Фактчек
Главная слабость комсомольца, тамады и балагура
«Важные истории» отвечают на главный вопрос месяца: как Александр Бастрыкин дошел до того, что объявил войну рэперам Моргенштерну, Оксимирону и Нойзу MC
Дата
15 дек. 2021
Главная слабость комсомольца, тамады и балагура
Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Председатель Следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин стал главным ньюсмейкером последнего месяца. Сначала он обвинил рэпера Моргенштерна в торговле наркотиками в соцсетях, а затем поручил Главному следственному управлению (ГСУ) проверить жалобу «группы патриотов» на Оксимирона и Нойза MC. «Инициаторы обращения отмечают, что в своем творчестве эти исполнители пропагандируют негативное отношение к сотрудникам правоохранительных органов, также усмотрены попытки реабилитации нацизма и экстремистской деятельности», — говорилось в официальном пресс-релизе СК. 

Как выяснилось позднее, никакой «группы патриотов» не существовало — письмо было опубликовано в «живом журнале» блогера Дмитрия Якушева. «Блин. Остановитесь. Не было никакого „Обращения группы патриотов“. Это же была шутка. Вымышленное обращение, специально написанное в идиотской форме», — позже написал Якушев. Но Бастрыкин шутки не понял.

«Важные истории» поговорили с несколькими знакомыми руководителя СК, а также изучили ранее неизвестные подробности его карьерного пути, чтобы ответить на вопрос, как руководитель главного следственного органа России дошел до того, что объявил войну рэперам, приняв сатирический пост в ЖЖ за правду?

«Человек, который долгие годы много...»   

В работе журналиста редко так случается, чтобы на один и тот же вопрос не связанные друг с другом источники отвечали почти дословно одно и то же. Но в случае с Александром Бастрыкиным на наш вопрос, чем можно объяснить его странное поведение, знакомые главы СК, не сговариваясь, отвечали одинаково. По этическим соображениям цитировать их ответ дословно мы не можем, но в правоохранительной среде об этой слабости Бастрыкина говорят давно, и несколько раз она чуть не стоила ему карьеры. 

Поддержите тех, кто рассказывает о тайнах руководителей силовых структур
Ваше пожертвование поможет нам найти новые истории!

«У меня было два формата общения с Александром Ивановичем [Бастрыкиным]. Первый — официальный на совещаниях. Второй — назовем его „неофициальным“ — как правило, проходил в его кабинете на Техническом переулке [в здании СК]. Это такая закрытая зона. Коллеги называли ее „подводной лодкой“, потому что эта территория занимает почти пол-этажа, и она изолирована. Постороннему невозможно туда попасть. Там его кабинет, комната отдыха и кухня», — рассказывает знакомый Бастрыкина.  

Посиделки в «подводной лодке» могли длиться очень долго, вспоминают их участники. «Он отличный тамада, оратор, знаток анекдотов. Когда мы засиживались у него допоздна, то покинуть здание СК без специального разрешения было невозможно. Когда кто-то настойчиво хотел уйти, он шутил, что сейчас арестует», — говорит собеседник «Важных историй». 

«Все эти заявления про Моргенштерна, рэперов — это такая неадекватная реакция человека, который в последние годы много… ну вы сами понимаете. Это, к сожалению, реально так», — полагает давний знакомый руководителя СК. 

Состояние, о котором говорят люди, знающие Бастрыкина, уже приводило к громким скандалам в его карьере. 

«Обещал отрезать голову и ноги» 

В 2010 году банда Сергея Цапка убила семью и нескольких знакомых фермера Сервера Аметова в станице Кущевской Краснодарского края. От рук бандитов погибли 12 человек, в том числе четверо детей. Два года спустя заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов опубликовал статью о мягком приговоре некоторым членам банды. Бастрыкину статья не понравилась. Он лично пригласил Соколова на совещание в Нальчик. И на этом совещании сорвался. По рассказам очевидцев, чиновник тогда был настолько экспрессивен, использовал такие выражения и в целом вел себя так, что могло показаться: перед ними выступает не совсем трезвый человек. 

Когда делегация вернулась в Москву, в аэропорту «Внуково» к трапу подъехало несколько машин, и в одну из них, где сидели охранники руководителя СК, посадили Соколова. Кортеж выехал на МКАД, а затем свернул в просеку, проехал в глубь леса и остановился. А дальше, как вспоминал замглавреда «Новой газеты», Бастрыкин якобы обещал, что Соколову «отрежут голову и ноги, и их никто не найдет, потому что он же и будет расследовать дело». 

После того как «Новая газета» сообщила о случившемся, разразился скандал. Глава СК сначала все отрицал и даже утверждал, что все это связано с обысками у лидеров несистемной оппозиции. Однако затем Бастрыкин встретился с главным редактором «Новой газеты» Дмитрием Муратовым, и оба принесли друг другу извинения. Этот конфликт никак не повлиял на дальнейшую карьеру чиновника. Как не повлиял на нее и другой похожий эпизод, случившийся в Санкт-Петербурге за восемь лет до инцидента с Соколовым.

«Уходи или я пристрелю тебя и твою собаку!»
Александр Бастрыкин
Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела

В августе 2004 года у Бастрыкина, в то время начальника Главного управления Министерства юстиции по Северо-Западному федеральному округу, произошел конфликт с соседом по дому. Подробности этого происшествия описаны в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, которое в 2012 году опубликовало петербургское издание «Фонтанка.ру». Согласно постановлению, когда Бастрыкин увидел соседа с собакой без намордника, он подошел к нему и потребовал покинуть двор. «„Уходи или я пристрелю тебя и твою собаку!“ — достал из-под куртки пистолет и направил его в его (соседа.Прим. ред.) сторону. <...> Для убедительности гражданин (Бастрыкин.Прим. ред.) пару раз ткнул его пистолетом в грудь», — говорилось в постановлении. 

Заместитель прокурора Адмиралтейского района отказался возбуждать уголовное дело против Александра Бастрыкина по той причине, что он «не находился при исполнении своих служебных обязанностей, а действовал как частное лицо». «В действиях Бастрыкина А.И. усматривается лишь недостойное государственного служащего поведение, а не преступление», — писал зампрокурора Адмиралтейского района. 

Несмотря на это «недостойное госслужащего поведение», через два года, в 2006-м, Александр Бастрыкин встретился с Владимиром Путиным, а затем был назначен сначала начальником Главного управления МВД по Центральному федеральному округу, а затем — заместителем генпрокурора России. В 2007 году он возглавил СК и таким образом стал одним из самых высокопоставленных чиновников в правоохранительной системе России. Как ему это удалось?

Активист и танцовщик   

Александру Бастрыкину 68 лет. В 1975 году он окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета, где учился в одной группе с Владимиром Путиным. По воспоминаниям знакомых, Бастрыкин был балагуром и всегда тянулся к творчеству. «Саша всегда очень любил самодеятельность, — рассказывал «Новой газете» однокурсник Бастрыкина и Путина бывший военный прокурор Ленинградского военного округа Леонид Полохов. — Сам он играл на бас-гитаре у меня в университетском ансамбле. Играл, кстати, хорошо. Но вообще он в детстве танцами занимался, он балерун настоящий. Он худой был, когда ему первый китель шили, ему это было как корове седло».  

По рассказам знакомых руководителя СК, больше всего его увлекала комсомольская работа (комсомол или Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи (ВЛКСМ) — молодёжная организация Коммунистической партии Советского Союза — Прим. ред.). По комсомольской линии Бастрыкин познакомился с нынешней председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко. 

В конце 1980-х Александр Бастрыкин возглавил Институт усовершенствования следственных работников при Прокуратуре СССР. «Когда его назначили директором института, там возмущались: он же не работал по специальности ни дня, на комсомоле сидел, и вдруг на тебе — директор института», – рассказывал «Новой газете» однокурсник Бастрыкина Леонид Полохов.

По рассказам знакомых председателя СК, его карьера в престижном институте не задалась. Бастрыкин уволился с должности ректора в 1991 году, его уходу предшествовала разгромная прокурорская проверка. «Кто-то из сотрудников института написал жалобу в Генпрокуратуру. Там помещений не хватало для преподавательской работы, а руководство сдавало их в аренду каким-то коммерсантам и кооперативам, которые не имели к деятельности института никакого отношения», — объясняет знакомый главы СК. Как писал «Собеседник», в 1990 году Бастрыкин со своей второй женой Марией Ревновой учредили кооператив «Лойэр», который арендовал помещения как раз в институте усовершенствования следственных работников в то время, когда им руководил будущий председатель СК. 

После ухода из института у Александра Бастрыкина наступил тяжелый этап в карьере. «Был период, когда он был без работы [октябрь 1991 года — январь 1992 года]. Однокурсники наши говорили, как они Сашу пытались привести в чувство. Его первая жена Наташа, тоже с нашего курса, тогда работала в Адмиралтейском РУВД. Как-то она позвонила, попросила зайти. Захожу — сидит Саша. Сам никакой, серый пыльник на нем, треники, грязная майка на голое тело. Ноябрь месяц. У него такой вид был, будто сейчас выйдет и бросится под машину», — вспоминал бывший однокурсник Полохов. 

Александр Бастрыкин в своем кабинете
Александр Бастрыкин в своем кабинете
Фото: Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Но советский активист Бастрыкин нашел в себе силы и продолжил работу по хозяйственно-академической линии: последовательно стал ректором Санкт-Петербургского юридического института, завкафедрой госуниверситета водных коммуникаций и директором филиала Российской правовой академии Минюста. Он, возможно, так и остался бы работать в административно-академической сфере. Но президентом России стал Владимир Путин, и в Москву потянулись многочисленные знакомые, родственники, спарринг-партнеры, массажисты, соседи по даче и другие близкие люди Путина, которые вскоре заняли ключевые посты в стране. Не забыли они и о Бастрыкине. 

«Авторитеты»  

Знакомые Александра Бастрыкина говорят, что своим продвижением он в первую очередь обязан не Путину, а другим людям — тем, кто его Путину рекомендовал. «Насколько я знаю, у него с президентом не близкие отношения. Они могут встречаться раз в несколько месяцев, но это рабочие встречи. Ни о какой близкой дружбе речи не идет», — полагает хороший знакомый Бастрыкина.

Тайна назначения Бастрыкина на пост руководителя СК открылась недавно благодаря расследованию испанских правоохранительных органов. В 2008 году испанская полиция провела масштабную спецоперацию «Тройка» и арестовала «лидеров русской мафии», как их называли местные СМИ. Среди арестованных были и известные в Санкт-Петербурге авторитетные предприниматели Геннадий Петров и Александр Малышев. 

Два независимых источника «Важных историй» подтвердили, что на записи одного из разговоров Геннадия Петрова звучит голос замдиректора ФСБ.

Расследование испанских правоохранительных органов закончилось ничем — прежде всего потому, что Россия не стала помогать своим коллегам и отказалась признавать Петрова и Малышева лидерами криминального мира. Как показали материалы прослушки телефонных переговоров обвиняемых, у российских правоохранительных органов были основания защищать членов «петровско-малышевской группировки». Многие высокопоставленные российские силовики были назначены на свои посты при посредничестве «лидеров русской мафии». 

Например, Геннадий Петров близко общался с человеком по кличке Болтай-нога. Судя по опубликованным в 2019 году изданием The Insider «прослушкам», Болтай-нога помогал Петрову с назначением нужных ему людей на ключевые государственные посты. Как удалось выяснить The Insider, под кличкой Болтай-нога мог скрываться нынешний первый замдиректора ФСБ Сергей Королев. Два независимых источника «Важных историй», знакомые с Королевым, подтвердили, что на записи одного из разговоров Геннадия Петрова с Болтай-ногой действительно звучит голос, похожий на голос замдиректора ФСБ.  

Петров активно обсуждал с Болтай-ногой и своими коллегами из группировки назначение Александра Бастрыкина на должность председателя СК. В 2007 году, в день, когда Совет Федерации одобрил кандидатуру Бастрыкина, Петров созвонился со своим соратником и одним из обвиняемых по делу Леонидом Христофоровым:   

— Назначили человека. Помнишь, я тебе говорил? Так что всё — назначили. Высоко очень, — хвастался Петров Христофорову.   

— О-о-о, хорошо! — обрадовался назначению Бастрыкина Христофоров.   

В тот же день Геннадию Петрову позвонил человек, которого фигуранты дела называли Николаевичем:   

— Про Сашу слышал, да? Всё, назначили, — сказал «Николаевич» Петрову.   

— Хорошо, елки-палки, — обрадовался Петров.   

«Николаевичем» оказался Николай Аулов, в то время начальник Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу (ЦФО), ставший в 2008 году заместителем директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). 

Петров близко общался и с тогдашним заместителем Бастрыкина Игорем Соболевским — тоже одногруппником Владимира Путина. Петров оказывал Соболевскому разные услуги. Вплоть до того, что оплачивал его визит к стоматологу. В 2008 году Петров подробно обсуждал с Соболевским вопрос о предоставлении СК дополнительных офисных помещений. Тот, кого испанские власти считали одним из «лидеров русской мафии», лично занимался вопросом освобождения площадей для нужд СК: Петров связал Соболевского с человеком, от которого зависело предоставление помещений, занятых федеральными госпредприятиями. «Мы сейчас с Бастрыкиным работаем по помещению. Мы не умещаемся в том здании, в котором находимся», – объяснял по телефону Соболевский.

Имущество на Западе

Бастрыкин неоднократно выступал на тему происков Запада, рассказывал об «информационно-идеологическом оружии», которое применяется против России, и говорил о необходимости заслона в информационной войне.

При этом Запад для Бастрыкина не чужой.

В 2008 году депутат и журналист Александр Хинштейн опубликовал в «Московском комсомольце» данные о том, что Бастрыкин с супругой еще в 2000 году создали в Чехии компанию Law Bohemia для сделок с недвижимостью.

«Чтобы раз и навсегда развеять всяческие слухи, заявляю официально, что ни я, ни члены моей семьи никогда не занимались предпринимательской деятельностью ни в России, ни за рубежом. Распространенная в СМИ информация не соответствует действительности, а, проще говоря, является грубой ложью и вводит читателей в заблуждение», – заявил тогда Бастрыкин газете «Аргументы и факты».

Но в 2012 году оппозиционный политик Алексей Навальный в своем блоге опубликовал документы чешского МВД, которые свидетельствовали о том, что у Бастрыкина была не только компания, но и вид на жительство в Чехии, который действовал с февраля 2007 до февраля 2009 года. Причем гендиректором иностранной фирмы Бастрыкин числился в то время, когда уже был госслужащим – возглавлял Управление Минюста по Северо-Западному федеральному округу. 

Главе Следственного комитета и его семье была близка не только Чехия, но и Испания. Супруга Бастрыкина Ольга Александрова (ректор Всероссийского Государственного Университета Юстиции Минюста РФ) с 2007 по 2011 год владела квартирой в городе Торревьехе испанской провинции Аликанте , в центре курортной зоны Коста-Бланки (побережье Средиземного моря), выяснила «Новая газета» в 2012 году. Между тем в декларациях Бастрыкина за многие годы никакую испанскую недвижимость встретить не удалось.

Сама Александрова в 2012 году от комментариев отказалась. А Следственный комитет тогда ограничился ответом, что у жены Бастрыкина нет испанской недвижимости.

Первое дело

Одним из первых громких дел, ознаменовавших начало работы Бастрыкина в СК, стало расследование против его же бывшего соратника и подчиненного — Дмитрия Довгия, в то время руководителя Главного следственного управления СК. Довгий был осужден в 2009 году за взятку, однако в деле были нестыковки, и многие тогда сочли его результатом конфликта Довгия с Бастрыкиным.

Причиной этого конфликта могли стать уголовные дела, связанные с ЮКОСом — бывшей нефтяной компанией Михаила Ходорковского. Опальный бизнесмен несколько раз называл главным организатором своего преследования Игоря Сечина, нынешнего руководителя «Роснефти». В 2007 году, когда Бастрыкин возглавил СК, Сечин работал заместителем руководителя администрации президента. По словам знакомых Бастрыкина, руководителя СК и Сечина связывают очень близкие отношения.

Подпишитесь на рассылку «Важных историй»
Узнавайте о новых расследованиях первыми

Несколько бывших следователей рассказали «Важным историям», что Сечин внимательно следил за развитием каждого дела ЮКОСа. «Следователям могли звонить напрямую, ну и чуть ли не каждую неделю в администрации президента проводились совещания, и все следователи, работавшие по ЮКОСу, на них ходили. А потом пришел Довгий и запретил. Администрации [президента] это очень не понравилось», — говорит бывший следователь СК. 

Показательно, что оперативным сопровождением дела Довгия занималось то же Четвертое управление МВД России, что и делом ЮКОСа. И в обоих делах ключевую роль играл генерал Василий Юрченко, который после ухода с государственной службы возглавил службу безопасности «Роснефти». 

Дело Довгия не только показало, с какой легкостью Александр Бастрыкин готов отказаться от некогда близких людей, но и стало своеобразным уроком для всех тех, кто верил в независимость только что созданного главного следственного органа России. С тех пор у СК не было противоречий с администрацией президента: неугодные Кремлю люди отправлялись за решетку, а их имущество доставалось госкомпаниям или их топ-менеджерам.  

А Александр Бастрыкин остался верен своим комсомольским увлечениям и продолжает воспитывать молодежь. Идеологические установки, которые он пытается насаждать сегодня, мало чем отличаются от тех, что он внушал молодежи 40 лет назад в ВЛКСМ. И, как говорят его знакомые, на посиделках Бастрыкин до сих пор часто поднимает тост за комсомол.   

В подготовке статьи принимали участие: Дмитрий Великовский, Роман Романовский

Поделиться
Теги
#бастрыкин
#следственный комитет
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+