«Навального будут ломать через режим»

Завтра, 4 августа, Мосгорсуд на выездном заседании во владимирской колонии №6 вынесет приговор Алексею Навальному. Прокурор запросил 20 лет колонии особого режима. Что мы знаем об «особых» колониях России и что там ждет политика?

Дата
3 авг. 2023
«Навального будут ломать через режим»
Фото: AP / Scanpix / LETA

В конце июля на закрытом от публики суде в колонии Владимирской области гособвинение запросило Алексею Навальному 20 лет колонии особого режима по «экстремистским» обвинениям. Это необычная мера наказания для политических дел в России — колонии особого режима (в России их всего 11) предназначены для тех, кто когда-то был приговорен к смертной казни, но не расстрелян из-за моратория (в 2021 году таких оставалось 11 человек), для осужденных пожизненно и для особо опасных рецидивистов.

Политических заключенных даже в делах о терроризме российские суды чаще приговаривают к строгому режиму, иногда с отбыванием части срока в тюрьме.

По ст. 124 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, злостные нарушители и осужденные за преступления, совершенные в период отбывания наказания, содержатся в строгих условиях особого режима (СУС). Учитывая, что Навального за 2,5 года заключения уже в 17-й раз отправляют в штрафной изолятор по надуманным причинам, а вменяемые ему преступления, по мысли следствия, могут быть представлены как совершенные уже во время отбывания наказания — у ФСИН есть все основания признать политика злостным нарушителем и отправить в СУС.

Заключенный на СУСе содержится в камере (иногда одиночной), там же принимает пищу и лишается возможности коммуникации с другими заключенными в «зоне». Перемещение по территории колонии — только под охраной. Прогулка во дворике — 1,5 часа. Посылки и длительные свидания — раз в год.

«Важные истории» поговорили с бывшим политзаключенным и правозащитниками, чтобы узнать, что ждет Навального, если он попадет на особый режим. Все сходятся в том, что главная цель — изолировать Навального: отсечь от других заключенных, посадив в одиночку; отсечь от адвокатов, выбрав колонию подальше; «законно» лишить передач, свиданий и переписки.

«Если Навального сломать невозможно, нужно сделать его жизнь невыносимой»

Рассказывает правозащитник, который много лет работает с заключенными в разных пенитенциарных учреждениях

Особый режим для политического заключенного — мера почти беспрецедентная. На особом сидели разве что некоторые диссиденты в советское время. [Диссиденту и впоследствии члену правительства Израиля] Анатолию Щаранскому, например, дали 13 лет строгого режима за измену родине, но из них три года он провел в крытой тюрьме — во Владимирской [особого режима] и Чистопольской [усиленного режима] тюрьмах.

Почему Навальному избирают особый режим — достаточно очевидно. 

Подпишитесь на нашу рассылку
В «Важных историях» нет цензуры

Во-первых, там скорее всего гораздо строже устроены встречи с адвокатами, могут применяться специальные меры по ограничению свиданий и посылок. Цель тех, кто курирует содержание Навального, — сломать его. А если окажется, что Навального сломать невозможно, нужно просто сделать его жизнь невыносимой.

Во-вторых — ограничить связь. Сейчас Навальный еще ведет переписку, а вот будет ли услуга ФСИН-письма доступна в колониях особого режима — неизвестно. 20 лет сейчас дают многим, посмотрите на [приговоренного к 22 годам строгого режима журналиста] Ивана Сафронова. Но даже у него на строгом режиме есть ФСИН-письмо.

Плюс ко всему Навального хотят скрывать от контингента [от других осужденных]. Если Навальный будет и дальше общаться с заключенными, он сможет что-то передавать на волю, ведь к остальным осужденным все же ходят адвокаты.

Скорее всего, выберут зону с лояльными [властям] начальниками, куда будет приезжать ФСБ. Например, колония особого режима в Мордовии (ИК-1 «Мордовская зона» — колония особого режима, где пожизненно осужденные отбывают наказание вместе с теми, кто осужден на срок до 25 лет. — Прим. ред.).

«Навального могут закрыть в одиночной камере на полгода»

Рассказывает анархист Иван Асташин — он отбыл почти 10 лет в колониях строгого режима, включая СУС, по сфабрикованному делу Автономной боевой террористической организации. Теперь Асташин помогает политзекам как участник инициативы «Зона солидарности»

Всем известные колонии особого режима для пожизненно осужденных — это отдельная категория, туда Навальный не попадет. Их в России всего шесть. А обычные колонии особого режима — они для тех, у кого есть особо опасный рецидив. С поднятыми вверх руками за спиной и только лицом к стенке там никто не ходит, в целом это выглядит как лагерь общего или строгого режима.

Я лично сидел в том, что называется помещением камерного типа, и это аналогично особому режиму. Люди сидят в запираемых помещениях 24 часа в сутки, за исключением полуторачасовой прогулки. На работу тебя выводить могут, но это скорее зависит от местной администрации — видит ли она смысл в работе «злостных нарушителей».

Чисто теоретически, по прошествии времени и если не будет нарушений, Навальному могут облегчить условия. Но учитывая, с какой легкостью они [сотрудники ФСИН] теперь клепают ему и другим заключенным эти нарушения, я вижу большую вероятность, что он весь срок проведет в камере.

Особый режим — это единственное место, где официально есть такой вид взыскания, как помещение в одиночную камеру. Даже в тюремном режиме нет такого вида наказания. Даже в ШИЗО люди не должны содержаться одиночно. Это нарушается, но в целом такого не должно происходить. На особом режиме есть узаконенное наказание в виде помещения в одиночку на срок до шести месяцев. То есть Навального могут совершенно официально закрыть в одиночной камере на полгода.

Кажется, что после колоний Владимирской области Навальному уже сложно создать какие-то более жесткие условия. Владимирская управа имеет среди заключенных очень плохую репутацию

Как правило, в колонии особого режима попадают заключенные, у которых за спиной уже пять-шесть ходок. Могут попасть и люди, которые оказались в заключении всего во второй раз, но только если они снова сидят за тяжкие и особо тяжкие преступления. Допустим, человек отсидел за убийство, а потом попал на зону второй раз — даже не обязательно за убийство, а за тот же разбой (это тоже особо тяжкое преступление). У нас в Уголовном кодексе вообще очень много тяжких и особо тяжких статей, например статьи, связанные с оборотом наркотиков, уже практически все тяжкие и особо тяжкие.

Мне чаще встречались люди с короткими сроками — пять ходок по два-три года. В таком случае можно даже за кражу на шестой раз попасть на особый режим.

В иерархии режимов особый жестче строгого, но мягче тюремного. Важное отличие — у людей, которые уже не первый раз сидят, намного меньше поддержки с воли, они жалуются на проблемы с элементарными базовыми вещами вроде чая, сигарет, сладкого. Их практически никто не греет. От кого-то отвернулись родственники и друзья, кто-то сталкивается со строгими ограничениями от администрации. На обычных условиях особого режима разрешены всего три посылки в год, на строгих — одна.

Но кажется, что после колоний Владимирской области Навальному уже сложно создать какие-то более жесткие условия. Владимирская управа [региональное управление ФСИН] имеет среди заключенных очень плохую репутацию. Считается, что все зоны там под ФСБ, и поэтому жалобы и проверки не меняют ситуацию.

Теперь его попытаются отправить подальше, туда, где не будет доступа адвокатов. Владимир относительно недалеко от Москвы, и адвокатам удобно его посещать. А на осужденных к особому режиму не распространяются правила, по которым люди должны сидеть недалеко от места жительства или места осуждения. 

Конечно, прибавятся проблемы в виде одиночного заключения, но, с другой стороны, что-то может стать и получше. Как заключенный я скажу так — первое время в колонии ты всегда радуешься любым изменениям и перемещениям, даже если по факту там ничем не лучше. Все равно это путешествие и новые впечатления. Я старался это так воспринимать, чтобы совсем не падать духом.

«Навального отправят в условное Забайкалье, где есть колонии, о которых вообще никому ничего не известно»

Рассказывает бывший член Общественной наблюдательной комиссии, посещавший колонии особого режима

В случае Навального речь может пойти о колонии общего или строгого режима, при которой есть небольшой сектор особого режима, так как необходимости в полноценных особых колониях нет — этот режим почти не назначают, и проще держать нескольких заключенных на отдельном участке при другой колонии, чем создавать пустующие места содержания.

Важно не путать колонии особого режима для пожизненно осужденных и просто колонии особого режима — это разные истории. Сейчас стали писать о том, что Навальный может оказаться вместе с каким-нибудь битцевским маньяком [Александром] Пичушкиным в колониях для пожизненных вроде «Черного дельфина» или «Полярной совы». Это неправильная интерпретация. Там содержатся исключительно те, кто приговорен к пожизненному заключению.

Закрыть Навального от защиты совсем не получится

Эти особые режимы отличаются разительно — в обычных колониях особого режима более серьезные ограничения на передачки и есть три внутренних режима — облегченный, с проживанием в общежитиях, обычный и строгие условия содержания. Навального сразу не могут определить на СУС, хотя бы первый год он должен провести в обычных условиях, а дальше уже будут решать. Проживание на СУСе в камерах уже будет приближено к условиям пожизненного заключения.

Закрыть Навального в одиночку на полгода в принципе можно и так где угодно — в обычных колониях, мы видим, они [тюремщики] и так отправляют людей в камеры на 15 суток, а потом выводят и сразу же заводят обратно. Там люди могут сидеть годами, этим нас [прокуроры] уже не удивили.

Скорее всего, Навального отправят в условное Забайкалье, где есть колонии, о которых вообще никому ничего не известно. Думаю, что там не будут бить и пытать — будут ломать через режим.

Но даже на режиме для пожизненных никто уже не ходит «ласточкой» — такие меры применять перестали, это дела давно минувших дней. Строгость режима будет зависеть от региона. Даже в одном регионе колонии одного режима могут сильно различаться — разные начальники колоний строят режим по-разному. Сотрудники в колониях особого режима абсолютно такие же, точно та же самая администрация, у них даже нет никакой особой подготовки для работы с «особо опасными рецидивистами». Что уж там, даже в колониях для пожизненных тюремщики не проходят никаких супершкол. 

Логику обвинения в запросе на особый режим для Навального сложно понять. Скорее всего, обществу просто хотят показать, какой Навальный страшный преступник. Закрыть Навального от защиты совсем не получится, но если это колония в отдаленном регионе, то адвокату просто будет сложнее добираться. Не думаю, что адвокаты в таком случае перестанут к нему ездить. Хороший адвокат может забраться куда угодно.

Поделиться