Четвертого июля министр обороны Сергей Шойгу доложил Путину об успешном окончании «операции по освобождению ЛНР (Луганской народной республики)». За день до этого он отчитался о взятии последнего крупного города Луганской области, Лисичанска, и выходе на административные границы ЛНР. Украинский военный эксперт Олег Жданов рассказал «Важным историям», почему стратегически это не изменит ситуацию на фронте.

Что произошло

До 24 февраля территория, подконтрольная самопровозглашенной ЛНР, составляла около трети от всей Луганской области — восемь тысяч квадратных километров. Теперь российская армия оккупировала регион практически целиком. Последним крупным городом области, за который шли бои, оставался Лисичанск. 3 июля, когда Шойгу отчитался о взятии Лисичанска, в выпуске новостей по «Первому каналу» объявили, что «последний оплот боевиков в ЛНР пал», чего местные жители якобы ждали восемь лет. Пропагандистские СМИ назвали это событие «крупнейшим военно-политическим успехом». Глава ЛНР Леонид Пасечник и вовсе назвал дату взятия Лисичанска «новым Днем Великой Победы» и сравнил его с днем победы в Великой Отечественной войне в 1945 году.

Победа, доставшаяся слишком дорогой ценой

Несмотря на пафосные заявления российской пропаганды, взятие под контроль Луганской области пока нельзя считать окончательным, считает украинский военный эксперт Олег Жданов. «Взятие Лисичанска вообще не меняет ситуацию на фронте. Для украинской стороны это разочарование, что не смогли удержать город, но временная потеря территорий — это не проигрыш в войне. Идет пятый месяц войны, а российские войска так и не смогли ни разу окружить Вооруженные силы Украины и разгромить их в окружении, как это было в 2014 году. Украина сохраняет боеспособность армии, управляемость армии. Вопрос освобождения [из-под оккупации] Лисичанска и Северодонецка — это вопрос времени». 

Этой же позиции придерживается и президент Украины Владимир Зеленский, который пообещал отвоевать эти территории после поставок нового оружия: «Стены мы отстроим, земли отвоюем, а людей надо беречь больше всего. И если командование нашей армии забирает людей с определенных точек фронта, где враг имеет наибольшее огневое преимущество, в том числе это касается и Лисичанска, это значит, что мы вернемся благодаря нашей тактике, благодаря наращиванию поставок современного оружия». 

Олег Жданов уверен, что ситуация, в которой оказались российские войска после взятия Лисичанска, даже хуже, чем до штурма последних городов Луганской области: «Они семь недель штурмовали два города — Северодонецк и Лисичанск! Шойгу месяц ходил и докладывал Путину: „Завтра мы возьмем Луганскую область. Завтра мы возьмем Луганскую область“. Фактически это „пиррова победа“ (победа, доставшаяся слишком дорогой ценой; тактический выигрыш, приводящий к стратегическому проигрышу.Прим. ред.). Они понесли очень большие потери, и основная их группировка на сегодня вымотана и ограничена в боеготовности. Они сосредоточили там 44 батальонно-тактические группы, это больше 30 тысяч военнослужащих, и украинские войска измотали их на треть как минимум. К тому же за счет этого они ослабили все остальные направления: украинская сторона имеет определенные успехи на Запорожском, Криворожском, Херсонском направлениях. У Украины там успех, а России придется проводить перегруппировку войск, восстанавливать боеспособность своих частей и пополнять потери как в технике, так и в вооружении. Мы оцениваем потери [российских военных, погибших при взятии Северодонецка и Лисичанска], в несколько тысяч человек. Они потеряли за эти семь недель больше, чем в Мариуполе. Кроме этого, они стерли Лисичанск с лица земли: там разрушений намного больше, чем в Северодонецке. Они получили еще два разрушенных города без коммуникаций: в Мариуполе люди набирают воду из луж, то же самое они получили и здесь». 

Что будет дальше

Дальше российская армия попытается захватить Донецкую область, считает Жданов. «Путин поставил задачу взять Луганскую и Донецкую области, это задача этого этапа войны. При этом будут проседать все остальные направления — это понимают в Генеральном штабе, но боятся об этом сказать Путину. Украина уже продвинулась на Запорожском направлении в сторону Мелитополя, за последние две недели разгромила 17 складов, несколько командных пунктов, ведет контрнаступательные действия на Херсонском направлении, оттесняет российских военных под Кривым Рогом». 

Продвигаться дальше российской армии будет труднее из-за истощения ресурсов, уверен эксперт: «Россия берет толпой — это единственное их преимущество на сегодня. Они массой своей давят, и Украина вынуждена отходить на следующий рубеж обороны, потому что у нее два варианта: либо погибаешь, либо отходишь. Но у России очень низкие темпы продвижения: за семь недель они продвинулись на 50 километров. Теперь сколько они будут брать Славянск и Краматорск, сколько они будут брать Бахмут (города Донецкой области.Прим. ред.)? И какой ценой?»