Фактчек

Президент ниоткуда

Молодой экономист Яков Милатович два месяца назад не собирался участвовать в выборах, а в выходные был избран президентом Черногории, победив управлявшего страной 30 лет Мило Джукановича. Как такое возможно?

Дата
7 апр. 2023
Автор
Дмитрий Горячкин
Президент ниоткуда
Яков Милатович, президент-загадка. Фото: ELVIS BARUKCIC / AFP / Scanpix / LETA

Вся сознательная жизнь нового президента Черногории Якова Милатовича прошла при президенте или премьере Мило Джукановиче. Ему было всего четыре года, когда Мило — так его называет вся страна — стал премьер-министром Черногории, в то время еще республики социалистической Югославии. В 1997 году Мило стал президентом и руководил Черногорией в составе уже не социалистической Югославии, а затем объединенного государства с Сербией, добился ее отделения и возглавлял уже независимое государство. Но мальчик вырос, обучился на Западе, вернулся и — неожиданно для всех — победил ветерана. Джуканович признал поражение, пожелал Милатовичу «стать успешным президентом», но явно попытается вернуться.

Многоликий Мило

Джуканович начал политическую карьеру буквально со школьной скамьи. В 1979 году 17-летний Мило вступил в Союз коммунистов Черногории, где большим влиянием пользовался его отец.

Окончив университет, Мило примкнул к Слободану Милошевичу и Момиру Булатовичу, последнему руководителю Союза коммунистов и первому президенту Черногории. В 1991 году Союз коммунистов распался, и Булатович с Джукановичем создали Демократическую партию социалистов (ДПС), правившую страной 30 лет. Булатович в конце 1990 года стал президентом, а Мило в 1991 году возглавил правительство Черногории. Но настоящим руководителем был именно он.

В 1997 году Мило стал номером один официально. Он выиграл президентские выборы у Булатовича, и того исключили из ДПС. Два года Булатович возглавлял правительство при первом сроке Мило, но в 2000 году после свержения Милошевича был отправлен в отставку. Мило Джуканович же с небольшими перерывами правил до сих пор. Даже когда он формально не занимал ключевых постов (например, в 2010–2012 годах), его ДПС сохраняла власть.

Во время балканских войн Мило с Булатовичем поддерживали Милошевича. В 1991 году премьер Джуканович отправил черногорских ополченцев в составе югославской армии на осаду приграничного хорватского города Дубровник, чтобы присоединить его к Черногории. Погибли 92 мирных жителя, из 824 исторических зданий старого города были повреждены 563. Поддержала Черногория Югославию и в Боснийской войне.

С Путиным, как и в случае с Милошевичем, Мило понял, что не на того поставил.

К тому времени начали сказываться введенные в 1991 году санкции ООН против Югославии. Экономика Черногории, как и метрополии, стала приходить в упадок. Чтобы обеспечить хоть какой-то приток денег в страну, правительство Джукановича на государственном уровне занялось контрабандой сигарет в Италию. Обратно контрабандисты везли нужные Черногории товары. Оборот незаконной торговли сигаретами исчислялся миллиардами долларов в год. Часть денег шла в бюджет, другая оседала в карманах «удачливых» правительственных чиновников. Франческо Фарджионе, бывший член итальянского парламента, возглавлявший комиссию по борьбе с итальянской мафией с 2006 по 2008 год, утверждал, что лишь президентский иммунитет спас Джукановича от уголовного преследования. Бизнес, похоже, процветает до сих пор: черногорские таможенники и сейчас регулярно находят десятки контейнеров с контрабандными сигаретами.

Все в стране спокойно обсуждают богатство Джукановича, его сомнительные источники и коррупцию, которую Freedomhouse называла «повсеместной», но ничего не происходит.

Мило порвал с Милошевичем раньше Булатовича. После проигрыша Югославии в Боснии и подписания в начале 1996 года тяжелого для Белграда Дейтонского соглашения, Мило вместо «нерушимого союза с Сербией» провозгласил курс на независимость Черногории и такой же крепкий союз с Западом.

Запад увидел в Джукановиче противовес Милошевичу. Выборы 1997 года сопровождались скандалами, обвинениями в подтасовках, но США сразу признали победу Джукановича, а посланник президента на Балканах Роберт Гелбард поздравил его с победой. Гелбард, впрочем, и впоследствии хорошо отзывался о Мило, отмечая его заслуги в строительстве независимой Черногории и демократии в ней.

В 1999-м, когда НАТО проводило военную операцию «Союзная сила», чтобы заставить Белград отказаться от продолжения войны в Косово, Джуканович быстро договорился с президентами США и Франции Биллом Клинтоном и Жаком Шираком. В результате Черногория практически не пострадала от бомбардировок. В Сербии переговоры сочли предательством. Начинался развод с Белградом и строительство независимой Черногории.

В 2000 году она отказалась от югославского динара, сделав валютой немецкую марку, а затем евро. В том же году Мило Джуканович извинился перед хорватами за участие черногорцев в осаде Дубровника.

Свержение Милошевича не изменило курс черногорского руководителя на выход из союза с Белградом. Развод был оформлен в 2006 году: 55,5% черногорцев проголосовали на референдуме за независимость и выход из союза с Сербией. Этнические сербы, естественно, голосовали против, а перевес был достигнут за счет нацменьшинств — албанцев, боснийцев и других. Ходили слухи о вброшенных 19 тысячах голосов, но правительство Джукановича отказалось пересчитывать их вручную. 21 мая 2006 года Черногория стала независимым государством.

В 2007 году страна приняла новую Конституцию, став парламентской республикой, где главенствующая роль принадлежит главе правительства. И Мило Джуканович снова стал им.

Поддержите «Важные истории»
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

Лоббируя независимую Черногорию, он обращался и к Западу, и к Путину (тогда они еще были не врагами, а партнерами). И получил поддержку обеих сторон. На середину нулевых пришлась его дружба с Путиным. Они несколько раз встречались, в том числе когда Джуканович был с частным визитом в России в 2004 году. Путин обещал черногорскому лидеру всяческую поддержку в случае выхода Черногории из союза с Сербией. Россия одной из первых крупных стран признала итоги референдума. Российские инвестиции, в частности «Русала» в алюминиевый завод в Подгорице, помогли Черногории относительно безболезненно пережить разрыв с Сербией. Россияне стали крупнейшими иностранными покупателями недвижимости в стране, каждая зарегистрированная там третья яхта тоже принадлежит россиянам.

Но, как и в случае с Милошевичем, Мило понял, что не на того поставил. Будучи премьером, в 2012 году он заявил, что главная новая цель страны — вступление в НАТО. Готовиться к этому Черногория начала сразу после обретения независимости, но процесс активизировался. Тогда же до предела обострились проблемы с главной российской инвестицией в страну: «Русал» так и не смог оздоровить финансы завода в Подгорице. Власти хотели выкупить долю «Русала» за один евро (в итоге он прошел через процедуру банкротства и сейчас принадлежит черногорской госкомпании). Дружба закончилась в 2014 году после аннексии Крыма. До этого Россия называла внешнюю политику Черногории сбалансированной, но затем перешла к не самым дипломатическим выражениям.

Кульминацией стал переворот, который якобы готовился при поддержке российских и сербских спецслужб. Его целью назывались убийство Джукановича и предотвращение вступления страны в НАТО. О предотвращении переворота объявили в 2016 году перед парламентскими выборами, было арестовано около 20 человек. Был ли заговор на самом деле, до сих пор неясно. Выборы 1997 года, кстати, тоже сопровождались неподтвержденными сообщениями о покушении на Джукановича. Союзник Милатовича по коалиции, просербский политик Андрия Мандич, например, уверен, что никакого заговора не было.

Вскоре был подписан протокол о присоединении Черногории к НАТО, а в 2017 году она официально стала членом альянса. Президент США Дональд Трамп в своей манере высказался по этому поводу: «Черногория — крошечная страна с очень сильными людьми. Они очень агрессивны. Они могут стать агрессивными, и — поздравляю, вы вступили в Третью мировую войну». Но Трамп есть Трамп, а внутри страны угроз власти Джукановича не просматривалось.

И тут Джуканович допустил роковую ошибку, стоившую его партии потери власти и настроившей многих сторонников Мило против него.

Многолетний правитель Черногории Мило Джуканович получил во втором туре самого неудобного соперника
Многолетний правитель Черногории Мило Джуканович получил во втором туре самого неудобного соперника
Фото: MADIS VELTMAN / POSTIMEES / Scanpix / LETA

Оскорбление чувств верующих

Джуканович решил подорвать позиции Сербской православной церкви (СПЦ), очень влиятельной в Черногории. В конце декабря 2019 года парламент с подачи депутатов от ДПС принял закон «О свободе вероисповедания», буквально взорвавший черногорское общество. Он передавал часть имущества СПЦ Черногорской неканонической церкви, созданной в 1993 году. СПЦ фактически лишалась права на церковные здания и поместья, построенные до 1918 года (когда государство Черногория было упразднено и стало частью королевства Сербия).

В стране, где почти половина населения считает себя сербами и является прихожанами Сербской православной церкви, а не малочисленной неканонической, это было политическое самоубийство. По стране прокатилась волна массовых митингов, начались перекрытия дорог — несмотря на ковидные ограничения, протесты продолжались до парламентских выборов в августе 2020 года.

На них оппозиционные ДПС и Мило партии смогли создать коалицию и лишили ДПС власти. Впервые партия Джукановича оказалась в оппозиции. Но правительство продержалось недолго. К апрелю 2022 года депутаты, включая противников Джукановича, переругались между собой и отправили правительство в отставку. Премьер Здравко Кривокапич ничем особенным не запомнился, разве что тем, что пригласил в правительство будущего президента — Яков Милатович стал министром экономики.

В поединке один на один Джуканович мог выиграть только у очень токсичного кандидата, на которого у него была заготовлена тонна компромата.

Новый премьер Дритан Абазович, албанец по происхождению, скорректировал закон и подписал с СПЦ так называемое Основное соглашение. Конфликт был улажен, но оппозиционная Мило коалиция успела опять переругаться, и депутаты вынесли его правительству вотум недоверия. Абазович стал называться «техническим» премьером.

Джуканович все это время оставался президентом, но и он расплатился за атаку на церковь. Парламент принял закон о президенте, сильно сузив его полномочия. Мило сначала наложил на него вето, но затем вынужден был его подписать с оговоркой, что «выполнять закон никто не будет, потому что он неконституционен». Так закон и повис в воздухе: Черногория никак не может сформировать Конституционный суд. Накануне президентских выборов смогли выбрать трех судей, но утвердить еще хотя бы одного, чтобы был кворум (всего в суде семь мест), не получается. ЕС предупредил, что пока Черногория не выберет судей, ни о каком продвижении страны в ЕС не может быть и речи. А ведь вступление в ЕС было одним из программных пунктов Мило.

Темная лошадка

Для Якова Милатовича это не пункт, а гвоздь программы. Про него самого известно немного, ведь всего пару месяцев назад Милатович не собирался участвовать в президентской гонке. Его история напоминает победу сборной Дании по футболу на Евро-92, где она не должна была выступать, но в последний момент заменила отстраненную от участия из-за войны сборную Югославии.

Милатовичу 36 лет. Как и Мило, он учился на экономическом факультете, получил стипендию, позволившую ему продолжить обучение в университетах Иллинойса, La Sapienza в Риме и окончить аспирантуру в Оксфорде. Затем Милатович работал в банках: сначала в черногорском, затем занимался оценкой рисков стран Центральной и Восточной Европы в Deutsche Bank во Франкфурте. Далее последовал отдел политического и экономического анализа Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), откуда он в 2020 году перешел на пост министра экономики в первом правительстве, сформированном без Джукановича и ДПС. Идея премьера Кривокапича была в том, что правительство должны составлять не политики, а технократы.

Милатович и министр финансов Милойко Спайич запомнились программой Evropa sad («Европа сейчас»), в честь которой названа партия будущего президента. В рамках программы успели только поднять минимальную заработную плату с 270 до 450 евро в месяц. Бюджетники, естественно, восприняли программу на ура, бизнесмены же посчитали ее популистской, способной лишь разогреть инфляцию.

Именно Спайича — космополита, любителя женщин и очень медийного персонажа — собиралась выдвинуть на выборы молодая партия. Но накануне регистрации кандидатов у Спайича обнаружили сербское гражданство, и он был вынужден снять свою кандидатуру. Тогда на замену вышел Милатович.

Символично, что празднование победы Милатовича в Подгорице проходило под двумя флагами — Сербии и Черногории.

Поначалу никто не воспринимал его всерьез. Прогнозы сулили второй тур выборов, где соперником Мило должен был стать Андрий Мандич — просербский политик и давний поклонник Владимира Путина. Но он выступил крайне неудачно. Мандич не смог завоевать сердца сербских избирателей. Его невнятная программа не заинтересовала ни европейски ориентированных сербов, ни националистов. В первом туре Мандич набрал всего 19% голосов. Во второй тур вышли Джуканович (35,4%) и Милатович (28,9%).

Милатович вроде бы не предлагал ничего конкретного, но в то же время обещал продолжить путь к евроинтеграции, улучшать отношения с Сербией и бороться с коррупцией — больная тема для Мило. Как говорится, и нашим, и вашим, и всем.

Уже выход Милатовича во второй тур тянул на сенсацию года, но в игре произошел перелом, и инициатива перешла к нему. Милатович оказался самым неудобным соперником для Мило. Черногория устала от 30 лет правления Мило, скандалов с его участием, от тянущегося за ним шлейфа коррупции. В поединке один на один Джуканович мог выиграть только у очень токсичного кандидата, на которого у него была заготовлена тонна компромата. Но не у человека без яркого политического бэкграунда. Политическая карьера Милатовича оказалась слишком коротка, чтобы в ней нашлось что-то отталкивающее. У Милатовича нет коррупционного прошлого, он не был замешан в скандалах, избегал резких политических заявлений, которые могли бы оттолкнуть от него часть избирателей. Поэтому мы пока так мало знаем о политических взглядах избранного президента Черногории, например о его отношении к войне в Украине, оценке действий России и о введенных против нее санкциях.

К тому же Милатовича поддержали все кандидаты-неудачники, не прошедшие во второй тур. Даже Мандич, считавшийся главным соперником Мило Мандич. Обещал ли Милатович ему что-то взамен, неизвестно.

Перевес Милатовича оказался большим: 60% голосов против 40%.

Яков Милатович стал номером 1
Яков Милатович стал номером 1
Фото: BORIS PEJOVIC / EPA / SCANPIX / LETA

Загадка президента

Теперь все ждут, что же Милатович будет делать. Одно дело аккуратно обещать всем то, чего они хотят, другое — претворять это в жизнь. Милатовичу придется сделать выбор. Пока довольны почти все.

Стремление Милатовича в ближайшие годы привести страну в ЕС сделало его любимцем западных дипломатов и журналистов. Проевропейски настроенные сербы, разумеется, за него. Но не только они: накануне выборов Милатовича поддержал лидер сербской радикальной партии Воислав Шешель, осужденный в 2018 году Гаагским судом за военные преступления.

История Милатовича напоминает победу сборной Дании на Евро-92, где она не должна была выступать, но в последний момент заменила сборную Югославии.

Регионы компактного проживания этнических сербов, в 2006 году голосовавшие против выхода Черногории из союза с Сербией, активно поддержали нового президента. Многие сербы и сегодня считают независимую Черногорию всего лишь личным проектом Джукановича, ради собственных интересов разрушившего «сербский мир». Они воспринимают победу Милатовича, этнического серба, как шанс на возвращение Черногории «в родную гавань».

Символично, что празднование победы Милатовича в столице, Подгорице, проходило под двумя флагами — Сербии и Черногории. Первыми Милатовича поздравили с победой руководители входящей в соседнюю Боснию и Герцеговину (БиГ) Республики Сербской. А вот руководители боснийской части БиГ вместе с лидерами Косово выразили опасения, что отношения между странами могут осложниться. 

Русский вопрос

На фоне сложнейшего выбора, перед которым стоит Милатович, ему просто не до россиян, проживающих в Черногории. В 2022 году в страну въехало 48 193 гражданина РФ. Права голоса они не имеют, своей партии у них нет. Сейчас положение наших соотечественников в Черногории — одно из лучших в Европе. Безвизовый въезд на 30 дней с возможностью обнулить срок пребывания, ненадолго выехав за границу и вернувшись (так называемый визаран), фактически позволяют россиянам жить в Черногории сколько угодно. Владельцы недвижимости легко получают вид на жительство, его также дают тем, кто открыл компанию (для этого не надо быть олигархом, хватит 1000 евро), учится или лечится. С началом войны сложнее стало лишь открыть счет в банке и зарегистрироваться по адресу арендуемой недвижимости. Жизнь в Черногории для россиян не усложнялась ни во времена Джукановича, ни при Кривокапиче, ни при Абазовиче.

Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

Усложнить ее может давление ЕС. Чтобы от слов о вступлении в ЕС перейти к делу, Черногории придется доказать, что она не станет для россиян перевалочным пунктом в шенгенскую зону. Поэтому Брюссель уже требует от Черногории введения виз и отмены непонятного для европейцев визарана. А в случае отказа привести свои визовые правила в соответствии с нормами ЕС, Евросоюз угрожает отменить безвизовый въезд для черногорцев в шенгенскую зону.

Именно по настоянию ЕС правительство Черногории пообещало в ближайшее время перепроверить уже выданные «золотые паспорта» — в стране много лет действовала программа «гражданство за инвестиции». Депутаты предупреждают, что Черногория «по геополитическим причинам» может скоро отменить безвизовый въезд для россиян.

Иногда они возвращаются

Хотя Мило и проиграл выборы, ставить точку в его политической карьере рано. Незадолго до президентских выборов, 16 марта, Джуканович подписал закон о роспуске парламента. Дело в том, что 15 марта истек срок, в который парламент должен был утвердить новое правительство: действующее-то формально в отставке, а Абазович занимает должность лишь «технического премьера». Действующее правительство депутаты так и не смогли утвердить. А главные полномочия, напомним, у премьера.

Новые парламентские выборы в Черногории назначены на июнь. И нет сомнений, что Мило Джуканович приготовил немало сюрпризов, чтобы снова остаться у руля.