Фактчек

Голодомор: правда ли, что украинцы пострадали больше других

Экономисты собрали базу архивных данных о голоде 1932–1933 годов в Советском Союзе и построили математические модели, чтобы ответить на один из самых важных и спорных вопросов в истории взаимоотношений России и Украины. «Важные истории» пересказывают результаты их исследования

Дата
10 мар. 2023
Авторы
Редакция, борис грозовский (обозреватель, автор телеграм-канала EventsAndTexts)
Голодомор: правда ли, что украинцы пострадали больше других
Жертвы голода в Харькое. 1933 год. Фото: Александр Винербергер / Diocesan Archive of Vienna / Wikimedia Commons

Голодомор — одна из крупнейших гуманитарных катастроф ХХ века: всего за два года — с 1932 по 1933-й — от голода погибли от 5 до 10,8 миллиона жителей Советского Союза, из них 2,6–3,9 миллиона — только в Украине. До 1980-х в СССР эта трагедия отрицалась, однако современные российские историки согласны, что голод был искусственным: к нему привели не объективные причины, а экономическая политика коммунистов — коллективизация, «ликвидация кулачества» и желание Сталина провести ускоренную индустриализацию за счет деревни. Нежелание или невозможность сдать государству зерно Сталин приравнивал к борьбе против советской власти.

Однако большинство российских историков отказываются считать голод в Украине геноцидом украинского народа, указывая, что тогда погибло множество людей и в других зернопроизводящих регионах. Украина и ряд других стран считают события 1932–1933 годов геноцидом украинцев.

Этот исторический спор имеет важное политическое значение. «Голод в Украине был выбран как способ усмирения украинского народа… Цель была обескровить Украину, подорвать ее силы, и таким образом устранить возможность восстановления украинской государственности», — говорил, будучи президентом, Виктор Ющенко.

Вот основные аргументы в пользу того, что Голодомор стал результатом политики, направленной против этнических украинцев.

  • Их доля среди погибших от голода очень высока. Украинцы тогда составляли 21% населения СССР, но на них приходится около 40% смертей. В расчете на тысячу населения смертность в Украине была в 4–6 раз выше, чем в России (во время предыдущих случаев массового голода смертность в Украине была не выше, чем в остальной Российской империи и СССР).
  • Советская власть была враждебна Украине. Во время революции и гражданской войны украинцы боролись за независимость. В следующие годы там было много крестьянских восстаний, сопротивление коллективизации также было сильным.
  • Государство изъяло у украинских крестьян много зерна, не оставив им возможности выжить, но в 1932–1933 годах СССР продолжал экспортировать зерно. В 1932 году Сталин даже репрессировал партийно-хозяйственных начальников среднего уровня за слишком мягкую политику хлебозаготовок в Украине.
  • Пострадавшие регионы не получили серьезной помощи. Наоборот, был введен запрет на выезд с территорий, охваченных гуманитарной катастрофой (войсковые кордоны, водворение на прежнее место жительство или ссылка для сбежавших). Это обрекало миллионы людей на медленную и мучительную смерть.

Вот аргументы против антиукраинского характера голода.

  • Принудительные хлебозаготовки и сплошная коллективизация были направлены против всех «кормящих страну» регионов. Украина просто была главным из них. Голод одновременно наступил и закончился в Казахстане, Поволжье, Центральном Черноземье, Северном Кавказе, Южном Урале и Сибири. За 1926–1937 годы сельское население Украины сократилось на 20,5%, Казахстана — на 30,9% (а смертность от голода там была самой высокой), Поволжья — на 23%, Северного Кавказа — на 20,4% (согласно расчетам историка Виктора Кондрашина, считающего политику того времени антикрестьянской, а не антиукраинской).
  • У Украины тогда отобрали меньше зерна, чем обычно. Ее доля в сданном государству зерне в 1930 году составляла 35%, а в 1932 — всего 25%.
  • Тяжесть голода в Украине могла быть вызвана ее зерновой специализацией, плотностью крестьянства в зоне коллективизации. Из-за этого сбор зерна мог сильно упасть, а официальные данные об урожае в 1931–1932 годах — оказаться завышенными.
Этот исторический спор имеет важное политическое значение. Ответить на вопрос, имела ли место в той трагедии предвзятость к этническим украинцам, попытались экономисты.

Украина периодически заводит разговоры о покаянии и компенсациях со стороны России (как правопреемницы СССР) за организацию голода. Россия считает разговоры о том, что Голодомор был геноцидом украинцев, антироссийской пропагандой, договорившись до того, что голоду 1932–1933-х способствовали страны Запада, требовавшие от СССР расплачиваться за поставки оборудования именно зерном. В оккупированных городах Украины россияне демонтируют посвященные Голодомору мемориалы (так было в Мариуполе и Кременной). Любые разговоры на эту тему считаются национализмом, «искажением исторических фактов».

Зерна было достаточно

Ответить на вопрос, имела ли место в той трагедии предвзятость (bias) к этническим украинцам, попытались экономисты. Они оперируют сухими цифрами и математическими моделями — и с их помощью оценили вклад советской экономической политики в высокую смертность украинцев во время голода 1932–1933-х. Результаты Андрей Маркевич (университет Хельсинки и РЭШ), Наталья Науменко (George Mason University) и Нэнси Чэн (Kellogg School of Management в Northwestern University) представили на ежегодной конференции American Economic Association.

Маркевич, Науменко и Чэн собрали по архивным источникам базу данных о смертности, рождаемости, этническом составе, урбанизации, погоде, урожаях и заготовке зерна в украинских, беларусских и российских аграрных регионах в 1922–1940 годах. К сожалению, достаточных данных по Казахстану, где смертность от голода была еще выше, чем в Украине, не нашлось, и сравнить причины голода в Украине с Казахстаном не получилось. Экономисты смотрели, как менялась смертность на отдельных территориях в зависимости от их этнического состава, производства зерна, заготовок и других факторов.

Свое исследование они начинают с известного тезиса: урожай 1932 года в Украине был меньше урожаев предыдущих лет, но его хватило бы на то, чтобы прокормить население республики. 

Урожай в остальной части СССР тоже был достаточен, чтобы прокормить там людей без того, чтобы забирать зерно у Украины. Значит, основной фактор голода — не снижение производства зерна, а его избыточное изъятие в Украине, сельское хозяйство которой и так было разрушено из-за коллективизации. 

В 1932-м минимальная норма зерна на человека составляла 0,78 килограмма в день. Но власти СССР оставили Украине в 1932 году почти на треть (31%) зерна меньше этого в буквальном смысле прожиточного минимума.

В Казахстане и российских регионах, переживших голод, зерна тоже осталось меньше необходимого. Но при прочих равных из украинских регионов брали больше, показано в исследовании.

В обычные годы смертность в Украине в то время составляла 18 человек на 1000 населения, в 1932-м этот показатель вырос до 22, а в следующем, 1933 году — взлетел до 60 человек на 1000 населения, более чем в три раза. В России и Беларуси смертность тоже выросла, но гораздо менее значительно: с 22 человек на 1000 населения в 1932-м — до 30 человек в 1933 году, в 1,4 раза.

Голодомор в цифрах

Была ли повышенная смертность украинцев следствием предвзятой (bias) политики советских властей? Маркевич, Науменко и Чэн проверяют эту гипотезу. Для этого они определяют, есть ли связь между смертностью и другими параметрами (это называется регрессия). Если бы предвзятости не было, в двух регионах с одинаковыми условиями — погодными, производством зерна и долей сельского населения — смертность была бы одинаковой. Однако им удалось выяснить: в одинаковых регионах смертность была тем выше, чем выше там была до коллективизации доля украинцев.

Смертность следовала не административным, а национальным границам. В те годы четверть украинцев проживала за пределами республики, в этих регионах смертность была такой же высокой, как в Украине.

В одинаковых регионах смертность была тем выше, чем выше там была до коллективизации доля украинцев

По расчетам Маркевича, Науменко и Чэн, чем выше была доля украинцев в населении отдельных регионов, тем выше была доля отобранного у них зерна и тем ниже (в расчете на человека) количество зерна для потребления. Экономисты измерили эту предвзятость: в регионе, населенном только украинцами, государство в 1932-м изъяло бы на 18,5 п. п. зерна больше, чем из такого же региона без украинцев. Может быть, дело в том, что среди украинцев было больше зажиточных крестьян, «кулаков», и с них можно было больше собрать? Вряд ли: после изъятий украинскому региону осталось бы на 1,085 килограмма зерна на человека в день меньше. Чем меньше оставляли зерна, тем выше была смертность.

Уже первый пятилетний план для советской экономики, принятый в 1928 году, предусматривал повышенное изъятие зерна из Украины, говорится в исследовании. Он оставлял региону с украинским населением на 0,275 килограмма зерна в день меньше в расчете на человека, чем региону с таким же уровнем заготовок, где нет украинцев.

Если бы нереалистичный план первой пятилетки был выполнен, зерна для пропитания крестьян было бы достаточно. Но к 1931 году выяснилось, что производство сильно отстает от плана. Тем не менее заготовки не были снижены, и в 1931–1932-м крестьянам пришлось пустить на потребление зерно, отложенное на сев. В результате в 1932–1933 годах урожай был еще ниже, особенно в Украине.

Поддержите «Важные истории»
Ваше пожертвование поможет нам и дальше рассказывать правду — мы не подчиняемся цензуре

Чиновники на местах могли завышать перед центром данные об урожае, чтобы выполнить план и отчитаться об успешной коллективизации. Но даже если использовать не статистику сбора зерна, а оценку возможного урожая с учетом производительности, погоды и географии, выводы остаются теми же, говорится в исследовании экономистов. На разницу в смертности в Украине и остальном СССР влиял именно уровень изъятий. Впрочем, урожайность в Украине к 1932 году могла упасть сильнее, чем на других территориях, из-за «раскулачивания» и массового забоя скота в 1929–1931 годах. Коллективизация проводилась в Украине ускоренными темпами: если к лету 1932-го в колхозах работало 60% советских крестьян, то в Украине таких было почти 70%.

Гуманитарная катастрофа в Украине стала следствием прежде всего государственной политики, показывают расчеты: она объясняет избыточную смертность в Украине на 92%, а в трех республиках (России, Украине и Беларуси) — на 77%.

Результатом в том числе этой катастрофы стало падение доли украинцев в населении СССР с 21,3% в 1926 году до 16,5% в 1939-м. В аграрных регионах украинцев было больше, чем русских (43,8 и 41,9% в 1926 году), а стало меньше (37,1 и 48,1% в 1939-м).

90 лет трагедии. Памятник жертвам Голодомора в Киеве
90 лет трагедии. Памятник жертвам Голодомора в Киеве
Фото: Valentyn Ogirenko / Reuters / Scanpix / LETA

Почему именно украинцы

Экономисты не могут ответить на этот вопрос, они лишь выдвигают несколько версий, которые требуют отдельного изучения.

Во время коллективизации и Гражданской войны украинцы упорно сопротивлялись советской политике, государство репрессировало украинцев, чтобы контролировать сельское хозяйство, которое тогда составляло половину ВВП страны (авторы подкрепляют эти тезисы расчетами).

Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам только важные истории

Регионы Украины и юга России были наиболее аграрно продуктивны. Коллективизация обеспечивала контроль за производством и распределением зерна, что было необходимо для индустриализации: за счет экспорта зерна коммунисты покупали технологии и специалистов для новых заводов. В 1925 году Сталин говорил: «Основу национального вопроса, его внутреннюю суть все же составляет вопрос крестьянский. Этим именно и объясняется, что крестьянство представляет основную армию национального движения, что без крестьянской армии не бывает и не может быть мощного национального движения. Это именно и имеют в виду, когда говорят, что национальный вопрос есть по сути дела вопрос крестьянский». «Каждый украинец — потенциальный националист», — вспоминает Никита Хрущев слова сталинского соратника Лазаря Кагановича, возглавлявшего компартию Украины в 1925–1928 годы.

Предвзятость против украинцев в годы коллективизации могла проявиться и в представлении, что именно они прячут от власти большую часть урожая, и поэтому им можно ставить более высокие задания по снабжению государства: где-то да найдутся тайники, которые позволят им не умереть с голода. Это вполне могло быть правдой в 1928–1930 годах — но не в 1932–1933 годы. Похожая логика привела к голоду в Китае в 1959–1961 годах: власти были уверены, что крестьяне скрывают часть урожая, а те боялись конфискаций и не сообщали правительству об урожаях. Но в Китае голод убивал, не разбираясь в национальностях, а в Советском Союзе, как показало исследование Маркевича, Науменко и Чэн, главными пострадавшими оказались именно украинцы — вне зависимости от того, в каких республиках СССР они проживали.

Поделиться

Мы используем cookie