Аборты победили инфляцию
Промежуточные выборы в США, скорее всего, никак не повлияют на поддержку Украины — она продолжится. Но они ставят под вопрос будущее друга Путина — Дональда Трампа
Дата
29 нояб. 2022
Автор
Редакция, михаил тамм
Аборты победили инфляцию
Промежуточные выборы открыли перед правящей Демократической партией во главе с президентом Джо Байденом новые горизонты. Фото: SHAWN THEW / EPA / Scanpix / LETA

В Америке прошли промежуточные выборы в Конгресс. Многие ожидали крупной победы республиканцев, но ее не произошло: расклад сил по итогам выборов лишь немного отличается от довыборного. Единственное существенное изменение: в нижней палате, палате представителей, теперь вместо минимального демократического большинства — минимальное республиканское. Одно из возможных объяснений: «демократическая» инфляция, которую допустил действующий президент Байден, оказалась для избирателей менее болезненной, чем отмена «республиканским» Верховным судом права на аборты. Республиканские кандидаты, тесно связанные с Трампом, выступили в целом существенно хуже, чем те, кто от него дистанцировался. Это привело к заметному ослаблению позиций Трампа внутри партии и резкому росту шансов губернатора Флориды Рона Десантиса на выдвижение в президенты от республиканцев в 2024 году. На помощи Украине и отношении к России эти перемены сильно сказаться не должны.

Что случилось

Промежуточные выборы проходят в середине президентского срока, на них переизбирают всю палату представителей (нижнюю палату Конгресса), треть сената (верхней палаты Конгресса), а во многих штатах проходят местные выборы.

Перед выборами у демократов было минимальное большинство в Конгрессе: 50 на 50 с республиканцами в сенате — в случае равенства голосов решающий голос подает вице-президент, так что равенство голосов де-факто означало большинство президентской, Демократической партии — и 222 на 213 в палате представителей. В результате выборов демократы сохранили крошечное большинство в сенате — на данный момент счет 50 на 49 в их пользу (еще одно место будет разыграно в Джорджии, где в начале декабря пройдет второй тур), а республиканцы приобрели минимальное большинство в палате представителей — 221 на 213, в одном округе результаты еще не подведены. С другой стороны, демократам удалось завоевать на два губернаторских кресла больше, чем у них было до выборов.

Почему это удивительно

На первый взгляд может показаться, что это на редкость скучные результаты: расклад сил почти не изменился. В действительности же, подобно истории о не залаявшей собаке из рассказа Конан Дойля, новость тут в том, что событие, которого ждали и которое по многим признакам должно было случиться, не произошло. Это и интересно.

Действительно, избиратели почти всегда используют промежуточные выборы, чтобы высказать свое недовольство партией, находящейся у власти. Особенно тяжелыми промежуточные выборы бывают для только что пришедшей к власти партии. Это естественно: новое правительство начинает проводить новую политику, избиратели обнаруживают, что в реальности она выглядит хуже, чем на стадии обещаний, это приводит к разочарованию и протестному голосованию. Рейган, Клинтон, Обама и Трамп на своих первых промежуточных выборах потеряли 26, 54, 63 и 42 члена палаты представителей соответственно. Только Бушу-младшему на волне патриотической мобилизации после 11 сентября удалось немного увеличить число конгрессменов от своей партии.

Поэтому многие ожидали, что республиканцы могут выиграть 30 и больше мест в палате представителей и до четырех-пяти — в сенате. На этом фоне потеря всего восьми-девяти конгрессменов, тем более в сочетании с успехами на местных выборах и, возможно, выигрышем одного дополнительного места в сенате выглядит существенной победой для Байдена и демократов. 

Это тем более удивительно, что администрация Байдена довольно непопулярна, его нетто-рейтинг популярности (разность поддерживающих и не поддерживающих) ниже минус 10 процентов, что схоже с уровнем популярности Обамы и Трампа в момент, когда они терпели сокрушительные поражения на промежуточных выборах. К тому же Америка переживает самый высокий уровень инфляции за последние 40 лет, что вызывает у избирателей понятное недовольство. 

Возможно, избиратели не так уж и недовольны правлением Джо Байдена
Возможно, избиратели не так уж и недовольны правлением Джо Байдена
Фото: Patrick Semansky / AP / Scanpix / LETA

Почему республиканская волна не случилась

Есть по меньшей мере четыре объяснения такого неожиданного результата, все они, по-видимому, хотя бы частично справедливы.

Первое объяснение сугубо техническое и связано с новой нарезкой избирательных округов. Напомню, что по Конституции США раз в 10 лет проходит перепись населения, после которой власти штатов заново нарезают округа по выборам в палату представителей и в местные законодательные собрания. Во время прошлой нарезки округов в 2011–2012 году у власти во многих штатах находились достаточно радикальные республиканские правительства, которые нарезали округа очень благоприятным для своей партии образом. В результате 10 лет у республиканцев было довольно серьезное встроенное преимущество. Даже после того, как в двух штатах — Пенсильвании и Северной Каролине — суды поменяли нарезку округов на более справедливую, заметное преимущество республиканцев при голосовании 50 на 50 сохранялось. Это вызвало существенную ответную реакцию. С одной стороны, во многих штатах под давлением общественных кампаний были введены беспартийные комиссии по нарезке округов, с другой — в некоторых штатах, где нарезку округов контролируют демократы, они стали более откровенно рисовать границы в свою пользу. В итоге новая нарезка округов после переписи 2020 года получилась более сбалансированной. Итоговое число голосов, поданных на выборах в палату представителей, пока неизвестно, но очень похоже, что республиканцы выиграли их с отрывом примерно в два процента. При старых границах округов это, скорее всего, дало бы им заметно больший перевес в числе мест.

Большое влияние на исход выборов, по-видимому, оказало июньское решение Верховного суда, которое аннулировало конституционное право на аборт. Это решение стало возможным благодаря Дональду Трампу, который сформировал в суде консервативное большинство

Второе объяснение состоит в том, что, вполне возможно, избиратели совсем не так недовольны администрацией, как кажется на первый взгляд. Да, Байден достаточно непопулярен, но редко у кого он вызывает такое же сильное отторжение, как то, которое вызывали у большой части электората Трамп и Обама. Да, инфляция высока, но всем понятно, что ее причины в основном не связаны с деятельностью администрации. Да, избиратели опасаются возможного наступления рецессии, но она еще не наступила, и безработица остается на рекордно низком уровне. Когда Байден избирался, он обещал избирателям, что будет «нормальным президентом», не допустит бесконечной череды скандалов, восстановит конструктивное сотрудничество между партиями в Конгрессе. До какой-то степени ему это удалось: со времен вывода войск из Афганистана у администрации не было громких провалов, Конгресс принял несколько важных законов — об инфраструктурных инвестициях, об инвестициях в микроэлектронику, о борьбе с преступностью — при двухпартийной поддержке. Эти успехи не выглядят сногсшибательно, но в целом администрации и демократическому большинству есть что ответить на вопрос «что вы делали эти два года».

Третье объяснение в том, что большое влияние на исход выборов, по-видимому, оказало июньское решение Верховного суда, которое аннулировало конституционное право на аборт. Особенность политической системы США состоит в том, что Верховный суд играет в ней необыкновенно большую роль. Конституции США почти 250 лет, правила внесения поправок в нее очень сложны (на данный момент внесено всего 27 поправок), а Верховный суд по сложившейся традиции обладает исключительным правом интерпретировать Конституцию. В результате Конституция де-факто меняется не путем поправок, а путем решений Верховного суда, которые устанавливают ее новую интерпретацию. Как правило, Верховный суд пользуется этим правом осторожно, но сейчас, благодаря трем новым судьям, назначенным за время президентства Трампа, в суде сложилось радикальное консервативное большинство. Важнейшее из уже принятых им решений — отмена постановления 50-летней давности о том, что право на неприкосновенность частной жизни включает в себя право женщины на аборт, если плод не достиг возраста, при котором он может самостоятельно существовать. О юридических деталях этого решения можно спорить: с одной стороны, старое решение 50-летней давности было юридически очень сомнительным, с другой стороны, конституционное право очень настороженно относится к исправлению старых, пусть и ошибочных, решений, если они хорошо устоялись и люди привыкли на их основе планировать свою жизнь. Но для нас важно, что отмена права на аборт явно очень непопулярна среди избирателей. За последние месяцы в ряде штатов прошли референдумы о запрете абортов или, напротив, о том, чтобы конституционно защитить соответствующее право на уровне штатов. Во всех этих референдумах, в том числе в таких консервативных штатах, как Канзас и Кентукки, противники абортов потерпели поражение. По опросам на выходе из участков тема абортов была на этих выборах второй по значимости для избирателей после темы инфляции.

Рекомендации Дональда Трампа помогают кандидатам на внутрипартийных, республиканских выборах. Но на всеобщих, американских они, похоже, только мешают
Рекомендации Дональда Трампа помогают кандидатам на внутрипартийных, республиканских выборах. Но на всеобщих, американских они, похоже, только мешают
Фото: Rebecca Blackwell / AP / Scanpix / LETA

Наконец, четвертое объяснение результатов выборов связано с личностью бывшего президента Трампа. Безусловно, прошедшие два года Трамп продолжал контролировать Республиканскую партию. Поддержанные им кандидаты, как правило, выигрывали республиканские праймериз. Многие из них поставили в центр своих кампаний тему борьбы с якобы имевшей место в 2020 году фальсификацией выборов. Однако, как оказалось, побеждать с такой повесткой на всеобщих выборах, мягко говоря, гораздо сложнее, чем побеждать на внутрипартийных праймериз. Именно поражения протрамповских кандидатов в Пенсильвании, Нью-Хэмпшире, Аризоне и Неваде стоили республиканцам большинства в сенате: все четыре этих штата являются центристскими или правоцентристскими, и в условиях обычного для промежуточных выборов протестного голосования республиканцы должны были бы там побеждать. С другой стороны, кандидаты-республиканцы, менее тесно связанные с Трампом, во многих штатах одержали очень уверенные победы. Так, в довольно консервативном Огайо не связанный напрямую с Трампом губернатор Деуайн переизбрался с отрывом в 24%, а трампистский кандидат в сенаторы Ванс был выбран с отрывом всего в 7%. В правоцентристской Джорджии республиканский губернатор Кемп, известный своим отказом «корректировать» результаты выборов 2020 года по требованию Трампа, легко переизбрался, а трампистский кандидат в сенаторы Уолкер лишь вышел во второй тур, где его шансы оцениваются невысоко. Выборы в Сенат от Аляски превратились в прямое противостояние про- и антитрамповских крыльев Республиканской партии: там сенатор Мурковски (одна из шести сенаторов-республиканцев, проголосовавших за второй импичмент Трампа) довольно уверенно выиграла у поддержанной Трампом кандидатки. Особенно удачными для республиканцев оказались выборы во Флориде, где губернатор Десантис не просто переизбрался сам с непривычным для центристской Флориды отрывом в 19%, но и принес своей партии четыре новых места в палате представителей, т. е. половину от ее суммарного выигрыша по всей стране (правда, значительная часть этого успеха связана с очень выгодной для республиканцев новой нарезкой округов во Флориде, которую тот же Десантис продавил через законодательное собрание штата). Во всех важных штатах кандидаты на должности губернаторов и госсекретарей (чиновников, ответственных за проведение выборов), поставившие в центр кампании теорию о фальсификации выборов 2020 года, потерпели поражение. Неудивительно, что многие наблюдатели обвиняют Трампа в неудачных для республиканцев результатах.

Рон Десантис, восходящая звезда республиканцев и возможный кандидат на следующих президентских выборах. Он не только сам переизбрался губернатором Флориды с необычно большим отрывом, но и принес республиканцам половину новых мест в нижней палате Конгресса
Рон Десантис, восходящая звезда республиканцев и возможный кандидат на следующих президентских выборах. Он не только сам переизбрался губернатором Флориды с необычно большим отрывом, но и принес республиканцам половину новых мест в нижней палате Конгресса
Фото: Rebecca Blackwell / AP / Scanpix / LETA

Как это повлияет на политику ближайших двух лет

Главных изменений ожидается два.

Во-первых, республиканцы теперь контролируют одну из палат Конгресса, а значит, администрации президента-демократа Байдена будет гораздо сложнее проводить новое законодательство. Вряд ли можно ожидать, что будут приняты какие-либо существенные новые законы, продвигающие вперед повестку демократов. Возможно, некоторые законы, имеющие заметную двухпартийную поддержку, такие как уточнения в закон о выборах, призванные прояснить, что законодательные собрания штатов и вице-президент не имеют права произвольно отменять результаты президентских выборов, законодательное закрепление права на однополые и межрасовые браки (на данный момент и те и другие узаконены решением Верховного суда, но нет уверенности, что суд не решит пересмотреть эти решения), выделение новых ассигнований на поддержку Украины и т. д., будут приняты на заключительной сессии уходящего Конгресса до начала января.

Во-вторых, можно ожидать существенного повышения политической турбулентности. Управление фракцией, имеющей очень маленькое большинство — дело крайне непростое. Это особенно верно для палаты представителей, где есть заметное число депутатов, мягко говоря, весьма крайних взглядов. На данный момент спикер палаты представителей — демократка Нэнси Пелоси, обладающая поистине феноменальной способностью контролировать дисциплину в своей фракции (забавно, что о существовании этой самой успешной в истории США женщины-политика российские читатели в основном узнали только в этом году в связи с ее визитом на Тайвань). Пелоси уже заявила об уходе на пенсию, новым спикером будет, видимо, нынешний лидер республиканцев в палате представителей Кевин Маккарти, который, судя по всему, такими сверхчеловеческими способностями не обладает. Да и радикалы-республиканцы в палате представителей более многочисленны и лучше организованы, чем радикалы-демократы. В итоге есть риск, что по многим вопросам небольшие (достаточно всего четырех-пяти человек, чтобы лишить республиканцев большинства) группы конгрессменов-республиканцев смогут диктовать повестку и вынуждать партию делать те или иные эффектные или скандальные шаги. Уже вовсю идет речь о том, чтобы инициировать расследования бизнес-практик сына Байдена, Хантера, работы ФБР, работы комиссии по расследованию событий 6 января 2021 года, провести аудит помощи Украине и т. п.

Как это повлияет на поддержку Украины

Скорее всего, никак. В обеих партиях есть устойчивое большинство, выступающее за предоставление военной и экономической помощи Украине. Сенаторы-республиканцы в последние месяцы регулярно критиковали администрацию за недостаточность предоставляемой помощи. 

Однако описанное выше общее повышение турбулентности может иметь негативный эффект. В Республиканской партии есть небольшое, но громкое изоляционистское меньшинство, считающее в числе прочего, что война в Украине США никак не касается и что выделяемые на помощь Украине деньги лучше было бы потратить внутри страны, например на борьбу с нелегальной иммиграцией. У сторонников этой точки зрения нет достаточного количества голосов ни в одной из палат Конгресса, чтобы заблокировать помощь, однако из-за общей неустойчивости республиканского большинства они могут время от времени перехватывать повестку и создавать сложности при прохождении новых ассигнований. Особенно неприятной для Украины ситуация может стать, если в пользу конгрессменов-изоляционистов начнет высказываться Трамп, исторически известный своими изоляционистскими взглядами и симпатиями к Путину.

Как это повлияет на президентскую кампанию 2024 года

Уже через неделю после промежуточных выборов бывший президент Трамп заявил о выдвижении своей кандидатуры на президентских выборах 2024 года. По-видимому, изначально планировалось, что выдвижение пройдет на волне празднования крупных успехов республиканцев на промежуточных выборах. Однако относительный неуспех партии в целом и продвигаемых Трампом кандидатов в особенности явно снизил предполагаемый эффект, да и в целом, кажется, заметно ослабил контроль Трампа над партией. Нет сомнений, что он по-прежнему популярен среди избирателей-республиканцев. Но доля республиканцев, которые положительно к нему относятся (80%), вдвое превышает долю тех, кто готов проголосовать за него на праймериз. Особенно неприятно для Трампа то, что, похоже, его противники начали консолидироваться вокруг единого кандидата — упомянутого выше губернатора Флориды Рона Десантиса.

Дональд Трамп уже заявил, что снова хочет стать президентом
Дональд Трамп уже заявил, что снова хочет стать президентом
Фото: Andrew Harnik / AP / Scanpix / LETA

Существенно, что по своим политическим взглядам Десантис — типичный республиканец трамповской популистской школы, имеющий мало общего как с умеренными правоцентристами, так и с недолюбливающими Трампа традиционными консерваторами. При этом он не обременен многолетним шлейфом скандалов и с блеском доказал свою избираемость. Неудивительно, что многие республиканцы, поставленные перед альтернативой «проиграть следующие выборы с Трампом или выиграть их с Десантисом», выбирают второе: по результатам ряда последних опросов республиканских избирателей Десантис или идет вровень, или даже немного опережает Трампа. Понятно, что до начала президентских праймериз еще больше 13 месяцев и произойти может многое. Десантис еще даже не выдвинулся официально. Недавняя история знает множество президентских кампаний, начинавшихся очень многообещающе, но заканчивавшихся провалом. Наблюдатели, недооценивавшие Трампа, многократно оказывались неправы. Но на данный момент ситуация для бывшего президента выглядит не очень радужно.

Что касается кандидата Демократической партии, то тут пока никакой ясности нет. Президент Байден имеет право выдвигаться на второй срок и явно хочет этого. Он довольно непопулярен, но Клинтону и Обаме до него удавалось переизбраться, стартуя с похожего уровня доверия за два года до выборов. Промежуточные выборы прошли для него очень хорошо. Но есть один огромный недостаток — возраст. Байдену на днях исполнилось 80 лет. Для своего возраста он в очень хорошей форме, но это — для своего возраста. Позволит ли ему здоровье выполнять функции президента еще шесть лет, совершенно неясно. Во время кампании-2024 в противостоянии с Трампом (которому 76) он может смотреться более или менее прилично и привычно, но на фоне существенно более молодого соперника (Десантису 44 года) неизбежные возрастные изменения будут очень бросаться в глаза. Неудивительно, что большинство избирателей Демократической партии хотели бы видеть другого кандидата. Кого — пока совершенно непонятно, есть около полудюжины вполне правдоподобных вариантов и какой-то ясности в этом вопросе в ближайшие полгода не ожидается.

Поделиться