«ГУЛАГ для инвалидов». Депутаты изменили закон «О психиатрической помощи» и лишили свыше 160 тысяч подопечных ПНИ базовых прав

Каждому четвертому в интернате запрещено передвигаться, каждому десятому — распоряжаться деньгами. Как антигуманный закон усилит их дискриминацию

Дата
20 июля 2023
Авторы
«ГУЛАГ для инвалидов». Депутаты изменили закон «О психиатрической помощи» и лишили свыше 160 тысяч подопечных ПНИ базовых прав
Пациентка ПНИ во Владивостоке / «Регион заботы»

Госдума приняла в третьем чтении поправки в закон «О психиатрической помощи», которые упразднили независимые службы по защите прав людей с психическими нарушениями. Информация об этом появилась в электронной базе ГД. Против поправок проголосовал лишь один депутат, еще 10 воздержались.

Из текста законопроекта исключили статью 38, которая обязывала создать независимый контроль за деятельностью психоневрологических интернатов (ПНИ) — за 30 лет существования закона он так и не был создан. Депутаты предложили правозащитникам посещать психоневрологические интернаты лишь с разрешения руководства учреждений. 

Закон не запретил физическое насилие и изоляцию подопечных интернатов, усложнил процесс выписки из ПНИ, а также не учел возможность проживания человека вне медучреждения. Кроме того, он усложнит прохождение необходимых психиатрических обследований для учителей и водителей. Профильные организации заявили, что поправки ограничивают права пациентов психоневрологических интернатов, декларируют отказ от гуманизации системы и международных обязательств России.

На таких мерах настояло правовое управление при президенте, рассказала глава благотворительного фонда «Вера» Нюта Федермессер. «Депутаты ссылаются на ГПУ (правовое управление при президенте) и без всяких угрызений совести говорят: "Мы тут ничего не решаем, ГПУ против"», — привела она слова участников заседания комитета Госдумы по охране здоровья.

Федермессер также назвала нынешнюю ситуацию в ПНИ по всей России мало отличающейся от монастырей Валаама, Свияжска и Соловков, куда после Второй мировой войны свозили людей с инвалидностью и оставляли их там умирать. Решение депутатов глава фонда «Вера» сравнила с созданием «ГУЛАГа для инвалидов». По ее словам, поправки «дают психоневрологическим интернатам страны и их директорам право на гегемонию, насилие и расчеловечивание» и «узаконивают бесправие тех, у кого уже и так ничего не осталось, — жителей интернатов и детских домов».

Более 70 благотворительных фондов также раскритиковали законопроект, более 40 тыс. россиян подписались под обращением к президенту с просьбой не принимать документ. Однако это не повлияло на решение чиновников.

Как нарушают права в ПНИ

Системное исследование нарушения прав живущих в ПНИ начали проводить два года назад — когда по инициативе Федермессер в Нижнем Новгороде был создан проект «Служба защиты прав лиц, страдающих психическими расстройствами, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

В 2022 году сотрудники организации проанализировали работу нижегородских ПНИ, где содержатся около шести тысяч человек — о дискриминации сообщил почти каждый. Отчёт «Служба» представила правительству.

25%
пациентов рассказали о насилии и ограничении свободы
по данным «Службы защиты прав лиц, страдающих психическими расстройствами, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» за 2022 год

Речь идет о нарушении базовых прав. Чаще всего живущие в ПНИ жаловались на физическое насилие и ограничение свободы (помещение в изолятор или закрытое отделение на неопределённый срок, иногда пожизненно, физическое и химическое «стеснение») — с этим сталкивался каждый четвертый (25%) подопечный учреждения. 

Каждый десятый столкнулся с нарушением имущественных прав (отказ учитывать мнение человека при трате его средств, однотипная «отоварка» один раз в месяц) и права на охрану здоровья (игнорирование потребности в оказании медицинской помощи или побочных эффектов от приема лекарств). Психологическое насилие и другие виды абьюза не подсчитывались (например, лишение права на звонки и переписки).

Чтобы понять возможные масштабы нарушений по всей стране, «все эти показатели можно умножать на 27 — это будет приблизительная картина», говорит в беседе с «Важными историями» одна из эксперток «Службы».

Какие нарушения выявилиСколько жалоб в «Службу» (в год)Прогноз по России (в год)
Физическое насилие, ограничение свободы передвижения, помещение в изолятор на неопределённый срок
1495
40365
Нарушение имущественных прав (лишение денег, «отоварка» раз в месяц) 
67618252
Нарушение охраны здоровья (неоказание медпомощи, игнорирование побочек от лекарств)669 18063
Нарушение прав в сфере социального обслуживания (необеспечение уходом, несвоевременная смена абсорбирующего белья, несоблюдение питьевого режима) 2055535
Психологическое и иное насилие (шантаж отказом в покупке сигарет или продуктов питания, отсутствие возможности приватно принять душ или посетить туалет)1945238
Нарушение права на труд (отказ в содействии в трудоустройстве, бесплатная работа) 86 2322

После нового закона узнать о дискриминации пациентов ПНИ будет гораздо сложнее. Несмотря на то что поправки обязывают руководство интерната создать условия для беспрепятственной подачи жалоб пациентов, они также дают право не выпускать такие обращения за пределы учреждения.

«Система интернатов намного хуже тюрьмы. Из тюрьмы можно выйти. В тюрьме ты знаешь, за что ты там находишься. В тюрьме ты имеешь право на адвоката. В тюрьму приходят общественные наблюдательные комиссии», — так Нюта Федермессер охарактеризовала существующий в России порядок. Однако новый законопроект повысит уровень закрытости и без того закрытых для правозащитников, волонтеров и общества ПНИ.

Сколько человек пострадают от решения депутатов

По данным на 2022 год, в России 519 психоневрологических интернатов, где содержатся более 159,7 тыс. взрослых, и 120 учреждений для несовершеннолетних с «умственной отсталостью» — там в аналогичных условиях находятся 15,5 тыс. детей.

56%
пациентов ПНИ могут жить самостоятельно при поддержке соцзащиты
По данным «Службы защиты прав лиц, страдающих психическими расстройствами»

От попадания в систему не застрахован никто. Всего в России свыше 5,5 млн человек с диагностированными психическими расстройствами. Даже в самых тяжелых случаях многие пациенты могут жить с родственниками, но точно так же в любой момент они могут оказаться в системе ПНИ, объясняет «Важным историям» правозащитница, попросившая об анонимности.

«Например, участник войны, переживший посттравматический синдром: в ПНИ есть бывшие афганцы, чеченцы, участники других вооруженных конфликтов. Или матери, потерявшие своих сыновей и тех, кто мог бы за ними ухаживать. Они могут оказаться на старости лет с деменцией — им зеленый коридор», — говорит собеседница.

Пациентка ПНИ в Воронежской области
Пациентка ПНИ в Воронежской области
Илья Питалев / РИА Новости

Что предлагали правозащитники

За два года существования «Службы защиты прав людей с психическими расстройствами» в Нижегородской области ПНИ стали утрачивать статус «закрытых учреждений с почти тюремным режимом». «Стало ясно, что ни один из существующих органов власти не может ее [службу] заменить», — рассказала Федермессер.

«Служба» изменила ситуацию, при которой заказчиком и исполнителем услуг ПНИ были одни и те же люди — руководство ПНИ. Сотрудники проекта оказались независимы от органов власти в сфере здравоохранения и соцобслуживания и подчинялись только губернатору. Это привело к тому, что из 4870 кейсов в 2022 году 3894 были решены благодаря взаимодействию с чиновниками, администрацией ПНИ и больницами. Отношение руководителей ПНИ к подопечным также изменилось: стало меньше случаев игнорирования потребностей людей в оказании медицинской помощи, учитывалось их мнение при расходовании пенсии; недееспособных стали отпускать на выходные и в отпуск к семье; людей не лишали личных вещей.

Выяснилось, что при поддержке органов соцзащиты 56% подопечных ПНИ могут жить самостоятельно.

По мнению Федермессер, в новом законе нужно было обязать чиновников создать аналогичные нижегородской «Службе» проекты — этот опыт планировалось расширить на остальные регионы.

> 174 500
россиян содержатся в ПНИ и ДДИ
Данные Минтруда на 2022 год

Много лет подряд родители детей с тяжелыми множественными нарушениями развития и НКО предлагали еще одну меру — принять закон «О распределенной опеке». Предполагалось, что он позволит родителям оставаться опекунами совершеннолетних недееспособных детей при их помещении в ПНИ, и тогда у родственников будет возможность забирать своих взрослых недееспособных детей из интерната на выходные и в отпуск без ограничений общего количества дней.

Также планировалось, что закон создаст механизмы, которые позволили бы людям с ментальными нарушениями жить за пределами интернатов вне зависимости от их дееспособности. Среди таких механизмов — проекты сопровождаемого проживания в малых группах, а также привлечение педагогов, психологов, соцработников, самого человека и его родственников к решению вопроса о дальнейшем устройстве его жизни.

В 2016 году Госдума приняла такой законопроект в первом чтении. «Но дальше что-то пошло не так. По непонятной причине чиновники стали отказываться от изменений в законодательство, которые повышают правовую защищенность людей с психическими расстройствами. Почему? Потому что государство не готово к улучшениям в этой сфере?» — написала Федермессер.

Почему закон не приняли

В апреле 2023 года независимые наблюдатели выяснили, что в петербургском психоневрологическом интернате № 10 за короткое время умерли от истощения как минимум семь подопечных. Некоторых из них, по словам Федермессер, можно было спасти.

Прокуратура Санкт-Петербурга и Росздравнадзор заявили, что начали проверки. Выяснилось, что на 25 человек с тяжелыми психическими и соматическими расстройствами оставались две сотрудницы. Однако прокуратура сообщила, что не нашла нарушений в условиях содержания воспитанников ПНИ, а 12 июля о том же отчитались власти Петербурга.

«Если матерям давать 90 тыс. рублей на содержание ребенка с инвалидностью, сколько детей будет вне системы?»
российская правозащитница

Одна из собеседниц «Важных историй» считает, что антигуманные поправки к закону «О психиатрической помощи» связаны именно со случаями смерти в петербургском ПНИ. «Если ты начинаешь давить на систему, система начинает, естественно, закрываться. Потому что для того, чтобы исправиться, нужны вложения ресурса», — говорит она.

По ее словам, система интернатов выгодна государству: «На содержание одного взрослого в ПНИ выделяется около 30–40 тыс. рублей, а на ребенка в детском доме для детей с инвалидностью — около 90 тыс. рублей. Возникает вопрос. Если в России матерям давать 90 тыс. рублей на содержание ребенка с инвалидностью, это без учета его пенсии, сколько у нас детей будет вне системы? Думаю, все. Кому-то надо, чтобы был интернат, чтобы деньги тратились на пожарную безопасность, на мероприятия по охране труда, по организации видеонаблюдения, по проведению периодических медицинских осмотров сотрудников. Мы тратим колоссальные бюджетные средства, но качество жизни людей остается на крайне низком уровне».

Однако правозащитница говорит, что НКО все равно продолжат начатое: «Мы так для себя решили, что законы законами, а дела делать все равно надо. Все зависит от людей, не от закона. Есть и добросовестные губернаторы — как в Нижегородской области. Мы будем дальше заниматься созданием служб защиты прав, развитием форм жизнеустройства так, чтобы у людей появлялись реальные альтернативы».

Поделиться