В Лондоне конфискации не будет
Почему приближенные к власти россияне могут не бояться угрозы британских властей об изъятии их имущества — мнение редактора «Важных историй» [мы убрали имя, чтобы не подставлять автора: «Важные истории» признаны нежелательными в России]
Дата
04 февр. 2022
Автор
В Лондоне конфискации не будет
Фото: Naveen Annam / Pexels

Министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс заявила, что в случае войны в Украине собственность видных россиян в Лондоне может быть конфискована. «Не будет никого, кто сможет думать, что у него иммунитет от санкций. <...> Демократия и свобода важнее сиюминутных финансовых интересов», — сказала Трасс.

В ответ представитель российского МИДа Мария Захарова напомнила, что у Лондона имеется «список коррупционеров», которых требует выдать Россия. «Главное, ни шагу назад миссис Трасс, мы на вас очень надеемся. Никакие сиюминутные британские финансовые интересы не могут быть важнее демократии и свободы», — написала Захарова в своем Telegram-канале.

Этот обмен любезностями оторван от жизни: обе стороны давно могли бы наказать сомнительных российских богачей, обосновавшихся в Лондоне, но по большому счету ни разу этого не сделали.

Российский «список коррупционеров» — это перечень тех, кого бездарно упустили сами российские власти, вовремя не приняв меры. Следственные органы и спецслужбы в отсутствие «политической воли» (именно так они объясняют в частных беседах свое бездействие) упорно дожидались, когда эти люди получат иностранные паспорта, выведут деньги, купят в Великобритании поместья и покинут родную страну. И только тогда начинали преследование.

Что касается британцев, то демократия и свобода как раз мешают им конфисковать частную собственность россиян и запретить подданным ее величества зарабатывать деньги на упущенных Россией коррупционерах. 

Как бездействует Россия

Еще в 2018 году генпрокурор Юрий Чайка рассказал, что скрывающиеся от правосудия россияне (он насчитал 61 человека с 2002 года) вывезли в Великобританию более 500 миллиардов рублей. Разумеется, он предъявлял претензии властям далекого королевства, а не российским правоохранителям, спецслужбам и регуляторам, позволившим такому количеству народа сбежать с деньгами.

Статус «политического беженца» в Лондоне получили, в частности, люди, разбогатевшие благодаря многолетней близости к российской власти, ресурсам госкомпаний и госбанков. Они никогда не были оппозиционерами: занимали уютное положение и ни словом, ни делом не противились режиму. А их уголовное преследование в России не вызвало бы вопросов, будь оно своевременным и последовательным.

Пример такого «политического беженца» — бывший член «Единой России», бывший вице-президент по капитальному строительству «Роснефти» Андрей Вотинов. Его выдачи из Лондона безуспешно добивалась Россия. Хотя вопросы к бизнесу Вотинова появились задолго до того, как он бежал за рубеж.

Еще когда Вотинов был действующим топ-менеджером подконтрольной государству «Роснефти», основанная им строительная группа с неожиданным названием «Все люди равны» резко увеличила свою выручку: получила больше миллиарда рублей, в частности, за здание, которое арендовала структура «Роснефти». В начале 2014 года об этом сообщила газета «Ведомости», заметив, что все это слабо согласуется с громкой кампанией по борьбе с конфликтом интересов, объявленной Владимиром Путиным и поддержанной Игорем Сечиным.

Путин с 2011 года настаивал, что государственные топ-менеджеры не должны зарабатывать на бизнесе с госкомпаниями, которыми сами же руководят. Высказывание Путина на этот счет было одним из самых эмоциональных: «Совсем оборзели уже!» Сечин в качестве вице-премьера, курирующего топливно-энергетический комплекс, выразился спокойнее: «Это не моя кафедра, но если материалы будут свидетельствовать не только о конфликте интересов, но и о нарушении Уголовного кодекса, тогда возможны уголовные дела».

Тем не менее в январе 2014 года «Роснефть», которую тогда уже возглавлял Сечин, ответила «Ведомостям», что претензий к Вотинову нет. И только спустя почти два года в отношении Вотинова было возбуждено уголовное дело (за то, что основанная им группа получала деньги от структуры «Роснефти» за аренду земельного участка и здания). За это время бывший вице-президент «Роснефти» приобрел вид на жительство в Монако и поселился там в апартаментах стоимостью около семи миллионов евро. А его сын — в лондонском доме за 28,8 миллиона фунтов стерлингов (около 3 миллиардов рублей).

Президент «Роснефти» Игорь Сечин, Андрей Вотинов и президент России Владимир Путин во время посещения Туапсинского НПЗ, 11 октября 2013 года.
Президент «Роснефти» Игорь Сечин, Андрей Вотинов и президент России Владимир Путин во время посещения Туапсинского НПЗ, 11 октября 2013 года.
Фото: Алексей Никольский / ТАСС

Могло ли случиться, что Сечин несколько лет не замечал бизнеса вице-президента «Роснефти», который не особо его прятал? В 2018 году Вотинов заверил лондонский суд, что стал жертвой государственной машины. И Великобритания предоставила ему политическое убежище. С точки зрения нормального следствия сложно объяснить запоздалую реакцию российских правоохранителей.

Бывший топ-менеджер «Роснефти» такой же «политический беженец» как российские банкиры Андрей Бородин и Дмитрий Акулинин, получившие убежище в Великобритании в 2013 году. Россия безуспешно добивалась их выдачи по четырем уголовным делам, связанным с «Банком Москвы». Бородин и Акулинин руководили этим банком московского правительства во времена правления мэра Юрия Лужкова. Город вкладывал в банк миллиарды рублей. Там обслуживались подконтрольные мэрии предприятия и организации.

Первое уголовное дело было связано с кредитом более чем на 12 миллиардов рублей, который «Банк Москвы» выдал малоизвестной фирме под неликвидный залог. Оказалось, что деньги в итоге отправились компании супруги Лужкова — Елены Батуриной (входит в рейтинг богатейших жителей Великобритании, к самой Батуриной у следствия претензий не возникло). Очевидно, что проблемы с законом у Бородина и Акулинина начались только после отставки Лужкова и появления наконец «политической воли». 

Бородин не стал дожидаться политического волеизъявления. В 2011 году он приобрел в Британии имение за 140 миллионов фунтов и покинул Россию.

Как бездействует Великобритания

Великобритания могла бы насолить российской элите. Но судя по всему, никогда этого не сделает. Лондонское имущество российских чиновников, бизнесменов, родственников политических и государственных деятелей остается неприкосновенным несмотря на громкие заявления британских властей и даже на убийства российскими спецслужбами людей на территории Великобритании.

В Лондоне прочно закрепились бывший российский вице-премьер, нынешний глава госкорпорации ВЭБ.РФ Игорь Шувалов (его квартира с видом на Темзу стоила больше 10 миллионов фунтов стерлингов), бывший топ-менеджер «Газпрома» Андрей Гончаренко (стоимость его недвижимости больше 200 миллионов фунтов), миллиардер и бывший сенатор Андрей Гурьев (у его семьи в Лондоне поместье стоимостью 150 миллионов фунтов — второе по размеру после Букингемского дворца — и пентхаус еще на 60 миллионов фунтов), бывший российский замминистра финансов, экс-глава ВЭБа Владимир Чернухин (лондонский особняк за 85 миллионов фунтов). 

В Лондоне есть жилье и у дочери малоизвестной сотрудницы российского МИДа Светланы Поляковой. Поляковых наверняка нет в списке российских коррупционеров с британским имуществом, упомянутом представительницей МИДа Марией Захаровой. Хотя квартиру в центре Лондона дочь Поляковой — Полина приобрела в 21 год за 4,4 миллиона фунтов, а видимые бизнесы ее семьи никогда не демонстрировали феноменальных показателей. Светлана Полякова — ближайшая подруга министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

Дочь члена Совета безопасности России, полпреда президента Игоря Комарова — Мария тоже занимается бизнесом в Великобритании и имеет там недвижимость стоимостью 4,2 миллиона фунтов. В Лондоне она обосновалась в 22 года. Сам Комаров был бенефициаром офшорной компании с Британских Виргинских островов, которой принадлежал дом в Лондоне стоимостью почти миллиард рублей.

Подписывайтесь на нашу рассылку
Узнайте первыми о самых важных историях в стране

Благодаря знаменитому расследованию «Панамские документы» о бенефициарах офшорных компаний, в Лондоне нашлись также: первый зампред правления госбанка ВТБ Юрий Соловьев (у него оказался британский паспорт, а своим адресом он указывал квартиру в центре Лондона), председатель правления межгосударственного Международного инвестиционного банка Николай Косов (у него в центре Лондоне было несколько квартир, оформленных на семейный траст) и дочь зампредседателя Госдумы Александра Бабакова — Ольга (ее адресом была указана лондонская квартира в двух шагах от королевского дворца и Гайд-парка). 

А в 2015 году британский паспорт получил Андрей Якунин — сын ближайшего соратника Путина Владимира Якунина, бывшего главы госкомпании РЖД и бывшего сотрудника КГБ, известного своими высказываниями и книгами о том, как запад разрушает российские устои. В Великобритании у сына Якунина давний инвестиционный бизнес. Он откровенно рассказал «Ведомостям» и о получении британского гражданства, и о том, что предприниматели вернут деньги в Россию, когда поймут, что российское право и российский суд защищают их интересы не хуже, чем английское право и английский суд. А пока бизнес удобнее вести через английские и кипрские компании.

Похоже, британское понимание демократии и свободы с гарантированным правом частной собственности как раз не позволяет конфисковать имущество россиян, даже тех, кто тесно связан с российской властью. И уж тем более тех, кто может себе позволить дорогих английских адвокатов. Такое восприятие частной собственности в корне отличается от российского ее понимания, образец которого продемонстрировал миллиардер Олег Дерипаска газете Financial Times в 2007 году. «Если государство скажет, что мы должны отказаться от компании [„РусАл“, одной из крупнейших производителей алюминия в мире], то мы откажемся. Я не отделяю себя от государства. У меня нет никаких других интересов», — изумил Дерипаска британских журналистов.

«Великобритания могла бы насолить российской элите. Но судя по всему, никогда этого не сделает. Лондонское имущество российских чиновников, бизнесменов, родственников политических и государственных деятелей остается неприкосновенным несмотря на громкие заявления британских властей и даже на убийства российскими спецслужбами людей на территории Великобритании».

Великобритания не пошла на изъятие активов у видных россиян даже после отравления бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне в 2006 году и бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля (вместе с дочерью) в Солсбери в 2018 году. Хотя власти и заявили о причастности к этому российских спецслужб.

В 2018 году, правда, не продлили британскую визу миллиардеру Роману Абрамовичу. Но тот вскоре получил паспорт Израиля и в 2021 году беспрепятственно въехал в Великобританию как израильский гражданин.

В том же 2018 году в Британии появился инструмент, с помощью которого Лондон, по идее, мог бы устроить российской элите Варфоломеевскую ночь. Это так называемый судебный приказ о необъяснимом богатстве (Unexplained Wealth Orders). Власти могут потребовать объяснить происхождение активов стоимостью больше 50 тысяч фунтов, особенно если владельцы — иностранные политически значимые лица и их семьи.

Но и это не создало для россиян особых проблем. Ведь приближенные к российской власти люди всегда получат справку из банка, дружественной инвестиционной компании или брокерской конторы о том, что совершенно легально владеют своим состоянием и являются давними надежными клиентами с безупречной репутацией (те же «Панамские документы» полны таких бумаг). Близкий к власти человек без труда получит документ о том, что у российских правоохранительных органов нет и не было к нему никаких претензий, да и судимости у него тоже отсутствуют. Такие документы получали даже лидеры криминальных сообществ, достаточно вспомнить многолетнее испанское уголовное дело «тамбовско-малышевской преступной группировки», завершившееся полным оправданием основных фигурантов. В частности, на том основании, что российские спецслужбы заявили об их кристальной чистоте.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Великобритании Элизабет Трасс во время встречи в рамках 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в штаб-квартире ООН в Нью Йорке, 23 сентября 2021 года.
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Великобритании Элизабет Трасс во время встречи в рамках 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в штаб-квартире ООН в Нью Йорке, 23 сентября 2021 года.
Фото: Пресс-служба МИД РФ / ТАСС

Демократия и свобода требуют серьезных оснований для конфискации частной собственности. А без помощи российских властей у британского правосудия вряд ли будут доказательства незаконного происхождения средств из России. Ситуация тупиковая. У лондонского суда есть вопросы к качеству российского следствия, даже когда Россия очень хочет привлечь своего гражданина к ответственности и требует арестовать его активы. На каком же основании считать происхождение денег незаконным, если расследование в России не проводилось вовсе?

Теоретически Лондон может покарать российские элиты, раскрыв бенефициаров офшорных компаний. Те же «Панамские документы» показали, что около двух миллиардов долларов прошли через фирмы, связанные с близким другом Путина — виолончелистом Сергеем Ролдугиным. И три из четырех этих фирм были созданы на Британских Виргинских островах (БВО) — заморской территории Великобритании.

Но диктовать условия заморским территориям Лондон не может. Британия давно убеждает Виргинские острова в необходимости открыть реестр бенефициаров зарегистрированных там компаний. После того как в 2018 году британский парламент принял закон, обязывающий заморские территории до 2020 года создать публичные реестры, в столице БВО Род-Тауне прошли протестные митинги, а местный вице-премьер даже сделал заявление о том, что острова разводятся с Великобританией. В 2019 году премьер-министр островов и вовсе заявил, что бенефициаров раскроют, когда это сделают все остальные страны. В итоге Великобритания перенесла срок раскрытия на 2023 год. 

Получается, пафос британского МИДа — «мы накажем российских олигархов во имя свободы и демократии» — такой же оторванный от реальности, как слова представителя российского МИДа по поводу свободы и демократии со списком коррупционеров. Британские свобода и демократия и встроенный в них принцип верховенства права — как раз то, что надежно защищает статусных россиян и их родственников от конфискации лондонских активов. А отсутствие в России политической воли насчет реальной борьбы с коррупцией обеспечивает приближенным к власти россиянам все новые источники доходов для покупки недвижимости в Лондоне.

Поделиться
Теги
#конфискация
#лондон
#мид
#недвижимость
#санкции
#уголовные дела
#экстрадиция
«Важные истории» — медиа свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+