьям погибших, работникам оборонных предприятий и их поставщикам — все это вливания в экономику и непосредственно домохозяйствам через военные расходы, объяснял экономист Олег Вьюгин. Таким образом даже происходит некоторое выравнивание экономик регионов и снижение неравенства. Но это слабое утешение: большая часть расходов на войну формально увеличивает ВВП, но пользы людям не приносит. Кроме того, это скрытая поддержка неэффективных предприятий ВПК, прекращение которой станет шоком, за который платить будут люди и вся экономика. Пока же Центробанк прогнозирует, что в следующем году российские домохозяйства сократят потребление.

Откуда деньги

А исполним ли такой бюджет? Если он сверстан из сверхоптимистичного прогноза, то соберет ли он столько денег, чтобы выполнить все эти обязательства? Каков прогноз — таков ответ: экономисты считают, что это возможно только при сверхудачном стечении обстоятельств.

Теоретически такой рост доходов реален, но риски недобора есть, особенно в нефтегазовом секторе, дипломатичен аналитик Промсвязьбанка Денис Попов. Управляющий директор ГПБ Private Banking Егор Сусин пофантазировал на тему, как наскрести эти доходы. Бюджету могут помочь слабый рубль, большие дивиденды госкомпаний по итогам 2023 года и высокие цены на нефть (бюджет сверстан исходя из средней цены Brent в 2024 году $85/барр), перечисляет главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. «Самые большие вопросы: будет ли цена на нефть $85? Будет ли рост экономики на заявленных уровнях? Притом что ставку ЦБ придется держать высокой».

В следующем году гражданские расходы станут жертвой ускоренного роста военных

Это важный момент: ЦБ борется с инфляцией и в ответ на угрозу ее ускорения повышает ключевую ставку, а за ней растут остальные. Кредиты дорожают, спрос снижается, и экономический рост замедляется. Для ЦБ такие амбиции бюджета, похоже, стали сюрпризом. После того как Минфин назвал ключевые параметры, ЦБ обновил свой главный документ, основные направления денежно-кредитной политики. В нем появился комментарий, смысл которого сводится к следующему: «Минфин собирается потратить больше, чем мы думали, это больший риск для инфляции, чем мы считали, так что придется это учесть в новом прогнозе и решении по ключевой ставке в октябре». Намек прозрачный: ставку, скорее всего, поднимут, и прогноз станет еще менее реалистичным.

Поддержите независимую журналистику
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

Тактику Минфина с удивительной откровенностью объяснил замминистра Алексей Сазанов: стараться не менять налоговую систему, но если где-то в экономике появляются дополнительные деньги, прийти и потребовать свою долю: «У нас другого выбора нет. <…> Если мы видим, где формируется экономическая рента или природная рента, <…> нам эти решения нужны».

Формально не повышая налоги, правительство то тут, то там оппортунистически собирает в бюджет сотни миллиардов. Сильнее, чем предполагалось, увеличены акцизы. Введен налог на сверхприбыль крупных компаний, полученную в 2020–2021 годах. Налог вроде бы разовый, но Минфин готов сделать его постоянным. Введены «курсовые» пошлины на экспорт (рост доллара повышает в рублевом выражении доходы экспортеров). Сокращены компенсации нефтяникам за то, что они продают топливо в России, а не за границей, что стало одной из главных причин топливного кризиса. Повышены налоги для нефтяных, газовых и угольных компаний. Продолжать можно долго. «Хотят окончательно выбесить уже всех», — отреагировал на введение курсовой пошлины Олег Дерипаска, компании которого будут среди главных пострадавших от нее.

Подписывайтесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

Все это вместе даст бюджету не меньше 3 трлн рублей дополнительных доходов. Еще около 1 трлн обеспечат рост ВВП, инфляция и ослабление рубля. Таким образом, бюджет вполне может рассчитывать на 33 трлн рублей доходов. Предстоит где-то найти еще 2 трлн.

На займы рассчитывать не стоит. Да, у России низкий долг, но из-за войны все покупатели разбежались, кроме банков. А они уже вложили много денег в ОФЗ, да еще требуют от Минфина большей доходности. Не хотят «давать деньги по нормальным ставкам», посетовал Силуанов и сократил программу заимствований этого года на триллион, до 2,5 трлн рублей. В следующем году план — 4 трлн и хорошо, если получится его выполнить.

Остается заначка. Будут брать из ФНБ, считает Вьюгин. В так называемой ликвидной части фонда (ту, что можно тратить, а не, например, акции Сбербанка) на 1 сентября было 7,3 трлн рублей. 1,3 трлн в следующем году и так планируют потратить, остается еще 6. Хотелось бы, чтобы война кончилась раньше, чем деньги в ФНБ, но пока все идет к тому, что выйдет наоборот.

Поделиться