Новая обязанность менеджеров многих российских компаний — мониторить «Авито», «Юлу» и другие доски объявлений: вдруг появится нужное в производстве устройство или деталь. С импортом, как известно, беда. Как говорит один поставщик цветов: «После первых санкций в 2014 году у нас были белорусские креветки, а сейчас появились башкирские орхидеи».

«Важные истории» решили разобраться, кто и как ввозит в Россию санкционные товары: иностранную технику, комплектующие и многое другое. Онлайн-барахолки и наспех создаваемые посредники; запчасти, изготовленные на 3D-принтерах и снятые с работающих машин (так называемый каннибализм); посредники в третьих странах — российский бизнес разными путями пытается восполнить пропавший импорт. Основные торговые партнеры России из-за санкций или по убеждению прекратили поставлять оборудование, запчасти и другие товары для большинства отраслей. Хорошая новость для бизнеса в том, что при использовании определенных схем ввезти можно почти все. А плохая — в том, что поставить достаточное количество товаров таким образом не удается. На всех не хватает, и цены растут.

Купить подержанное

«Вымели все „Авито“», — признается владелец подмосковного хлебопекарного производства в ответ на вопрос, как он собирается поддерживать в рабочем состоянии оборудование, которое больше не поставляют в Россию. С марта у одного из менеджеров его фирмы появилась новая обязанность — ежедневно мониторить крупнейшие ресурсы по продаже бывших в употреблении товаров и оборудования, от онлайн-досок объявлений вроде «Авито» и «Юлы» до специализированных сайтов по продаже имущества банкротов. 

«Покупаем все, что находим из подходящего нам, — печи, духовые шкафы, тестомесильные машины, упаковочное и холодильное оборудование — как исправное, так и нет, в качестве доноров для ремонта. Конечно, продавцы не дураки, цены взлетели в лучшем случае раза в полтора, но приходится брать, чтобы было на чем работать. У нас все из Италии и Германии», — рассказывает предприниматель.

ЕС запретил ввоз оборудования для хлебопечения и многих других отраслей в пятом пакете санкций 8 апреля, притом что хлебопекарни в крупных российских городах зависят от импорта на 80–90 %, а в регионах на 50–70 %, рассказывал «Коммерсанту» исполнительный директор Национального союза хлебопечения Рустам Айдиев.

Хлебопекарни встанут без импортного оборудования. Поэтому приходится покупать подержанное
Хлебопекарни встанут без импортного оборудования. Поэтому приходится покупать подержанное
Фото: Kosmogenez / Shutterstock.com

Западные компании перестали поставлять в Россию любое оборудование и товары, в которых есть двигатели и чипы, — на всякий случай, чтобы не подпасть под вторичные санкции, ведь не все хотят разбираться в сложном списке санкционной продукции и выяснять, что можно везти, а что нельзя. То, что удается купить, теперь едет в два раза дольше и стоит в разы дороже, рассказали сотрудники логистических фирм.

Средний износ оборудования в хлебобулочном производстве — 73 %, указывал в презентации об импортозамещении Московский государственный университет пищевых производств. По данным его экспертов, оборудование в российском пищепроме изношено почти на 60 % при сильнейшей импортозависимости.

Износ оборудования и зависимость от импорта в российской пищевой промышленности

Вид производстваИзнос оборудования в производстве, %Доля импортного оборудования, %
Масложировое 8695
Мясное7895
Сахарное8292
Рыбное7485
Молочное 7389
Хлебобулочное7378

Источник: презентация Московского государственного университета пищевых производств

Особых надежд быстро заменить иностранное оборудование на отечественное нет. Во-первых, полное переоснащение — это дорого, во-вторых, в станках российского производства используется до 80 % импортных комплектующих, рассказывал председатель Машиностроительного кластера Татарстана Сергей Майоров.

Для крупных предприятий приобретение подержанной техники не выход (на «Авито» много не купишь), и они останавливаются из-за нехватки комплектующих. Так, градообразующий Тихвинский вагоностроительный завод продлил введенный в середине мая режим простоя на весь июнь из-за дефицита производимых в США подшипников. А вот компании помельче пытаются вывернуться как могут.

Подписывайтесь на рассылку «Важных историй»
Рассылку трудно заблокировать, а под российские санкции она пока не попадает

«В нашей отрасли единицы серьезно инвестировали в обновление оборудования, у нас на производстве до сих пор работают вязальные машины Brother из 1990-х. Все жили по принципу „новое покупает тот, у кого старое плохое“, поэтому сейчас тревожно за будущее», — рассказывает гендиректор трикотажного производства в Рязанской области. Он тоже с марта скупает на «Авито» и других ресурсах швейные и вязальные машины и пряжу.

Ввозить в Россию бывшее в употреблении оборудование готовятся даже сотовые операторы, в том числе закупая базовые станции через перекупщиков в дружественных странах. Из-за того что поставки в Россию прекратили Nokia, Ericsson и Huawei, на мобильных сетях к концу лета могут возникнуть сбои.

«Сейчас бешеный спрос на оборудование для энергетики», — рассказывает основатель инвестиционной группы, специализирующейся на кризисном менеджменте. Он с огромной прибылью распродал все трансформаторы, генераторы, турбины и другое оборудование для электростанций, которое досталось ему за последние десять лет в качестве гонорара за участие в делах о разделе активов и банкротстве: «Например, трансформаторы для электроподстанции четыре года назад не стоили ничего, а сейчас, когда импорта больше нет, но есть инвестпрограмма по обновлению мощностей и строительству новых подстанций, они резко всем понадобились. Так что сейчас все разлетелось по цене „умножить на сто“ по сравнению с той, за которую досталось».

Подержанное оборудование для электростанций разлетается по бешеным ценам
Подержанное оборудование для электростанций разлетается по бешеным ценам
Фото: Shutterstock.com

Напечатать на 3D-принтере

Из-за сложностей с поставками бытовой техники и автомобилей россияне кинулись чинить то, что было. Например, спрос на ремонт бытовых приборов за последние три месяца вырос по сравнению с прошлым годом на 43 %, выяснили аналитики «Авито услуги», проанализировав запросы 23 миллионов пользователей.

В официальных сервисах с ремонтом проблемы. Из-за перебоев в поставках не хватает запчастей. Минэкономразвития в ответ на жалобы недовольных клиентов различных сервисов уже предложило увеличить срок гарантийного ремонта техники и автомобилей с 45 до 90 дней.

Неофициальным сервисам проще. На помощь приходят 3D-принтеры. «Печатаем пластиковые комплектующие, мелкие детали вроде разных кнопок, пистонов для обшивки, рычагов и держателей», — перечисляет мастер фирмы по ремонту бытовой техники. Так же выкручивается владелец неофициального сервиса по ремонту автомобилей Volkswagen и Skoda. Компания – производитель турникетов, работающая в том числе по госзаказам на крупных стадионах, начала использовать 3D-принтеры для печати пластиковых деталей, говорит ее менеджер. Как долго это будет возможно, большой вопрос. Крупный производитель 3D-принтеров, Япония, с 20 мая запретила их экспорт в Россию.

Заменить Британию Китаем

Большинство официальных автодилеров с конца февраля продают запчасти, расходники и масла только если автомобиль у них обслуживается. При этом цены на выставленные в зале товары не указывают — уж очень сильно они меняются в зависимости от того, в какой поставке пришла продукция. Большого дефицита пока нет, но запчасти приходится ждать, а цены выросли в разы.

Неофициальные автосервисы вовсю используют аналоги запчастей ушедших из России брендов, получая их из Китая и Турции. Качество разное и, так как теперь приходится искать новых поставщиков, растет доля контрафактных деталей, признаются собеседники «Важных историй». Оценить рост контрафакта они не берутся — пока это единичные случаи. «Сейчас уже нередко приходится ставить на автомобиль аналог аналога, и тут, конечно, как повезет, но приходится рисковать, если клиент хочет ездить, а не ждать», — говорит сотрудник независимого сервисного центра.

На выручку автосервисам пришли Китай и Турция. Но и их детали подделывают
На выручку автосервисам пришли Китай и Турция. Но и их детали подделывают
Фото: AFP / Scanpix / LETA

«Я рискнул, поставил на свой автомобиль китайскую резину и доволен — отличное качество», — делится член российского клуба владельцев Land Rover. Он такой не один: по его словам, британский Land Rover на китайских шинах — это теперь норма. Европейские пока тоже есть, но по спекулятивным ценам, которые завышенными язык не поворачивается назвать — в пять раз дороже, чем год назад, возмущается собеседник.

Впрочем, неофициальные дилеры, связанные с клубом, придумали, как импортировать в Россию оригинальные запчасти бренда, продолжает он: отработали маршрут доставки через «дружественные страны», зарегистрировали в ЕС «безупречное юрлицо», осталось найти поставщика-посредника, который согласится работать по этой схеме, перепродавая новой структуре закупленную у Land Rover продукцию.

Обсуждают дилеры и организацию импорта «свежих» автомобилей: когда машину будет покупать в Европе гражданин ЕС, получивший деньги из несанкционной страны, и через других европейцев отправлять в Россию или, если так не получается, реэкспортировать через Армению или Грузию. «С таким курсом рубля грех не возить машины», — признается дилер, обсуждающий подобную схему.

Разобрать на запчасти

«А мы каннибализируем понемножку. Пропорция такая: два американских трактора John Deere (это крупнейший в мире производитель сельхозтехники) работают, а один стоит — разбираем его на запчасти. С комбайнами то же самое», — говорит сотрудник крупного российского агрохолдинга.

Транспортные компании скупили в России все старые тягачи, чтобы использовать их для ремонта европейских фур, рассказали сотрудники трех логистических компаний. На европейские фуры приходится основная часть парка, потому что они надежнее российских и китайских. Сейчас российским транспортным компаниям срочно нужны запчасти к технике европейского производства, говорил президент Сибирской ассоциации автомобильных перевозчиков Вячеслав Трунаев. По его словам, для решения проблемы ассоциация попросила премьера Михаила Мишустина временно разрешить льготный (без таможенных платежей и утилизационного сбора) ввоз в Россию европейских магистральных тягачей не старше пяти лет.

Пожалуй, хуже всего дела в авиации. «Аэрофлот» начнет к концу лета разбирать на запчасти свои самолеты из-за санкций, отрезавших его от иностранных запчастей, писал в мае Bloomberg, ссылаясь на экспертов компании IBA, специализирующейся на бизнес-аналитике в авиации. Как рассказывали сотрудники других авиакомпаний с парком постарше, чем у «Аэрофлота», у них еще в марте были выделены Boeing и Airbus для разборки на запчасти.

Закупить через третьи страны

В апреле ЕС запретил ввоз в Россию роз, рододендронов, азалий, а также всего посадочного материала, включая клубни и луковицы растений. До этого на Европу, прежде всего на Нидерланды, приходилось 80 % поставок семян, луковиц и саженцев и около половины всех срезанных роз и тюльпанов. Кроме того, Евросоюз запретил движение по своей территории фурам, зарегистрированным в Беларуси и России — именно они привозили сюда все цветы. Фирмы-оптовики сразу начали предупреждать клиентов о возможных перебоях в поставках. Но решение нашлось.

«Нидерландские фирмы сами пошли навстречу: наши партнеры учредили дочки в странах за пределами ЕС, а где именно, на всякий случай не скажу», — рассказывает владелица российской онлайн-биржи по продаже растений. Сейчас, по ее словам, поставки из Европы идут бесперебойно.

Из-за санкций в России расцветают казахские розы
Из-за санкций в России расцветают казахские розы
Фото: AP / Scanpix / LETA

Менеджер другого оптового поставщика цветов закупает растения через партнера в Сербии и получает через Казахстан. «Посредники из этих стран — помощники наших логистов во всем. Через них едет все: от дорогой европейской одежды до японских телефонов», — рассказывает он. «После первых санкций в 2014 году у нас были белорусские креветки, а сейчас появились башкирские орхидеи, потому что мы получаем фаленопсисы и другие цветы через фирмы, зарегистрированные в этом российском регионе, граничащем с Казахстаном», — объясняет сотрудник другого цветочного оптовика. Ну и, конечно, растут поставки цветов из других регионов, тех же роз из Эквадора, Израиля или из российских теплиц, добавляет он. 

Работать на старых запасах

Без импорта практически невозможно вылечить зубы. В стоматологии, по данным российской Стоматологической ассоциации, доля импортных материалов — не менее 90 %, а в протезировании и в имплантологии — почти 100 %. Во многих программах добровольного медицинского страхования и даже в некоторых программах обязательного страхования прописано использование зарубежных материалов.

После обвала курса рубля в феврале-марте и санкционных проблем с логистикой стоимость популярных европейских и американских систем по исправлению прикуса и стоматологических материалов выросла минимум на треть, а в большинстве случаев в два раза и с тех пор не снизилась, рассказывают врачи. Теперь материалы в дефиците. Например, компания «3M», занимавшая самую большую долю на рынке композитных материалов для стоматологии, прекратила поставки еще в марте. Клиники в основном работают на старых запасах.

Существуют качественные российские аналоги элайнеров, кап и брекетов, но для их производства используется импортное сырье, рассказывал Вячеслав Минко, главный врач и гендиректор стоматологической клиники «Доктор Минко». Это типичная для многих отраслей проблема. Многие клиники теперь предлагают клиентам азиатские пломбы, элайнеры и импланты вместо американских и европейских: Южная Корея — премиум, Китай — эконом. В Китае есть хорошие аналоги почти всех европейских материалов, сертифицированные на местном рынке, и их можно доставить в Россию за месяц, рассказывает сотрудница логистической фирмы в Гуанчжоу.

«С российскими материалами тоже работаем, но они по цене ближе к премиуму», — смеется частный стоматолог из Москвы. По его словам, желающие могут по-прежнему получить британские и немецкие материалы и системы, но приедут они в Россию кружным путем, через ОАЭ и Турцию, и это сразу минимум плюс 40 % к цене. Главная же проблема, по его словам, это объемы: иностранным поставщикам стоматологической продукции нужно регистрироваться в России, этот процесс, как правило, занимает несколько месяцев, а российские компании при всем желании не могут нарастить производство так, чтобы удовлетворить возросший спрос.

Вернуть через партнеров

Кто в трауре — так это продавцы люксовых товаров: из-за санкций в Россию нельзя привезти из Европы одежду, обувь и сумки дороже 300 евро (а у премиальных брендов это стоимость трусов или ремня) и из США — дороже 1000 долларов. Бутики «тяжелого люкса» закрыли двери, поставки остановлены, в Barvikha Luxury Village демонтируют вывеску Dolce & Gabbana. Консультанты по недвижимости уже предрекают Столешникову переулку, где закрылось большинство магазинов, потерю статуса самой дорогой торговой улицы страны и советуют владельцам помещений сдавать их недорогим брендам или рестораторам.

Модники остались без люкса
Модники остались без люкса
Фото: SOPA Images / Zuma / Scanpix / LETA

Консультанты считают, что премиальные иностранные бренды могут вернуться через своих российских партнеров, как это было в 1990-е и 2000-е, когда дорогие часы в Россию привозила компания «Консул», а одежду — «Джамилько», Mercury (владелец ЦУМа) и Bosco (арендатор ГУМа). Они делали это и до последнего времени, но в гораздо меньших объемах. Президент Владимир Путин советует не волноваться за потребителей люкса: «Те, кто захотят завезти какие-то товары люкс-класса, лакшери, они смогут это сделать, но будет для них чуть-чуть подороже. Но это те люди, которые и так ездили на 600-х Mercedes, и будут ездить, уверяю вас, привезут откуда угодно, из какой угодно страны».

Действительно, те, кому надо, закупают «тяжелый люкс» через Грузию, Армению и Казахстан или едут за покупками в ОАЭ. Но российские продавцы люксовых брендов не спешат заниматься параллельным импортом в обход модных домов — как признаются их сотрудники, в надежде в обозримом будущем возобновить с ними отношения. Поэтому сейчас в ЦУМе больше половины новых брендов — турецкие (например, Nackiyé) и российские марки (как новый бренд известного дизайнера Александра Терехова Sashaverse или бренд мотогонщицы Марии Калашниковой Bats) и даже латиноамериканские (например, колумбийская Kika Vargas и бразильский Fernando Jorge). Сотрудник ЦУМа уверяет, что такое расширение было задумано в прошлом году.

Копировать вторичное

Не получается импортозаместить программное обеспечение и продукцию высоких технологий, прежде всего в телекоме. Лишение доступа к инновациям приводит к откату в техническом развитии. В первом квартале поставки кнопочных телефонов в Россию выросли на 43 %, до 3,5 миллиона штук, по сравнению с тем же периодом прошлого года, а смартфонов — упали на 14 %, до 6,8 миллиона, сообщал РБК со ссылкой на отчет аналитического центра GS Group. 

«Ростех» предлагает Минцифры в производстве фокусироваться не на пятом, а на четвертом поколении мобильной связи. В согласованной в 2020 году версии дорожной карты на развитие 5G из бюджета планировалось выделить 28,8 миллиарда рублей. Теперь эти деньги могут направить на 4G, считают источники «Коммерсанта». Но из-за дефицита оборудования и технологий проблемы есть даже с развертыванием таких сетей.

Вернуть международные технологические компании и тех же разработчиков программного обеспечения, массово покинувших Россию, будет очень сложно — они уходят не столько из-за формальных санкций, сколько из-за имиджевых последствий. И им придется искать замену, признавал в интервью ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов: «Это будут не передовые технологии, которые мы раньше напрямую получали, сейчас будет условно „вторая копия“. То есть азиатские страны (которые сами не являются лидерами) получают первую копию от ЕС и США, а потом мы от них получаем копию от копии. То есть они с каким-то лагом отстают от передового края, а мы будем еще в два раза больше отставать».