«Медиазона»: Российские суды установили рекорд по количеству закрытых процессов в 2022 году

Согласно закону о «гласности», российский суд может рассматривать в таком режиме дела, в которых есть гостайна, или подозреваемые не достигли 16 лет, или сексуализированное насилие.

Дата
1 мая 2023
Автор
Редакция

В 2022 году российские суды установили рекорд по количеству уголовных дел, рассмотрение которых прошло в закрытом режиме: без слушателей и представителей СМИ, сообщает «Медиазона» со ссылкой на данные судебной статистики. 

По подсчетам издания, за год было вынесено 25 587 постановлений о рассмотрении дел в закрытом режиме из общего числа рассмотренных дел — 733 383. Согласно анализу, количество закрытых от публики дел удвоилось с 2018 года, когда таких постановлений было 13 172. 

Открытое для всех желающих судебное разбирательство гарантировано Конституцией, однако закон предусматривает исключения для некоторых категорий дел, которые могут быть рассмотрены без слушателей. Это дела, в которых есть гостайна, подозреваемые не достигли 16 лет, или сексуализированное насилие.

При этом количество осужденных младше 16 лет стабильно сокращается: в 2022 году оно составило 4 101 человек. Число осужденных за преступления сексуального характера также не показывало значительного роста: в прошлом году их было 7 603 человека. По делам о госизмене, шпионаже и разглашении гостайны за год осудили 100 человек: это суммарно меньше половины от всех рассмотренных непубличных дел за год.

Закон также позволяет судье закрыть заседание для «обеспечения безопасности участников судебного разбирательства» и их близких. Именно эту формулировку часто используют для устранения публики с резонансных дел. Например, 26 апреля 2023 года судья Басманного районного суда Москвы Евгения Николаева попросила всех освободить зал, когда решался вопрос об ограничении сроков ознакомления политика Алексея Навального с материалами его уголовного дела. Поводом для этого стала просьба следователя Романа Видюкова, который сказал, что публичное рассмотрение может «разгласить данные предварительного следствия» и угрожать «безопасности участников судебного процесса», не уточняя, кого он имеет в виду.

Поделиться

Мы используем cookie