Как жители Херсона сопротивлялись оккупации. Главное из репортажа New York Times
Они перевозили оружие для партизан, шпионили за российскими военными и даже убивали их
Дата
26 дек. 2022

Издание New York Times опубликовало репортаж из Херсона о том, как местные жители сопротивлялись российской оккупации. Они передавали ВСУ информацию о передвижениях российских войск, перевозили оружие, предназначенное для партизан, а по ночам нападали на российские патрули.

Информация для ВСУ

Главный герой репортажа — 64-летний Валентин Ермоленко, который живет на Острове, это южный район Херсона, расположенный на берегу Днепра. 

После захвата Херсона российскими войсками Ермоленко и его жена Елена начали заниматься сбором информации о расположении россиян. Они собирали сведения от жителей Острова: Ермоленко живут в этом районе с конца 1970-х годов и знают многих жителей лично. 

По словам супругов, каждый день они получали десятки сообщений о российских войсках. Жители рассказывали о количестве военных, их технике и о том, в каком направлении они перемещаются. Затем, используя свои связи в херсонской теробороне, Валентин Ермоленко передавал собранную информацию ВСУ.

«У нас были люди везде», — говорит Елена Ермоленко. Она упоминает о пенсионерке, которая жила на одном из верхних этажей многоэтажки, и о супружеской паре, следившей за россиянами с яхты на Днепре.

Глава херсонского областного совета Александр Самойленко сказал New York Times, что освобождение Херсона произошло так быстро в том числе благодаря помощи, которую местные жители оказали военным.

Оружие для партизан

Через некоторое время Ермоленко начал получать задания по перевозке оружия. Оно было предназначено для агентов ВСУ и членов херсонской теробороны, организовавших партизанское движение на оккупированных территориях.

По словам Ермоленко, он перевозил оружие, патроны и гранаты. Ему сообщали место, куда он должен был доставить груз, позывной человека, которому груз предназначался, и пароль. О транспортировке оружия журналистам также рассказали украинский офицер и человек, участвовавший в партизанском движении.

Журналисты New York Times также поговорили с бизнесменом Дмитрием Евминовым, которого завербовал Ермоленко. Сначала он следил за российскими военными со своей яхты, а потом участвовал в перевозке оружия.

«Система работала как звенья в цепи. Никто не знал о следующем звене, так что, если бы кого-то поймали, это не сорвало бы всю операцию», — говорит Самойленко. Он помогал координировать действия партизан.

Ермоленко рассказал журналистам, что однажды, когда он перевозил на своей лодке три автомата в разобранном виде, его остановил российский патруль. Оружие было спрятано под рыбацкой сетью в пластиковом контейнере. По словам Ермоленко, российский военный, осматривавший лодку, был близок к тому, чтобы добраться до контейнера, но решил не пачкать руки.

Убийства российских военных 

О нападениях на российские патрули рассказал 18-летний внук Ермоленко, которого тоже зовут Валентин. По его словам, он действовал в группе с тремя другими мужчинами, они атаковали патрули по ночам.

Ермоленко рассказал, что его группа убила не менее десяти российских военных. Мужчины стреляли в россиян с близкого расстояния, а затем забирали у убитых оружие. По словам Ермоленко, сначала им было страшно, а один из участников группы перед каждым нападением выпивал стакан водки.

New York Times отмечает, что подтвердить информацию о десяти убитых россиянах журналистам не удалось. Однако другие участники партизанского движения подтвердили, что Ермоленко-младший участвовал в убийствах российских военных.

  • Российская армия ушла из Херсона и всего правобережья Днепра 11 ноября. «Важные истории» писали, как российские силовики похищали и пытали мирных жителей во время оккупации, и публиковали рассказы жителей о том, что происходило в городе за две недели до освобождения.
Поделиться