Среди близких друзей и знакомых Владимира Путина есть противники войны. Они имели прямой доступ к президенту и могли обсуждать с ним любые вопросы. Но никто из них не пытался активно возражать против ввода войск в Украину.

Дело не только в том, что в ближайшем президентском окружении мало либералов — сторонников мирного развития страны. И не только в том, что негласные правила не позволяют даже очень близким людям в разговоре с Путиным вторгаться в сферы ответственности других людей, которым он доверяет, особенно в вопросах безопасности и обороны. А в том, что ближайшие к Путину либералы давно себя скомпрометировали.

Они слишком долго следовали привычкам типичного российского государственника, для которого использование своего исключительного положения в целях получения личных благ всегда являлось обычным делом. Семейные бизнесы, зарубежные офшорные компании и трасты, родственники, обустроенные за пределами России — все это было для них в порядке вещей. А теперь при повышенной подозрительности власти, граничащей с паранойей, весь этот багаж сделал любое серьезное несогласие с нынешним президентским курсом бессмысленным и опасным.

Кудрин, Греф и Чубайс

Наиболее яркие и влиятельные либералы в ближнем круге Путина — это председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, глава «Сбера» Герман Греф и бывший спецпредставитель президента Анатолий Чубайс. Греф и Кудрин были коллегами Путина: с начала 1990-х они вместе работали в петербургской мэрии. А в конце 1990-х Кудрин и Чубайс помогли Путину стать кандидатом в преемники Бориса Ельцина. «Это мой давний, добрый товарищ, близкий друг...» — отзывался Путин о Кудрине в 2011 году.

Кудрин — единственный, кто отважился намекнуть президенту на неправильность решения о вторжении в Украину. Но только после начала войны и с большой осторожностью, сосредоточив внимание на том, что российская экономика может скатиться в начало 1990-х. Никакой реакции президента не последовало.

Греф, судя по его заявлениям, до последнего опровергал возможность военного вторжения в Украину, называл это пиар-войной. А после того, как вторжение произошло, не проронил ни слова.

Чубайс только в 2014 году произнес обтекаемые слова о том, что Россия не переживет биполярного мира, призывал бизнес, если хватит решимости, послать власти сигнал о необходимости деэскалации конфликта в Украине. А после вторжения, как известно, подал в отставку и покинул страну без каких-либо громких заявлений. 

Что случилось с либералами в президентском окружении и почему в таком принципиальном вопросе, как война с Украиной, ценой в десятки тысяч жизней, обнулившей всю их 30-летнюю работу по развитию российской экономики, они сдулись как шарик?

Одним миром мазаны

Либералы из ближнего круга Путина всегда вызывали подозрения и неприязнь у конкурирующих с ними силовиков. Это было связано с разностью взглядов на бизнес, экономику и политику — вообще на жизнь. И с прямыми бизнес-конфликтами.

Либералы пользовались своим положением не меньше, чем другие российские чиновники, которые эвакуировали родственников из России, распоряжались зарубежными активами: недвижимостью, банковскими счетами, офшорными компаниями и трастами. Это было заурядной практикой. И вызывало еще большее раздражение у силовиков (у них было все то же самое, но они периодически попадали под чистки своих же коллег в рамках внутривидовой борьбы).

Например, глава государственного «Сбера» Герман Греф в 2011 году создал в Сингапуре Angelus Trust для управления семейными активами более чем на 55 миллионов долларов. Бенефициарами этого траста стали: супруга Грефа, Яна; дети Грефа; брат Грефа, Евгений; а также Филипп Альберт Греф. В 2017 году Греф решил сделать управляющим и бенефициаром Angelus Trust племянника — 24-летнего Оскара Грефа, которому он передал все. Как говорилось в документах, Оскар был подготовлен для управления семейными активами: 12 лет провел вне России, изучал бизнес и финансы в Великобритании, жил в Швейцарии. В итоге было принято другое решение, но важен сам факт — как был организован процесс. Документы об этом стали доступны «Важным историям» благодаря участию в глобальном проекте «Архив Пандоры» Международного консорциума журналистов расследователей (ICIJ) и Центра по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP).

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Заблокировать ее трудно, а читать пока не запрещено

А фонды Алексея Кудрина, например, получали деньги от нефтегазовой группы РНГ (Eastsib Holding) Владимира Столяренко и Александра Бондаренко (экс-руководителей «Еврофинанс Моснарбанка»), которые давно и вынужденно находятся вне России. Средства на создание РНГ они получили после конфликта с «Роснефтью», которая хотела отобрать у них компанию с лицензией на центральный блок одного из крупнейших месторождений Восточной Сибири и даже инициировала для этого уголовное дело в 2013 году. Но в итоге все же заплатила. Несколько источников «Новой газеты» сообщали, что это стало возможно благодаря вмешательству Кудрина — давнего знакомого Столяренко и Бондаренко. И что у него впоследствии мог быть интерес в РНГ (представители Кудрина и бывших банкиров это опровергали).

А, например, Анатолий Чубайс создал фэмили офис в Швейцарии — SFO Concept, крупнейшим кредитором которого (более чем на 22 миллиона долларов) был его давний знакомый — бывший совладелец банка «ФК Открытие» Борис Минц. Минц еще в 2016 году стал гражданином Мальты. Россию он покинул незадолго до того, как банк «ФК Открытие» в 2019 году подал к нему в английский суд иск о мошенничестве. А в России было возбуждено уголовное дело о растрате имущества, по которому Минца объявили в розыск.

Самоубийственные возражения

В мирное время все перечисленное почти ничего не значило, поскольку вписывалось в привычную для многих государственников картину — они и сами были не лучше. А в новых обстоятельствах стало большой проблемой. Сложилась такая практика, что если чиновник не отклоняется от очерченной президентом генеральной линии, то все эти мелкие шалости с бизнесами, офшорами, трастами и родственниками в Швейцарии могут и не заметить, тем более что на дворе международные санкции.

Но возражать против антизападной политики Путина с таким багажом невозможно и опасно, потому что при нынешнем градусе паранойи президент скорее всего не поверит в искренность антивоенных доводов даже своих ближайших соратников и может посчитать их «национал-предателями».

«Да, безусловно, [страны Запада] будут пытаться делать ставку на так называемую пятую колонну, на национал-предателей, на тех, кто зарабатывает деньги здесь, у нас, а живет там. И живет даже не в географическом смысле этого слова, а по своим мыслям, по своему рабскому сознанию», — заявил Путин в мартовском обращении.

Последствия могут быть самые печальные. Президент известен тем, что не терпит, когда оппоненты, как ему кажется, прикрывают личные интересы государственными соображениями. Это позволено делать только попутчикам, да и то не всем.

Рассказывают, что глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, которого либералом назвать нельзя, пробовал доложить президенту о возможных тяжелых последствиях ввода войск в Украину. В итоге его ославили на всю страну — на заседании Совбеза Нарышкин выглядел неуспевающим школьником, невпопад отвечающим на вопросы учителя. Он мямлил и заранее согласился даже на вхождение ДНР и ЛНР в состав России, хотя, как с усмешкой заметил Путин, об этом речь еще не шла.

А уехавшего из страны Чубайса сейчас проверяют силовики на предмет возможных махинаций в госкорпорации «Роснано», которой он перестал руководить больше года назад.