«Мы стреляем в них, они посылают еще людей». Как украинские военные защищают Бахмут
Главное из репортажей The Wall Street Journal и Financial Times. А также фотографии из осажденного города
Дата
9 дек. 2022

Американские издания The Wall Street Journal и Financial Times опубликовали репортажи из Бахмута Донецкой области, где украинские военные сдерживают атаки россиян. Наступление на Бахмут началось в июле, а в последние недели интенсивность штурма сильно увеличилась.

«Ад. Настоящий ад»

Оба издания приводят слова украинских военных, которые рассказывают о постоянных атаках россиян и больших потерях в их рядах.

«Мы стреляем в них, они посылают еще [людей]. Это не заканчивается. Их так много», — цитирует Wall Street Journal лейтенанта Александра Матвиенко. Он служит в подразделении, которое наблюдает за противником с помощью дронов. Рядовой Виктор Якубовский, подчиненный Матвиенко, говорит: «У них всегда есть еще люди, они давят все сильнее и сильнее».

Журналист Wall Street Journal описывает эпизод, как Якубовский обнаружил два российских танка и передал информацию артиллеристам. Те открыли огонь, вскоре после этого россияне обстреляли центр Бахмута.

«Это как конвейер. Ради чего? Ебаный метр нашей земли, — говорит пулеметчик по имени Константин корреспонденту Financial Times. — Для Путина они [российские военные] просто мясо. А Бахмут — мясорубка».

«Ад. Настоящий ад», — добавляет офицер по имени Владимир, который со своими солдатами воюет на передовой. Константин и Владимир уверены, что украинской армии удастся удержать Бахмут.

Украинские военные под Бахмутом
Украинские военные под Бахмутом
ANATOLII STEPANOV / AFP / scanpix / leta
REUTERS / Leah Millis / scanpix / leta
Военные в Бахмуте
Военные в Бахмуте
REUTERS / Yevhen Titov / scanpix / leta

Корреспондент описывает атаку российской пехоты на позиции украинских войск на восточной окраине Бахмуте. Он пишет, что украинцы убили многих наступающих огнем из пулеметов и гранатометов. Позднее россияне предприняли новую атаку и снова понесли потери. 

Из текста непонятно, видел ли журналист бой сам или описывает его со слов украинских военных. При этом он рассказывает, как проезжал блокпост на окраине Бахмута, где военный пообещал помолиться за него, так как дорога, по которой собирался ехать корреспондент, обстреливалась.

«Ежи» и мусор на улицах

В обоих репортажах говорится о больших разрушениях в Бахмуте и о том, что большинство жителей покинули город. Там нет электричества, воды, газа и тепла. На улицах в центре Бахмута установлены «ежи» и другие противотанковые заграждения, теперь там ездят только машины скорой помощи.

Центральный рынок превратился в «груду алюминия». Улицы покрыты битым стеклом, обрывками проводов и выбитыми оконными рамами. Оставшиеся жители выбрасывают мусор на улицу, в пакетах роются собаки.

Корреспондент Financial Times пишет, что утром 5 декабря перерыв между выстрелами артиллерии на фронте редко превышал пять секунд.

Дом в Бахмуте после российского обстрела
Дом в Бахмуте после российского обстрела
AP Photo / LIBKOS / scanpix / leta
Yevhen TITOV / AFP / scanpix / leta
Жители переходят реку Бахмутку по разрушенному мосту
Жители переходят реку Бахмутку по разрушенному мосту
Yevhen TITOV / AFP / scanpix / leta

Журналисты обоих изданий приводят свидетельства, что не все жители поддерживают украинскую армию. Wall Street Journal пишет, что, когда несколько дней назад войска в Бахмуте получили подкрепление, то некоторые мирные жители приветствовали танки, а некоторые «опускали головы».

«Я хочу, чтобы украинцы перестали стрелять, моего дома нет, всего моего района нет», — говорит 60-летняя Лариса Владимировна. Когда началось наступление на Бахмут, она осталась в городе со своим парализованным мужем. С тех пор он умер.

Мужчина по имени Виталий, которому больше 50 лет, рассказал корреспонденту Financial Times, что его дом сильно пострадал от российских обстрелов, в частности у него разрушена одна стена. Виталий винит в этом украинских военных: они расположились недалеко от его дома, и россияне стреляют по ним.

Пулеметчик Константин называет такое отношение местных жителей обычным. «Если они хотят в Россию, я отведу их на фронт и покажу дорогу», — говорит военный. В марте он воевал под Бучей в Киевской области, где жители встречали украинских военнослужащих «как героев».

Бахмут, 4 декабря
Бахмут, 4 декабря
Yevhen TITOV / AFP / scanpix / leta
Раздача гуманитарной помощи, 8 декабря
Раздача гуманитарной помощи, 8 декабря
Ihor Tkachov / AFP
REUTERS / Yevhen Titov / scanpix / leta
  • Военные эксперты по-разному оценивают осмысленность российского наступления на Бахмут. «Бахмут играет большую роль в системе обороны, выстроенной ВСУ после 2014 года. И если Бахмут будет взят, то вся система обороны на Донецком фронте может серьезно ослабнуть. И возникнет угроза прорыва российских войск в оперативную глубину», — говорил в конце октября «Важным историям» военный эксперт Юрий Федоров. Аналитик проекта Conflict Intelligence Team (CIT) Кирилл Михайлов отмечал, что взятие Бахмута приблизит российскую армию к полному захвату Донецкой области, но ненамного. По мнению Михайлова, это наступление — во многом личная война основателя ЧВК Вагнера Евгения Пригожина.
  • Пригожин подтверждал, что под Бахмутом воюют его наемники. «Наша задача — это не сам Бахмут, а уничтожение украинской армии и снижение ее боевого потенциала, что крайне положительно сказывается и на других направлениях, поэтому эту операцию и окрестили „бахмутской мясорубкой“», — говорил он. 1 октября российская «журналистка» Надана Фридрихсон выложила на своем YouTube-канале репортаж о наступлении ЧВК Вагнера на Бахмут. 
  • Президент Украины Владимир Зеленский говорил, что под Бахмутом воюют в том числе завербованные российские заключенные. Эту информацию «Важным историям» подтверждают военные эксперты Александр Коваленко и Ян Матвеев.
Поделиться