Фактчек

Как Афганистан скатывается в средневековье и чем это похоже на Россию

Иностранные агенты и традиционные ценности, массовая эмиграция и благодарность населения за наведение порядка – в Афганистане оказалось немало общего с Россией

Дата
27 сент. 2023
Автор
Руслан Сулейманов (востоковед, автор телеграм-канала RV_Suleymanov)
Как Афганистан скатывается в средневековье и чем это похоже на Россию
Фото: Ali Khara / Reuters / Scanpix / LETA

За два года у власти радикальное движение «Талибан» ввело в Афганистане целый ряд репрессивных законов, вызывающих недоумение даже в мусульманском мире. Несогласных с новыми порядками талибы объявляют пособниками стран Запада.

Тяжелейший экономический кризис, а также нетерпимость «Талибана» к какой-либо критике и оппозиции вынудили сотни тысяч афганцев уехать из страны. Многие убеждены, что уже никогда не вернутся на родину.

Главным своим достижением талибы считают прекращение гражданской войны. В Афганистане по-прежнему остаются вооруженные очаги сопротивления, но основная угроза режиму кроется внутри самого «Талибана».

Как талибы пришли к власти

«Почему я должен был воевать с талибами, если никто другой не воевал?» — вспоминает Сохаил, пожилой мужчина, состоявший на службе в Вооруженных силах Афганистана до того, как в августе 2021 года власть в стране перешла к радикалам. «У многих из нас есть родственники среди талибов. Как я мог в них стрелять? Мы часто даже не понимали, за кого и за что мы воюем», — продолжает отставной военный, а ныне охранник в супермаркете Кабула.

Помимо родственных связей между боевиками «Талибана» и остальными афганцами, одна из причин стремительного наступления талибов в 2021 году — отсутствие у прежнего режима мотивированной армии, а также огромный уровень коррупции. На момент триумфального вхождения талибов в Кабул Афганистан занимал 174-е место в мире (из 180) по индексу восприятия коррупции, который составляет Transparency International. «Именно это погубило прежний режим. Коррупция была повсеместна. Все наши начальники разбежались, как только поняли, что победа “Талибана” неизбежна», — резюмирует Сохаил.

Талибы уже брали власть в конце 1990-х годов и удерживали ее до 2001 года, когда после терактов 11 сентября их изгнали США с союзниками. «Талибан» же, оправившись от поражения, стал устраивать диверсии против новых афганских властей и войск международной коалиции.

При поддержке международного сообщества в 2004 году в стране была принята новая конституция и состоялись президентские выборы, на которых победил Хамид Карзай, возглавлявший государство в переходный период. Надежды афганцев на новые власти не оправдались. Деньги, которые выделялись на подъем афганской экономики, поступали в страну с опозданием или вовсе разворовывались. Помимо коррупции, правительство Карзая (а затем и его преемника Ашрафа Гани) не могло скоординировать даже силовиков, не говоря о других органах власти. Большинство населения Афганистана составляют пуштуны, проживающие в основном в южных провинциях, и разногласия с северянами-непуштунами (таджиками, узбеками, хазарейцами и др.) не давали нормально работать.На фоне недееспособных властей даже талибы не казались афганцам чем-то ужасным. Несмотря на жестокость боевиков, сельские жители относились к ним если не благожелательно, то нейтрально. «Талибан» же активно продвигал среди населения тезис о том, что страна находится под оккупацией западных сил, а новые власти — их марионетки.

Устали от этого и США с союзниками, которым двадцатилетнее пребывание в Афганистане стоило тысячи жизней и более 2 трлн долларов. В феврале 2020 года США и представители «Талибана» подписали Дохийское соглашение: коалиция выведет войска из Афганистана, а «Талибан» не будет их атаковать. Исход был предрешен.

Весной 2021 года боевики начали наступление, кульминацией которого стало взятие Кабула 15 августа. Самой яркой иллюстрацией хаоса стали кадры из кабульского аэропорта, на которых афганцы цепляются за крылья американских военных самолетов в надежде покинуть страну.

Аэропорт Кабула на следующий день после взятия столицы талибами
Аэропорт Кабула на следующий день после взятия столицы талибами
Фото: Wakil Kohsar / AFP / Scanpix / LETA

«Терроризм — норма жизни»

В Афганистане сегодня нет никакой террористической угрозы, с гордостью рассказывает «Важным историям» пресс-секретарь талибов Забихулла Муджахид. Обеспечение безопасности и прекращение многолетней гражданской войны фронтмен талибов видит одним из главных достижений правительства за прошедшие два года. Именно это боевики «продают» населению.

«Еще лет пять назад мы бы могли сюда просто не доехать. На нас бы обязательно кто-нибудь напал. В лучшем случае нас бы похитили, в худшем — сразу убили», — рассуждает таксист Муртаза, ведя машину по трассе из Кабула в высокогорный Пагман. Там прохладно, и это популярное место отдыха у местных жителей. «При талибах, конечно, стало гораздо спокойнее и безопаснее, так что я их поддерживаю», — отмечает Муртаза, не отрицая, что «именно они ответственны за гибель тысяч мирных жителей в прошлом».

По оценкам австралийского Института экономики и мира (IEP), который составляет «Глобальный индекс терроризма», в 2022 году в стране было совершено в четыре раза терактов меньше, чем годом ранее. Что не мешает Афганистану оставаться самой опасной страной. В январе и марте нынешнего года в результате нападений на здание Министерства иностранных дел в особо охраняемом правительственном квартале в центре Кабула погибли не менее 20 человек. «Терроризм здесь — своего рода норма жизни», — говорит российский посол в Афганистане Дмитрий Жирнов. 5 сентября 2022 года от подрыва террориста-смертника у стен российского посольства погибли два сотрудника дипмиссии.

Тем, кто ругает свою родину по указке западных кукловодов, здесь не место
представитель Генерального управления разведки талибов

Представители «Талибана» рапортуют о том, что им удалось сколотить боеспособные силовые структуры численностью порядка 400 тысяч человек, включая армию, полицию и разведку, — это примерно в два раза больше, чем было у свергнутого правительства Афганистана. Однако, как подчеркивается в прошлогоднем докладе генерального секретаря ООН, сегодня «террористические группировки в Афганистане пользуются наибольшей свободой, чем когда-либо».

Да и талибы не изменяют себе. Согласно недавно опубликованным данным Миссии ООН по содействию Афганистану (UNAMA), с 15 августа 2021 года по 30 июня 2023 года правительство талибов несет ответственность за 218 внесудебных казней и 14 насильственных исчезновений.

Начали с митингов

В сентябре 2021 года «Талибан» во второй раз провозгласил «Исламский эмират Афганистан» и объявил состав правительства. К названию его и своих должностей боевики обязательно добавляют приставку и. о. («сарпараст»), подчеркивая, что вся власть принадлежит Аллаху, а они лишь исполняют его волю на Земле.

Уже на следующий день после объявления состава правительства талибы запретили проведение любых несанкционированных митингов. «О целях мероприятия, лозунгах и иных деталях необходимо уведомлять соответствующие властные структуры не позднее чем за 24 часа», — подчеркивалось в решении Министерства внутренних дел, которое возглавил один из самых разыскиваемых международных террористов Сираджуддин Хаккани.

На фоне недееспособных властей даже талибы не казались афганцам чем-то ужасным

А протесты против режима талибов тогда охватили все крупнейшие города страны. Их движущей силой стали женщины, справедливо опасавшиеся репрессий и запретов.

Талибы, конечно, считают несогласных наймитами врагов. «Многие женщины продолжают получать деньги от американцев, чтобы выступать против интересов нашего народа, критиковать наше правительство и устраивать эти митинги. Они действуют как иностранные агенты. И мы будем бороться с ними», — заявил «Важным историям» представитель Генерального управления разведки (GDI) талибов. «Для тех, кто работает в интересах нашего государства, всегда найдется место и работа, — продолжает он, — а тем, кто ругает свою родину по указке западных кукловодов, здесь не место».

Продолжили женщинами…

«Жизнь афганских женщин никогда не была простой. Однако при прежнем правительстве у нас было хотя бы право на работу и на образование. С возвращением талибов мы вновь все это потеряли», — рассказывает активистка Мужда Азизи. Боевики запретили девочкам ходить в школу после шестого класса, а женщинам — в университет. Многие обходят ограничения, например учатся онлайн или за рубежом. Но власти не дремлют. В августе в кабульском аэропорту талибы отправили домой 63 девочек, которые отправлялись на учебу в ОАЭ.

Афганки теперь почти не могут работать и стоят в очереди за гуманитарной помощью
Афганки теперь почти не могут работать и стоят в очереди за гуманитарной помощью
Фото: Ebrahim Noroozi / AP / Scanpix / LETA

Учебой дело не ограничилось. Женщинам резко ограничили возможность работать. Прежде всего во властных структурах и любых госучреждениях. Закрылись салоны красоты: по мнению талибов, они «предоставляют услуги, противоречащие исламу». «Десятки тысяч женщин лишились возможности хоть как-то заработать на жизнь и теперь вынуждены предоставлять услуги подпольно, на квартирах. Кроме того, салоны красоты были единственным свободным пространством для встреч и общения женщин», — делится Ферешта, владевшая таким салоном. Фактически, женщины теперь могут найти работу только в сфере здравоохранения.

Не находя возможности заработать на хлеб, все больше афганок начинают предлагать секс-услуги. «Проституция растет с каждым днем. “Талибан” сам создает благоприятную среду для проституции, вводя жесткие ограничения для женщин», — рассказывает сотрудница местного новостного агентства.

По данным Международной организации труда, с момента захвата власти талибами занятость женщин в Афганистане снизилась на 25%. «В Афганистане во многих семьях женщины — единственные кормилицы. Помимо экономических проблем, афганки часто сталкиваются с домашним насилием и принудительными браками», — объясняет адвокат Тайба Вахеди. Также им запрещено посещать развлекательные центры, спортзалы и парки.

На этом фоне возросло число женских суицидов. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), из примерно 3000 суицидов, происходящих ежегодно в Афганистане, 80% совершаются женщинами.

…и наркотиками

В прошлом году талибы неожиданно взялись за борьбу с наркотиками. По данным ООН, в 2021 году в Афганистане было произведено 85% мирового опия.

Это стало ударом для многих афганцев. В 2021 году торговля сельскохозяйственными культурами и связанными с ней наркотиками принесла доход 1,8–2,7 млрд долларов, это 9–14% ВВП и больше, чем весь официальный экспорт товаров и услуг. В сельской местности проживают не менее 73% жителей Афганистана. «Из-за сильной засухи в последние годы наркотики для нас стали почти единственной возможностью хоть что-нибудь заработать. Наркотики — наш второй хлеб», — рассуждает фермер, торгующий овощами и фруктами на одном из стихийных рынков Кабула.

Похоже, «Талибан» настроен решительно. Согласно отчету компании Alcis, в провинции Гильменд, где производилось более 50% опиума страны, талибам удалось сократить посевы мака в 100 раз.

Маковое поле, уничтоженное талибами
Маковое поле, уничтоженное талибами
Abdul Khaliq / AP / Scanpix / LETA

Остались без поддержки

Радикальные действия «Талибана» в других сферах привели к потере значительной части международной гуманитарной помощи, с которой связаны огромные надежды жителей одной из беднейших стран мира. По данным Всемирного банка, две трети населения Афганистана живет за чертой бедности, и Всемирная продовольственная программа (ВПП) ООН создала центры распределения продовольствия по всей стране. Каждый получает там 50 кг муки, мешок бобов, бутылку растительного масла и мешок соли.

Поставки гуманитарной помощи сильно осложняются репрессивной политикой талибов и их прямым вмешательством в распределение продовольствия и других товаров, поступающих из-за рубежа, отмечается в отчетах Совбеза ООН. На этом фоне ВПП недавно сообщила, что вынуждена лишить продовольственной помощи еще 2 млн голодающих афганцев. В результате число жителей, лишенных в этом году поддержки ВПП, достигнет 10 млн.

Мне кажется, в отличие от вашего [российского] руководства, талибы готовы идти до конца и искренне стоять за свои убеждения
Джавад Алили, афганский общественный активист

И, конечно, с «обретением Афганистаном полной независимости» — так талибы называют вывод американских войск — страна лишилась львиной доли финансирования. Прежде 75% госбюджета обеспечивались за счет донорства США и их партнеров. Уйдя из Афганистана, США и союзники заморозили его резервы — 9,5 млрд долларов.

Выручают технократы

В результате экономика Афганистана, по данным Всемирного банка, за последние два года сократилась на 35%. Могло быть и хуже, но выручают технократы. Прежде всего, доставшиеся талибам в наследство от прежнего режима сотрудники Центрального банка с хорошим западным образованием.

Благодаря их усилиям (в основном запретам) удалось остановить вывоз валюты и компьютеризировать работу крупнейшего валютного рынка страны, «Сарай Шахзада». Местные валютные менялы (хаваладары) признают, что до талибов такого тотального контроля за валютными операциями и близко не было. В результате с 15 августа 2021 года афгани даже укрепился к доллару — на 3,7%. В прошлом и этом году она одна из самых доходных в мире.

Афганский валютный рынок
Афганский валютный рынок
SAMIULLAH POPAL / EPA / Scanpix / LETA

Несмотря на отсутствие международного признания, восстанавливается торговля. По данным Всемирного банка, с января по июль импорт в Афганистан вырос на 32% в годовом выражении — до 4,4 млрд долларов. С экспортом дела обстоят хуже: рост на 3%, до 0,91 млрд долларов за семь месяцев.

Боевики призывают зарубежных партнеров инвестировать в Афганистан, но те не спешат вкладывать деньги в разрушенную многолетней войной страну с боевиками у власти. Пока самую крупную сделку с «Исламским эмиратом» в январе этого года заключила китайская CAPEIC: она инвестирует 3,75 млрд долларов в течение 25 лет в добычу нефти.

Одно из немногих достижений талибов — успешная борьба с коррупцией. Согласно данным Всемирного банка, с момента установления власти боевиков доля предприятий, которые дают взятки таможенникам, снизилась с 62 до 8%. Transparency International в 2022 году повысила положение Афганистана в мировом рейтинге со 174-го до 150-го места. Россия на 137-м, за год она опустилась на одну строку.

Для талибов признание не главное

Другим своим достижением талибы считают развитие внешних связей, даже несмотря на то, что их правительство не признала ни одна страна мира. По словам и. о. премьер-министра Абдул Кабира, «Исламский эмират Афганистан» имеет представительство в 16 странах. Несколько государств, включая Россию, аккредитовали дипломатов от «Талибана». Еще в ряде стран, например Саудовской Аравии и Турции, остаются прежние дипломаты, но теперь они сотрудничают с талибами.

Правительство «Талибана» уверяет, что никакой международной изоляции нет
Правительство «Талибана» уверяет, что никакой международной изоляции нет
Фото: POOL / AFP / Scanpix / LETA

Главный союзник «Талибана» — Катар, где с 2013 года находится политический офис боевиков. В начале 2010-х годов катарцы сделали ставку на исламистов, оказавшихся на волне «арабской весны» у власти в Тунисе и Египте, но в каждом случае они в итоге потерпели фиаско.

Когда талибы захватили власть в Афганистане, казалось, что Доха может ликовать: их подопечные снова добились успеха. Однако уже в сентябре 2021 года премьер и министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани заявил, что действия радикалов «вызывают разочарование» и «стали шагом назад для Афганистана».

Катарские чиновники, вероятно, чаще других посещают Афганистан в попытках повлиять на «Талибан». По данным Reuters, в мае 2023 года катарский премьер даже встречался с верховным руководителем талибов Хайбатуллой Ахундзаде, ведущим затворнический образ жизни в городе Кандагаре. Но безуспешно.

Поддержите независимую журналистику
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

Среди условий официального признания правительства «Талибана» представители международного сообщества называют пересмотр политики в отношении женщин и изменение состава кабинета министров. Он должен стать более инклюзивным и отражать всю богатую этноконфессиональную палитру Афганистана. Сейчас в правительстве почти все пуштуны и, конечно, никаких женщин.

Боевики же отвергают любые требования, воспринимая уступки как слабость. «Во-первых, никто в мире не имеет никаких оснований для того, чтобы обсуждать состав правительства другой страны и уж тем более выдвигать какие-то предложения по этому поводу. Во-вторых, это правительство, которое является инклюзивным и которое представляет интересы всех афганцев», — настаивает Муджахид в беседе с «Важными историями». И, прежде чем что-либо требовать, Запад должен разморозить афганские активы.

Что может помешать талибам

Пока «Талибан» укрепляет власть. Наличие какой-либо политической конкуренции талибы считают недопустимым. В середине августа правительство запретило деятельность любых политических партий в стране, поскольку это якобы «противоречит нормам ислама». До прихода боевиков к власти в Афганистане были зарегистрированы 73 политические партии. Теперь лидеры большинства из них за границей и критикуют власти в эмигрантских СМИ.

Вместе с тем в Афганистане действуют несколько вооруженных групп, противостоящих «Талибану» в разных провинциях. Их не менее 22, по оценкам UNAMA, однако оценить их эффективность не представляется возможным.

За время правления талибов афгани даже укрепился к доллару

Самое известное формирование — Фронт национального сопротивления (ФНС) во главе с Ахмадом Масудом, сыном известного полевого командира Ахмада Шаха Масуда, который противостоял «Талибану» в конце 1990-х годов и погиб за два дня до терактов 11 сентября 2001 года. «За последние два года мы, не имея никакой существенной поддержки со стороны зарубежных партнеров, показали, что вооруженное сопротивление талибам не окончено», — сказал «Важным историям» руководитель отдела внешних связей ФНС Али Майсам Назари, по словам которого отряды ополченцев сегодня присутствуют в 14 из 34 афганских провинций. Он считает любые переговоры с «Талибаном» бессмысленными: «Весь опыт общения талибов с внешним миром показывает, что они не готовы меняться. Поэтому нам ничего не остается, кроме силового пути».

У многочисленной афганской диаспоры (только с 2021 года, по информации Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, Афганистан покинули не менее 1,6 млн человек) нет ярко выраженного лидера. «История научила афганский народ не доверять ни старым, ни новым политическим деятелям», — убеждена проживающая в Берлине афганская общественная деятельница Сара Рахмани.

Подписывайтесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

По ее мнению, сегодня нет такой силы, которая могла бы противостоять «Талибану» внутри Афганистана, за исключением… самих талибов. «После того как они пришли к власти, в отдельных провинциях в их рядах начались серьезные противоречия, вплоть до взаимного уничтожения», — говорит Рахмани. По информации Исследовательской службы Конгресса США, наибольшие противоречия в рядах талибов вызывают состав правительства и женское образование. Эти решения были приняты в Кандагаре, а не в Кабуле, что вызвало негодование многих членов правительства. «Монополизация власти и навязывание своих взглядов наносит ущерб репутации всей системы и точно не в наших интересах», — заявил в феврале и. о. главы МВД Сираджуддин Хаккани, выступив таким образом против верховного руководителя «Талибана».

Тем не менее боевики уверены, что будут править вечно и призывают уехавших вернуться. Они даже создали в марте 2022 года комиссию по репатриации соотечественников. Однако афганцы к этому относятся скептически. «Те, кто вернулся, не получили никакой свободы личности или возможности для критики режима. Все, кто возвращается, живут под контролем “Талибана”», — поясняет Рахмани.

Не желая идти на уступки, правительство «Талибана» семимильными шагами возвращается к той ситуации, которая уже была при их правлении в Афганистане в 1996–2001 годах, убежден афганский общественный активист Джавад Алили: «Их религиозный фанатизм и нетерпимость возвращают страну к самым чудовищным практикам, в средневековье. И, мне кажется, в отличие от вашего [российского] руководства, талибы готовы идти до конца и искренне стоять за свои убеждения».

Поделиться