Сотрудники колонии, где убили Навального, полтора года назад до смерти запытали заключенного — «Холод»

В ИК-3 в Харпе пытки были обычным явлением

Дата
23 февр. 2024

5 июля 2022 года сотрудники колонии №3 в поселке Харп под Салехардом пытали и убили Бахромбека Шарифова, отбывавшего там 25-летний срок. Об этом изданию «Холод» рассказали бывшие заключенные колонии. Также они сообщили о систематических пытках и плохой медпомощи.

Убийство Шарифова

По словам собеседников «Холода», Шарифов был у администрации на плохом счету, его часто водили в карантинное помещение, которое использовали как пыточную. Перед тем как он умер, на него надели трехслойную смирительную рубашку, шапку-ушанку, завязали ему глаза. Потом мужчину закатали в полотно, сшитое из нескольких матрасов, замотали сверху скотчем и оставили лежать.

Такую пытку сотрудники колонии применяли часто, но в этот раз «переборщили». «Затянули, скотч-то этот замотали. Шея наружу торчит, но грудную клетку сжало, все — и вздохнуть никак. И воздуха-то нету, никого нет, позвать не может — и тупо он задохнулся, в общем», — говорит один из бывших заключенных.

Матрас, в котором задохнулся Шарифов, сотрудники уничтожили: по одной версии, сожгли, по другой — унесли. Сотрудники колонии пытались выдать смерть мужчины за самоубийство, но вскрытие показало несостоятельность этой версии.

За убийство Шарифова оперативника Евгения Купцова осудили по статье о превышении должностных полномочий. Начальника оперативного отдела Игоря Тимофеева и его подчиненного Марата Кызырова судят по статьям о причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, и о превышении должностных полномочий. Двоих сотрудников отдела безопасности судят по статье о халатности, которая привела к смерти человека.

Пытки

Бывшие заключенные ИК-3 рассказывают также, что пытки в колонии были обычным явлением. «Я, как приехал туда в 2011 году, первые год и два месяца в матрасе жил, не видя белого света, тепла, не понимая, сколько времени», — говорит заключенный, завербовавшийся из колонии на войну с Украиной. По словам мужчины, его много раз сначала избивали, а уже потом оставляли в скрученном матрасе: «Если ты все уже, замерзаешь, тебя разматывают, в теплую камеру кидают, чуть в себя ты приходишь. Ну, зальют какой-нибудь раствор витаминный на санчасти, вколют, чтобы организм [в себя пришел]. Потом опять все по новой».

Сотрудники практиковали еще одну пытку — засовывали человека в сейф и либо направляли на него обогреватель, либо на несколько часов выносили на мороз. «Там же иногда минус 50 бывает за полярным кругом. Вот тебя в пять утра в минус 50 на улицу выносят и в 12 дня забирают назад», — говорит бывший заключенный.

В 2010-х годах почти всех прибывавших в колонию осужденных избивали. «[Оперативники] на пол кидают, резиновыми палками задницу отбивают аж до синевы. Сплошь и рядом это было тогда, вообще процветало. По приезду тогда единицы только ничему не подвергались», — говорит другой бывший заключенный. «Первое, что ты проходишь, когда перешагиваешь порог отряда, — тебя встречает живой коридор. Ты бежишь вниз головой, руки за спину, забегаешь в каптерку — тебя там бьют, и они орут: “Быстрее, шлюха, пидораска”», — рассказывает еще один бывший зек. 

После убийства Шарифова в колонии были проверки и комиссии, потом «произошло послабление» — сотрудники «боялись рукоприкладство применять». Вместо этого они начали ломать заключенных психологически, вынуждая заниматься прослушкой, сбором информации и провокациями.

Отсутствие медпомощи

Семь бывших заключенных рассказали, что в медицинской части не было врачей, только фельдшеры. «Лечиться там — жесть. Мы пытались заказать медикаменты сами, за свой счет, но они и это нам не могли дать. Чтобы тебе добыть эти медикаменты, ты идешь в санчасть, потом к начальнику, чтобы тебе подписали бумажки, которые разрешают получить бандероль с этими препаратами. И если вдруг в этой бандероли не окажется какой-то квитанции из аптеки, они просто уничтожат все», — говорит один из собеседников.

«Там люди ждут по 10 лет: у них кровь из жопы идет, они ждут, пока им геморрой вырежут. У кого-то с уха кровь течет, у кого-то — грыжи: не везут [в больницу] никого», — говорит другой бывший зек. Больного с геморроем не лечили так долго, что «лопнул шар геморройный и открылось кровотечение — его еле успели довезти [до больницы] и прооперировать».

Родственники заключенных в чатах также жалуются на плохую медицинскую помощь и на то, что им не удается узнать о проблемах своих родных.

Безымянная могила

Сестра заключенного, скончавшегося в колонии в 2016 году, рассказала «Холоду», что родственникам так и не удалось узнать, что с ним случилось. «Нам прислали только какую-то бумажку, мол, умер. Это даже не свидетельство. И сообщили 6 февраля — хотя умер он, оказывается, еще 2-го. Хотелось узнать, конечно, что произошло там, но увы…», — говорит она.

Вдова еще одного бывшего заключенного рассказала, что ее муж отсидел срок и в 2017 году должен был выйти, но «не доехал — позвонили и сказали, что умер». «Никаких причин не назвали, документов тоже нет. Прислали одну бумажку, где просто “умер такого-то числа такого-то года”», — говорит женщина. На ее запросы в колонии не ответили.

На кладбище в Харпе есть участок, выделенный для захоронения заключенных — если человек умер в колонии, родственники могут не успеть забрать тело.. Сестра погибшего в 2016 году осужденного говорит, что им дали всего сутки, чтобы забрать тело. «Конечно, мы не могли так быстро добраться… так и не забрали его…», — рассказывает она. Даже если родственники приедут в Харп, то могилу они не найдут: мужчину похоронили под номером, потому что «мать не приехала подтвердить, что это он».

  • 16 февраля стало известно, что в колонии в Харпе погиб Алексей Навальный. В заключении о смерти говорится, что причины смерти — естественные. Матери политика показали тело, но отдавать его отказываются. Следователи требуют, что похороны были тайными, мать Навального на это не согласна.

Поделиться

Мы используем cookie