Русские миллиарды. Что они принесли соседним странам
Россияне бежали от войны в соседние страны и привезли с собой деньги — миллиарды долларов. Для этих стран приток шальных денег — большая удача, но и большая проблема
Дата
12 янв. 2023
Русские миллиарды. Что они принесли соседним странам
Россияне бежали налегке, но многие с деньгами. На фото: погранпереход из России в Грузию «Верхний Ларс». Фото: Zurab Tsertsvadze / AP / Scanpix / LETA

«Это невероятно, такого не было с 2013 года — рынок закипел! Наконец-то в нашем мертвом лесу появилась жизнь. Эх, гуляе-е-е-ем! Не знаю, кого расцеловать!» — написал в конце сентября восторженный пользователь на казахстанском сайте объявлений о сдаче и продаже недвижимости.

Шальные деньги

Это результат новой волны российской эмиграции, похоже, самой мощной за 100 лет. Точных расчетов, сколько россиян покинули страну и тем более где они осядут и какая часть вернется, нет — лишь оценки: с марта по октябрь из России выехали до 1,5 миллиона человек. Не вернулись, по скромным прикидкам, 0,5 миллиона.

Основной поток пришелся на Грузию, Армению, Кыргызстан, Узбекистан и, разумеется, Казахстан, у которого самая большая сухопутная граница с Россией. В этих странах распространен русский язык и не нужны визы для въезда (а в Казахстан и Армению вообще можно въехать без загранпаспорта). Для кого-то эти страны стали промежуточным пунктом, чтобы потом двинуться дальше, но многие остались.

Большинство уехало не с пустыми руками — они привезли с собой деньги. Сначала — наличные и денежные переводы, а затем, когда открыли счета в местных банках, эмигранты стали переводить деньги на них. Средства россиян в зарубежных банках в этом году выросли примерно вдвое, до $ 67 миллиардов, впервые превысив валютные вклады внутри страны.

Этот поток не ослабевает: по данным ЦБ, каждый месяц россияне отправляют в иностранные банки несколько миллиардов долларов (в октябре — $ 5 миллиардов). Уезжающие переводят рубли в валюту, некоторые продают имущество, включая квартиры, и выводят деньги из России. Многие из тех, кто пока остается в России, тоже обзавелись счетами за границей и переводят на них часть сбережений, чтобы, как говорят инвесторы, не держать все яйца в одной корзине.

Поэтому Грузия, например, получила из России за 11 месяцев 2022 года на $ 1,3 миллиарда больше, чем за весь 2021 год, Армения — на $ 2,3 миллиарда больше.

Большие надежды

Для маленьких экономик Армении и Грузии эти миллиарды — колоссальная сумма. ВВП Армении в 2021 году был $ 14 миллиардов, Грузии — $ 19 миллиардов, то есть дополнительный приток денег из России составил 17 и 7% их ВВП соответственно. 

Банки стран, куда сбежали россияне, неожиданно получили огромные деньги, на привлечение которых ничего не потратили. Авиакомпании этих стран увеличивают число рейсов и открывают новые маршруты. Европейские компании переводят производство из России в Казахстан. 

Приехавшие россияне тратят деньги — покупают товары, снимают жилье, а прожив полгода, становятся налоговыми резидентами и начинают платить налоги. В этом году российские релоканты открыли в Армении около 5000 компаний, в основном в сфере IT, рассказывал экономист Сурен Парсян. Большинство уехавших обеспечены и образованны выше среднего уровня. Многие продолжают удаленно работать на российские компании или релоцировались вместе с ними — они составляют значительную долю переехавших. Немало среди них и фрилансеров (ИП, самозанятых) — они обеспечены работой. 

«Мы держим в основном столовые, а приезжие предпочитают рестораны, так что выручка в нашей сети выросла лишь на 5–10%, — говорит соучредитель армянской сети „Арт Ланч“ Бакур Мелконян. — Зато доставка на дом подскочила на 30–40%».

Сразу после начала войны эксперты сулили экономикам бывших советских республик проблемы вслед за экономикой России, с которой они тесно связаны. Но быстро выяснилось, что некоторые страны, наоборот, ждет рост. Нацбанк Армении с началом войны понизил прогноз роста экономики с 5 до 1,6%, однако в октябре увеличил его аж до 13%. МВФ ожидает всего 7%, но и это огромная цифра. Грузия теперь ждет 10-процентного роста.

Официальные итоги не подведены, но лидеры стран уже называют цифры. В 2022 году рост экономики Казахстана составил 3,1%, рассказал министр экономики Алибек Куантыров. Экономика Армении выросла на 12,5–13%, сообщил премьер Никол Пашинян, отметив вклад «притока российских граждан».

Грузия и Армения — маленькие экономики, более сервисного типа, объясняла главный экономист по России и СНГ+ «Ренессанс Капитала» Софья Донец, обе наращивали туристические мощности и в пандемию остались сильно недогруженными: «Поэтому весь приток [россиян], который пришел в эти страны, было куда разместить, чем накормить. Недогруженный сектор гостеприимства получил такой мощный толчок».

Экономика Казахстана примерно в десять раз больше армянской или грузинской, в ней велика роль сырьевого экспорта, поэтому в целом влияние миграционной волны не так заметно. Но на отдельных рынках — более чем. «За квартиры, которые местный готов снимать за $ 450–500, россиянин легко платит $ 800–900, соответственно, выросло и мое вознаграждение. В разгар миграции мне поступало до 50 звонков в день, люди звонили прямо с границы и арендовали квартиры не глядя», — рассказывает агент по недвижимости из Алматы Виктор Цой.

Прожив в стране более полугода, законопослушные россияне начинают платить в ней налоги. На фото: очередь за получением ИНН в Казахстане
Прожив в стране более полугода, законопослушные россияне начинают платить в ней налоги. На фото: очередь за получением ИНН в Казахстане
Фото: Vladimir Tretyakov / NUR.KZ / AP / Scanpix / LETA

Большие проблемы

Однако, как говорится, слишком хорошо — это уже плохо. Шальные деньги, да еще в таком количестве, могут создать проблемы.

Самая очевидная — инфляция. Она разбушевалась задолго до войны — рост цен во всем мире начал ускоряться в конце 2020 года в связи с ковидными денежными раздачами, но нашествие россиян с их деньгами сильно затруднило соседним странам борьбу с ней. В Грузии максимальный рост потребительских цен был в марте, в Армении пик пришелся на июнь, в Казахстане инфляция превысила 20%. Для борьбы с ней казахстанский нацбанк поднял процентную ставку уже до 16,75% годовых; растут ставки и в других странах, особенно в Армении и Кыргызстане — примерно в 1,5 раза. Чем выше ставка, тем дороже деньги, в том числе кредиты для компаний и людей.

Цены растут неравномерно. Один из самых перегретых секторов — недвижимость. Приехавшим надо где-то жить, и цены на аренду взлетели так, что многие местные жители не могут себе позволить снять квартиру или вынуждены за те же деньги снимать заметно худшее жилье. «Где это видано: армяне отказывают армянам, чтобы дороже сдать [квартиру] русским», — возмущался в перерыве между экскурсиями ереванский гид.

В Казахстане, куда россияне бросились спасаться от мобилизации, аренда жилья в сентябре-октябре выросла в 1,5 раза. Потом цены почти вернулись к норме, но не везде: разница с домобилизационными временами, в пределах 7%, остается в Алматы, Астане и других крупных городах, которые популярны у россиян. А ведь именно туда идет и внутренняя миграция: в крупных городах больше работы, туда едут учиться студенты, так что дорогая аренда бьет по населению этих стран. По словам Цоя, наблюдается и скрытый рост цен: на рынке появилось много менее качественных объектов — за те же деньги люди получают худшее жилье.

Война в Украине увеличивает риск роста бедности на Кавказе и в Средней Азии, отмечает МВФ. Инфляция сильнее бьет по малообеспеченным людям: там, где человек среднего достатка просто выберет марку подешевле, бедняку придется отказывать себе в необходимом.

Еще одна проблема — поток русских денег укрепил валюты соседних стран. Из России уезжали с рублями, долларами или евро — но не с тенге, драмами или лари. А для жизни в стране нужна местная валюта. Спрос на нее растет, а с ним и курс. Армянский драм (+22% к доллару) и грузинский лари (+16%) вошли в тройку лучших валют этого года, среди лидеров и таджикистанский сомони (+10%). Слишком крепкая валюта вредит экономике: снижается конкурентоспособность страны на мировом рынке, потому что ее товары становятся слишком дорогими в сравнении с производимыми в других странах. Экспортеры теряют рынки, а продукция местных производителей начинает проигрывать импортным аналогам.

А что потом?

Итак, люди приехали, деньги получены, связанные с ним успехи и проблемы — тоже. Но едва ли не главный риск: люди и деньги могут уйти так же внезапно, как пришли.

Очень многие из «понаехавших» изначально не рассматривали Кавказ и Центральную Азию как постоянное пристанище. Для них это перевалочный пункт, где можно пересидеть и подготовить переезд в конечную точку маршрута. Многие прибыли без конкретного плана и ищут возможность двинуться дальше. Найдут — уедут, и деньги заберут (если не все, то часть). А не найдут — могут и поехать домой. «Многие вернутся, когда деньги кончатся», — считает профессор МГУ Наталья Зубаревич. Или по другим причинам.

Вот пример. Российский IT-предприниматель получил британскую визу по программе Global Talent. Он провел несколько месяцев в Казахстане, где закончил оформление документов, открыл счета в нескольких банках и разместил там часть наличных. Затем поехал в соседний Таджикистан, где недорого вылечил зубы и тоже открыл счет. Потом слетал в Дубай (не понравилось) и на последнем этапе отправился открывать счета и отмечать Новый год в Ереван. В итоге, формально въехав в три постсоветские страны (и одну арабскую), он так и не останется ни в одной из них.

Типичный сценарий кризиса: деньги приходят, все растет, а потом деньги уходят, оставляя после себя спад, потери и воспоминания о хорошей жизни.

Валюты Армении, Грузии и Таджикистана выросли больше всех в мире благодаря российским мигрантам

Например, банки. Сейчас их проблема — пристроить полученные деньги, разместить их, чтобы они работали и приносили доход: небольшим экономикам трудно их переварить. Но когда эти деньги будут размещены, их отток грозит куда большей проблемой: быстро превратить активы обратно в деньги чревато убытками, а то и дефолтами.

Поэтому наводненные россиянами страны принимают меры, чтобы задержать их. Армянские власти намерены «сделать все, чтобы переехавшие и работающие в Армении россияне оставались в республике как можно дольше». Власти Казахстана уверяют, что получили хороший приток IT-специалистов, а также учителей и врачей, которые в стране в дефиците. Преподаватели государственных школ, как и врачи, ежегодно должны подтверждать квалификацию — поэтому уже разрабатываются поправки в закон, чтобы можно было брать иностранцев на работу в школы и больницы, рассказывает соучредитель проекта по интеграции мигрантов Salem Almaty! Алим Сайлыбаев. В частных школах и клиниках таких ограничений нет, а кадров очень не хватает, продолжает он. И все же пока только 16% участников сообщества Salem Almaty! получают зарплату внутри страны.

«Заработки выросли, но мы понимаем, что это ненадолго. Повода расширять дело под эту тенденцию я не вижу — те, кто мог выехать из России, уже выехали», — рассуждает алматинский агент по недвижимости Цой. 

«Некоторые рестораны в Армении подняли цены, но у нас 95% гостей — местные. И если мы поступим так же, скорее потеряем клиентов, и, когда россияне уйдут, будет спад. Я не говорю, что 100% уйдут, но уже есть возвращающиеся», — согласен с ним Мелконян из армянской сети «Арт Ланч».

Поделиться