Мы запускаем новую рубрику — «Мнение о важном». Здесь мы будем публиковать мнения экспертов о том, что происходит в стране, мире, науке — в общем, обо всем, что волнует вас. Помимо экспертов, своей точкой зрения о важных событиях будут делиться авторы и редакторы «Важных историй».

Работая над текстом, мы обычно оставляем свои эмоции, свое видение проблемы за кадром — таковы требования жанра. Он заставляет соблюдать такт и придерживаться определенной тональности. Но, как нам кажется, сегодня в России наступило то время, когда журналисты — те немногие, что еще сохраняют независимость от власти и насаждаемой ею цензуры, — должны стать ближе к своей аудитории и, помимо холодного языка заметки, начать говорить с читателями на теплом языке доверительной беседы. Не смешивая эти два языка и, конечно, не навязывая свою точку зрения. Таково наше мнение. Но ваше — важнее.

Дайте, пожалуйста, знать, что вы думаете о новой рубрике, стоит ли ее продолжать и как ее можно сделать лучше. Пишите нам на letter@istories.media.

Редакция «Важных историй»

«Вначале обманывать народ легко»

«А прикиньте, вот Лукашенко сегодня поговорил с Назарбаевым, а завтра окажется, что Назарбаев неделю как умер. Впрочем, репутацию Лукашенко это уже не испортит». Из всех мемов про Нурсултана Назарбаева, который неизвестно где пропадает все эти трудные для Казахстана дни, мне больше всех нравится именно этот. Потому что он указывает на нечто важное, объединяющее Беларусь, Казахстан и Россию (и это не единое экономическое пространство). Чем дольше батька, елбасы и Путин остаются у власти, тем наглее им приходится врать.

Ложь лежит в основе коррупционного государства. Лидер не может уйти от власти, потому что его родные и близкие тогда потеряют собственность и свободу. Но и диктатором себя он объявить не может, потому что тогда высока опасность бунта — и можно потерять не только собственность, но и жизнь. Приходится бесконечно имитировать народовластие.

Вначале обманывать народ легко: недавний советский человек лидеру доверяет, а в излишней демократии смысла не видит, поэтому он легко соглашается и на неконкурентные выборы (все равно ясно, кто победит), и на продление президентских сроков (все равно другого елбасы нет). Основная задача лидера на этом этапе — вовремя убирать конкурентов, пока они не стали популярными. Поэтому гонения на оппозицию и медиа начинаются сразу.

Со временем обманывать становится труднее. Некоторые оппозиционеры получают известность — к ним начинают прислушиваться. Журналисты узнают правду про богатство и роскошь правящих семей — и делают ее достоянием гласности. Но главное: люди просто устают без конца смотреть на одного и того же батьку, который к тому же давно перестал быть живым лидером и превратился в памятник самому себе. Чтобы народ слишком быстро не умнел, приходится создавать машину государственной пропаганды.

«Вначале обманывать народ легко. Со временем обманывать становится труднее. Но главное: люди просто устают без конца смотреть на одного и того же батьку, который превратился в памятник самому себе».
Максим Солюс
редактор «Важных историй»

Такая машина — это уже не просто прославление солнцеликого. Если до определенного момента ложь частично производится из правды — с учетом фактов и контекста жизни, то со временем возникает целая фабрика, которая производит ложь из лжи. Неугодные объявляются фашистами, экстремистами, террористами — чем безумнее, тем лучше. И все вместе они обслуживают внешнего врага — мощного, как НАТО с американцами, и коварного, как поляки с украинцами. Такого врага, конечно, не жалко.

Навального можно попробовать убить, а потом, раз не вышло, посадить по уголовной статье — и все это нагло отрицать, а еще упирать, как это делает Путин, на то, что «пациент пользуется поддержкой американских спецслужб». Можно объявить сторонников Навального экстремистами и сажать тех, кто не успел уехать, применяя закон задним числом.

В разгар мирных белорусских протестов можно, как Лукашенко, объявить силовикам: «Когда осуществляется практически наглая интервенция... извне, и она подогревается изнутри и руководится извне, вы знаете, там иногда не до законов, надо принять жесткие меры, чтобы остановить всякую дрянь».

На следующий день после казахского погрома, даже не объяснив, откуда взялись «20 тысяч бандитов», можно припечатать «так называемых правозащитников и активистов», которые «ставят себя выше закона и считают, что они вправе собираться где хотят и болтать что хотят», как это сделал сменщик елбасы Токаев. Даже вот как: «Пособническую и, по сути, подстрекательскую роль в нарушениях правопорядка играют так называемые „свободные“ средства массовой информации и „забугорные“ деятели, далекие от коренных интересов нашего многонационального народа. Можно без преувеличения сказать, что все эти безответственные демагоги стали соучастниками развязывания трагедии в Казахстане».

Враг силен и коварен. По отношению к «пациентам», «фигурантам», «интервентам» и другим «пособникам» позволено все. А когда позволено все — начинается стрельба.