Путин и атомная бомба
Решится ли руководство России начать ядерную войну
Дата
09 нояб. 2022
Автор
Редакция, Юрий Федоров
Путин и атомная бомба
Фото: EPA / Scanpix / LETA

«Россия вправе применить ядерное оружие, если это будет необходимо», — сообщает Дмитрий Медведев. В Москве состоялось совещание военных о применении в Украине ядерного оружия, сообщают западные медиа. Применить ядерное оружие не так-то просто, напоминает политический обозреватель Юрий Федоров.

Кремлевские угрозы

Отвечая на вопросы о возможном применении ядерного оружия в войне с Украиной, российские официальные лица обычно ссылаются на военную доктрину РФ. В последнем ее варианте, утвержденном в 2010 году, говорится, что Россия может использовать ядерное оружие в ответ на применение против нее или ее союзников оружия массового поражения, а также в случае агрессии с применением обычного оружия, «когда под угрозу поставлено само существование государства». К войне в Украине имеет отношение именно последняя формула: у Киева ядерного оружия нет, а западные страны не собираются им его снабжать. Но что именно имеется в виду под угрозой существованию государства, в доктрине не конкретизируется. 

В другом ключевом документе, основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания, утвержденном Путиным в 2020 году, повторяется тезис об угрозе существованию государства, но одновременно говорится, что цель ядерного сдерживания — «недопущение эскалации военных действий и прекращения их на приемлемых для России и/или ее союзников условиях». Иными словами, Кремль оставил за собой право применить ядерное оружие в обычной войне не только при возникновении угрозы существованию государства, но и для того, чтобы заставить противника принять «приемлемые для России» условия прекращения огня в том случае, если ситуация на поле боя складывается не в пользу России. Фактически это доктрина «эскалации для деэскалации».

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Чтобы узнать в какой вселенной живут российские лидеры

Применительно к войне в Украине цели и условия применения Россией ядерного оружия формулировались по-разному. Объявляя о начале агрессии, Путин угрожал применением ядерного оружия Западу, если тот вступится за жертву агрессии и вмешается в происходящие события: «Кто бы ни пытался помешать нам, а тем более создавать угрозы для нашей страны… должны знать, что ответ России будет незамедлительным и приведет вас к таким последствиям, с которыми вы в своей истории еще никогда не сталкивались. Мы готовы к любому развитию событий. Все необходимые в этой связи решения приняты». 

Вплоть до конца сентября раздававшиеся из Москвы угрозы применения ядерного оружия были адресованы прежде всего Западу, хотя сами цели ядерных ударов, например транспортные узлы, по которым доставляется военная помощь, находились в Украине. Судя по всему, в Москве стремились сократить поставки Украине современных вооружений. Однако после освобождения в сентябре оккупированной части Харьковской области, ликвидации российских войск под Изюмом и Лиманом, наступления ВСУ в Херсонской области риторика Кремля изменилась. 

В последние недели Путин настойчиво муссирует тезис об использовании ядерного оружия для защиты территориальной целостности России. В соответствующей статье военной доктрины, заявил он, выступая перед Валдайским клубом, говорится, что «Россия считает возможным применение оружия массового уничтожения в виде ядерного оружия для защиты своего суверенитета, территориальной целостности, для обеспечения безопасности российского народа». Слова Путина не имеют ничего общего с положениями военной доктрины, на которые он ссылался. Существование государства при всей неопределенности этого термина далеко не равно суверенитету и территориальной целостности. Неясно, например, какие именно территории может или должно потерять государство, чтобы его существование оказалось под угрозой. В частности, территория Российской Федерации, с точки зрения Москвы, включает в себя оккупированные Россией украинские области и Крым, а потому перспектива изгнания оттуда российских войск может стать предлогом для развязывания ядерной войны. По сути дела, Путин до предела расширил возможности применения ядерного оружия, поскольку под защитой суверенитета, территориальной целостности и обеспечением безопасности народа можно понимать все что угодно.

Владимир Путин проводит заседание Совета безопасности по видеосвязи из своей подмосковной резиденции
Владимир Путин проводит заседание Совета безопасности по видеосвязи из своей подмосковной резиденции
Фото: Reuters / Scanpix / LETA

Ядерные сценарии

Воинственные, но малограмотные российские политики и журналисты обычно пишут и говорят о тактическом ядерном оружии как о некотором абсолютном средстве принуждения Украины к капитуляции. Чем дольше в Кремле затягивают решение о его применении, утверждают они, тем больше потерь несет российская армия, тем тяжелее последствия экономических санкций. 

На деле, однако, при принятии решения о применении ядерного оружия необходимо ответить на несколько вопросов. Чего этим хотят добиться? Какое ядерное оружие и какой мощности планируется применить? В каком количестве? Против каких целей? В российском генеральном штабе, как и в любом другом, есть различные планы ядерных ударов. Информация о них засекречена, но логика составления в целом понятна.

Одни планы нацелены на запугивание. Применение ядерного оружия вызовет психологическое потрясение и у населения, и у военно-политического руководства, представит Россию как чудовищную, безжалостную силу, сопротивление которой бесполезно. В итоге ставшая жертвой ядерного удара Украина должна сама прийти к мысли о том, что капитуляция — единственный способ выжить. Наиболее вероятными целями для ядерной бомбардировки в этом случае могут оказаться один или несколько городов среднего размера, как Хиросима и Нагасаки. 

Исключать такое развитие событий невозможно. Но основывать стратегическое планирование на умозрительных предположениях о реакции людей на применение ядерного оружия крайне рискованно. «Украинская Хиросима», скорее всего, вызовет в украинском обществе отнюдь не готовность к капитуляции, но желание отомстить российским агрессорам.

Другие планы применения тактического ядерного оружия против Украины нацелены на уничтожение ее вооруженных сил. Однако для этого требуется не один-два ядерных удара, а как минимум несколько десятков. При мощности наземного или низкого воздушного взрыва в 20 килотонн (как в Хиросиме и Нагасаки) радиус зоны вывода из строя личного состава в результате комбинированных поражений на открытой местности составляет 1,7 километра, а зоны средних поражений танков — около полукилометра. Одним ядерным боеприпасом такой мощности можно вывести из строя, например, батальонную тактическую группу, но никак не крупную группировку войск. 

При этом, как пишет известный британский военный историк и теоретик Лоуренс Фридман, в войне в Украине «редко встречаются крупные формирования, действующие как в обороне, так и в наступлении. Подразделения, как правило, рассредоточены». Говоря о ситуации на правобережье Херсонской области, он продолжает: «Украинцы добились успеха, нарушив российские линии снабжения, продвигаясь не бронетанковыми группами… а используя небольшие группы пехоты, „ползущей“ между водными преградами.... Найти полезную цель для применения ядерного оружия в таких условиях было бы сложно. Учитывая, какой маленький это дало бы результат, это странный способ начать ядерную войну».

Иными словами, если Путин все же рискнет перейти ядерный порог, он вряд ли сможет ограничиться одним или несколькими ядерными ударами по гражданским и тем более военным целям. В таком случае он, скорее всего, просто не достигнет желаемого результата, и тогда ему придется либо признать провал, либо перейти на более высокий уровень эскалации. 

Самоходные пусковые установки российского стратегического ракетного комплекса «Ярс» во время парада на Красной площади.
Самоходные пусковые установки российского стратегического ракетного комплекса «Ярс» во время парада на Красной площади.
Фото: AFP / Scanpix / LETA

Подготовка к войне

На Западе не видят признаков подготовки к ядерному нападению на Украину. Возникает вопрос: могут ли разведки США и других ведущих государств НАТО обнаружить такие признаки? Технически это возможно. 

Так, если речь идет о стратегических ядерных вооружениях, то перед тем как может быть отдан приказ об их применении, мобильные российские ракеты «Ярс», например, должны покинуть укрепленные ангары, в которых они находятся, и выдвинуться на боевые позиции, что практически невозможно скрыть от спутников, оснащенных камерами и радарами. Подводные лодки-ракетоносцы, что находятся на базах, — выйти в море. По унаследованной со времен холодной войны практике, подводные лодки – «охотники» ведут постоянное наблюдение за военно-морскими базами и отслеживают движение подводных средств противника.  

Тактические ядерные боеприпасы находятся не в войсках, а на специальных централизованных базах хранения, места расположения которых известны. Перед использованием ядерные боеприпасы должны быть приведены в боеготовое состояние, доставлены спецтранспортом в войска, установлены на носители и так далее. Всё это, например выезд за периметр базы хранения специального транспорта, практически невозможно скрыть от разведслужб стран – членов НАТО. 

Ответ Запада

Поскольку подготовку России к ядерному удару скрыть невозможно, вооруженные силы стран НАТО могут предпринять превентивные меры, например уничтожить ядерные боеприпасы во время их транспортировки в воинские части, которым поручено применить их на поле боя. Технически это возможно, но пока в западных столицах говорят об ответных действиях, предпринимаемых после нанесения Россией ядерного удара. Жозеп Боррель, отвечающий за внешнюю политику Европейского Союза, сказал ясно: «Ядерное нападение на Украину вызовет ответ ЕС, США и НАТО. Он не будет ядерным, но его мощь с военной точки зрения будет велика». Ответные военные меры Запада «приведут к уничтожению российской армии». Можно предположить, что планы неядерного ответа западных государств на российский ядерный удар по Украине разработаны и утверждены. 

Это ставит перед Москвой вопрос: как реагировать на массированные неядерные удары, фактически уничтожающие российские войска на оккупированных территориях Украины (а возможно, и в граничащих с ней областях России) высокоточным обычным оружием, скорее всего, ракетами морского, воздушного и наземного базирования? Официального ответа на этот вопрос нет, но близкие к Кремлю эксперты обычно дают понять, что в этом случае Россия пойдет на массированное применение своего ядерного арсенала, в том числе стратегического. «Что будет делать после этого Россия — вот главный вопрос. Ей на это нечем отвечать, и, значит, тогда она, вероятно, более массированно применит ядерное оружие. И вот тут уже механизм эскалации раскрутится на полную катушку», — писал академик Алексей Арбатов, ведущий российский специалист по военно-политическим проблемам. 

Это и подобные заявления, постоянно появляющиеся в публикациях российских аналитических центров, в первую очередь адресованы той части западных академических и политических кругов, которые настаивают на том, чтобы США и европейские страны убедили Киев пойти на фактическую капитуляцию и согласиться как минимум с потерей нескольких областей ради предотвращения ядерной войны. Суть месседжа, который академик Арбатов и его коллеги раз за разом посылают западным коллегам: Москва полна решимости уничтожить половину земного шара ради удовлетворения амбиций кремлевского руководства. 

Предсказать, рискнет ли Кремль развязать ядерную войну, невозможно. Ясно, однако, что единственная возможность избежать этого — отказ Запада поддаться на ядерный шантаж.

Поделиться
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+