Владимир Кушнарев работал в одной из главных государственных монополий, операторе магистральных нефтепроводов — компании «Транснефть». Он много лет был подчиненным и доверенным человеком главы «Транснефти» Николая Токарева — генерала КГБ, давнего знакомого и сослуживца Владимира Путина. Кушнарев занимал пост первого вице-президента, по сути, второго человека в госмонополии. Российский президент даже награждал Кушнарева орденом Почета за трудовые достижения.

Но в 2011 году Кушнарев покинул госкомпанию и занялся бизнесом на Западе. Вскоре он стал гражданином Кипра и неожиданным владельцем небывалого состояния — сотен миллионов долларов, недвижимости в Лимассоле и девелоперских проектов в самом центре Берлина. Деньги шли, в том числе, через цепочку офшорных компаний. Немецкие власти и банк даже заподозрили берлинский девелоперский проект с участием Кушнарева в отмывании денег за их стремительное перемещение между Россией, Германией и Кипром.

«Важные истории» изучили материалы уголовных дел и финансовые отчеты и рассказывают историю малоизвестного топ-менеджера российской госкомпании, который был близок к тому, чтобы попасть в рейтинг богатейших людей Forbes.   

Через Бранденбургские ворота

В 2015 году в престижном районе Восточного Берлина — Митте, в исторической части города, всего в паре километров от Рейхстага и Бранденбургских ворот на улице Зейдель-штрассе появился новый жилой комплекс в классическом берлинском стиле. «Щедрое убранство фойе с отделкой из натурального камня < … > дубовый паркет во всех жилых помещениях, деревянные окна с тройным стеклопакетом < ... >. Центральный Берлин открывается с порога вашего дома», — расхваливали комплекс риелторы.

Стоимость проекта, вмещающего 83 квартиры, оценивалась в 34 миллиона евро . Его застройщиком была немецкая компания, названная по адресу комплекса (Seydelstrasse 24-26). Ее основными владельцами оказались бывший топ-менеджер «Транснефти» Владимир Кушнарев и его супруга Татьяна. А их сын Иван числился одним из директоров.

По другую сторону от Бранденбургских ворот в фешенебельном районе Западного Берлина — Шарлоттенбург, известном многочисленными театрами и музеями, другая немецкая компания с участием Кушнаревых (Project Pestalozzistrasse 17-20) возвела жилой комплекс на 43 квартиры стоимостью 19 миллионов евро. Этот дом был достроен в 2012-м — на следующий год после ухода Кушнарева из государственной монополии.

Берлинский проект Seydelstraße 24-26
Берлинский проект Seydelstraße 24-26
Patzschke & Partner Architekten
Берлинский проект Pestalozzistrasse, 17-20
Берлинский проект Pestalozzistrasse, 17-20
Real One Capital Partners

Основным владельцем двух немецких застройщиков была кипрская компания KLP Investments (после 2015 года сменила название на KLPP Insurance and Reinsurance Company). Она с 2010 года принадлежит супругам Кушнаревым. И ее финансовые показатели впечатляют. «Важные истории» получили консолидированные финансовые данные компании, которые показывают: в год увольнения Кушнарева из российской госмонополии его кипрская фирма аккумулировала активов на сумму около 260 миллионов долларов. Через пять лет, согласно официальным отчетам из кипрского реестра, эта сумма достигла 308 миллионов, а еще через год 333 миллионов. Еще немного, и бывший государственный менеджер мог бы занять нижнюю строчку в российском списке Forbes (в 2016 году последние места там делили обладатели состояния в 350 миллионов долларов).

Супруга Кушнарева отрицает наличие консолидированного отчета 2011 года с активами в 260 миллионов и говорит, что его не подписывала. Она рассказала «Важным историям», что они с мужем занимаются бизнесом больше 30 лет. И получили деньги от многолетних операций «на финансовых и фондовых рынках». «По поводу личных доходов в России, поверьте, они очень значительные и по сей день. Мы являемся крупными налогоплательщиками. И в этом году у нас тоже значительный доход, и будем платить опять большие налоги», — говорит Кушнарева.

Однако российские компании Кушнаревых, даже если суммировать их двадцатилетнюю прибыль (по данным СПАРК «Интерфакс»), не демонстрировали таких показателей. Как бывшему топ-менеджеру российской госкомпании удалось аккумулировать за рубежом такие средства?

«Даже в мыслях не было»

Руководители «Транснефти» — люди не бедные. Но чтобы заработать 300 миллионов долларов, обычному вице-президенту госмонополии не хватило бы и всей жизни. В 2013 году, когда «Транснефть» обнародовала доходы руководства, максимальный годовой заработок среди ее вице-президентов был 103 миллиона рублей (или около 3 миллионов долларов по среднему курсу того времени). Источник, близкий к монополии, говорит, что в предыдущие годы ее вице-президенты получали не больше.

Кушнарев трудился в госкомпаниях с начала двухтысячных. Он начинал заместителем Николая Токарева в государственной «Зарубежнефти» (бывшие сотрудники говорят, что заработки ее топ-менеджеров были ниже, чем в «Транснефти»). А до этого пять лет был председателем правления частной страховой компании «Плато» и в итоге стал ее совладельцем. Как сообщали «Ведомости», другим совладельцем и гендиректором «Плато» была жена Кушнарева — Татьяна. 

Владимир Кушнарев.
Владимир Кушнарев.
Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ

Как только Кушнарев пришел в «Зарубежнефть», госкомпания и её вьетнамские предприятия в 2003 году появились на сайте «Плато» в списке клиентов.

Такой бизнес был, но «я лично, сама добровольно» от него отказалась, говорила Кушнарева «Ведомостям». «Потому что смысла в нем никакого нет — колоссальные убытки и большие проблемы с регулированием», — объясняла она. В 2011 году проекты «Зарубежнефти» из списка клиентов на сайте «Плато» исчезли.

Кушнарева уверяла, что с «Транснефтью» страховая компания «Плато» вообще не работала. «Когда Владимир Иванович [Кушнарев] по просьбе Николая Петровича [Токарева] перешел в „Транснефть“ [в 2007 году], у меня даже в мыслях не было работать с „Транснефтью“», — заявляла она «Ведомостям».

Знакомые Кушнаревых вспоминают, что все было сложнее: в страховании объектов нефтепроводной государственной монополии соблюдалась определенная иерархия. «Транснефть» под руководством давнего президентского соратника Токарева страховала риски в своей страховой компании «СК „Транснефть“». Перестраховщиком была известная компания СОГАЗ, принадлежащая в том числе давнему другу российского президента Юрию Ковальчуку и родственнику Путина Михаилу Шеломову. А уже она подписывала договоры на очередное перестрахование предприятий «Транснефти» со страховым обществом «Плато» Кушнаревых (договоры факультативной ретроцессии).

Эта цепочка перестраховщиков описана в решении московского Арбитражного суда 2011 года: СОГАЗ безуспешно пытался взыскать с «Плато» деньги по страховому случаю на одном из предприятий «Транснефти». Татьяна Кушнарева заверила «Важные истории», что «Плато» всегда выполняла свои обязательства в соответствии с законом. По мнению знакомого Кушнарева, подобные споры со структурой друзей президента могли стать началом конца его работы в госкомпании. «Большим людям не нравится, когда не платят, даже если в полном соответствии с буквой закона», — усмехается знакомый. Но помимо разногласий с группой СОГАЗ, у Кушнарева были и другие неприятности. 

«Ненадлежащее исполнение»

В 2010 году служба безопасности «Транснефти» обратилась в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении двух уголовных дел. Первое касалось хищения денег из пенсионного фонда «Транснефти» сотрудниками управляющей компании «Вика». По версии следствия, деньги похитили путем покупки для пенсионного фонда госмонополии сомнительных активов по завышенным ценам.

Второе уголовное дело затрагивало людей, которых в «Транснефти» ассоциировали с Кушнаревым. В 2011 году вице-президент госкомпании Михаил Барков дал развернутые показания по этому делу. 

«Летом 2010 года после проведения внутренней проверки в НПФ „Транснефть“ были выявлены факты предположительного хищения денежных средств <...>, которые явились результатом ненадлежащего исполнения переданных полномочий вице-президентом „Транснефти“ Кушнаревым, курирующим финансово-экономический блок, а также „Транснефть финанс“ [Светланой] Суворовой, которая являлась доверенным лицом Кушнарева <...>. Руководителем „Транснефть финанс“» Суворова была назначена по рекомендации Кушнарева», — сообщил Барков в своих показаниях следствию и суду.

«В рамках указанного уголовного дела Суворова допрашивалась в качестве свидетеля и, насколько мне известно, предоставила следствию недостоверную информацию и предприняла действия, направленные на уничтожение документальных материалов, <...> имеющих доказательное значение по делу, а именно: документов, свидетельствующих об оперативном управлении денежными средствами НПФ „Транснефть“, осуществляемом Суворовой и Кушнаревым», — говорил в своих показаниях Барков.

«С учетом данных обстоятельств в первых числах декабря 2010 года президент „Транснефти“ Токарев вызвал Суворову на беседу, в ходе которой призвал ее прекратить противодействие расследованию уголовного дела, оказать максимальное содействие следственным органам, а также предоставить все необходимые документы <...>. На данной встрече президентом „Транснефти“ было сообщено Суворовой, что в случае если она не выполнит указания руководства по оказанию содействия правоохранительным органам, то трудовые отношения с ней будут прекращены в связи с утратой доверия», — рассказал Барков.

По мнению знакомого Суворовой, правоохранительные органы возбудили дело, чтобы получить показания и документы на Кушнарева. Но сделать этого им не удалось: бывшего первого вице-президента госкомпании не оказалось среди обвиняемых или подозреваемых по делу против сотрудников УК «Вика». А в 2011 году Кушнарев ушел из «Транснефти».

«Владимир Кушнарев не являлся и не является обвиняемым или подозреваемым ни по одному уголовному делу», — подчеркнула его супруга Татьяна в комментарии для «Важных историй». Она также отметила, что ее муж не был бенефициаром УК «Вика» и не имел бизнеса с этой компанией.

«Могли бы позволить большее»

В 2015 году Кушнарев и члены его семьи стали гражданами Кипра. А летом прошлого года бывший вице-президент «Транснефти» приобрел скромный по российским меркам таунхаус класса люкс в центре деловой столицы Кипра — Лимассоле. Этот новый жилой комплекс всего в 300 метрах от моря называется Kriel Park Mansions. Покупка обошлась Кушнареву всего в 800 тысяч евро. Это двухэтажная резиденция с небольшим открытым бассейном, тремя спальнями, террасой, гаражом и ландшафтным садом. Неподалеку вдоль широкого песчаного пляжа тянется парк Дасуди (в переводе с греческого — «маленький лес») с эвкалиптовыми деревьями и акациями.

«Наш дом на Кипре (160 квадратных метров) особняком назвать, наверное, нельзя. Мы могли бы позволить себе большее, но у нас никогда не было к этому стремления. Предпочитаем иметь только то, чем пользуемся», — сказала «Важным историям» супруга Кушнарева.

Таунхаусы Kriel Park Mansions в кипрском Лимассоле
Таунхаусы Kriel Park Mansions в кипрском Лимассоле
D. Zavos Group
Типовой интерьер таунхауса Kriel Park Mansions
Типовой интерьер таунхауса Kriel Park Mansions
D. Zavos Group
Внутренний дворик таунхауса Kriel Park Mansions
Внутренний дворик таунхауса Kriel Park Mansions
D. Zavos Group

На Кипре зарегистрирована их семейная компания KLPP, которой они владеют с 2010 года. После того как Кушнарев ушел из «Транснефти», его кипрская фирма аккумулировала активов на сотни миллионов долларов.

«Важные истории» ознакомились с документами, которые отчасти раскрывают, как деньги стекались в KLPP. С 2010 года пять компаний с Кипра и Британских Виргинских островов по договорам займа предоставляли миллионы долларов, евро и рублей кипрской компании Кушнаревых и ее дочерним офшорным структурам. Затем происходила переуступка прав требований по этим займам другим компаниям. А после некоторые долги прощались.

Например компания Wermint Trading с 2010 года предоставила в качестве займов KLPP и ее структурам несколько миллионов евро и десятки миллионов рублей. Спустя несколько лет Wermint Trading простила некоторые долги, а другие переуступила компании Takra Management c Британских Виргинских островов. Последняя переуступила долг дальше другой фирме с тех же островов. Эксперт по финансовым операциям и офшорам поделился мнением, что российские бизнесмены раньше использовали подобные схемы для перемещения денег. Супруга бывшего вице-президента «Транснефти» объяснила эти операции работой с «международными финансовыми институтами, которые давали биржевые кредиты под поручительство».

«Сгонять за пиццей»

Когда Кушнарев занимался финансами «Транснефти», управляющей компанией пенсионного фонда госмонополии, а это десятки миллиардов рублей, стала российская компания из группы Ronin Partners, специализирующейся на доверительном управлении, инвестиционном банкинге и предоставлении брокерских услуг.

Как оказалось, именно с ней связывали фирму Takra Management, позже замеченную в цепочке переуступки долгов кипрской компании Кушнаревых. 

В январе 2018 года Агентство по финансовым расследованиям Британских Виргинских островов, которое занимается делами о финансовых нарушениях и отмывании денег, заинтересовалось Takra Management и направило запросы регистраторам по ее поводу. В мае 2018 года компания была отмечена и российским Центробанком в сообщении об инсайдерской торговле. ЦБ тогда связал эту фирму с Ronin. А там объяснили, что просто оказывали Takra Management услуги, как одному из своих клиентов. И Центробанк скорректировал свое сообщение.

Кушнарев не был посторонним человеком для Ronin Partners. С 2010 года группа оказывала инвестиционные услуги его кипрской фирме KLPP. Позже сотрудники Ronin стали ее директорами, а также администрировали офшорные фирмы из схемы переуступки и последующего прощения миллионных долгов кипрской компании Кушнаревых и ее дочерних структур.

Как говорит их общий знакомый, владельцы группы Ronin Partners Андрей Гаек и Артем Делендик могут знать Кушнарева много лет со времен его работы в «Зарубежнефти». Гаек и Делендик — выходцы из «Номос-банка», который в 2006 году купил небольшую долю в продвигаемом «Зарубежнефтью» проекте «Нефтегазинкор», где Кушнарев был президентом (о проекте можно почитать здесь).

На следующий год Кушнарев стал вице-президентом «Транснефти» и начал курировать ее финансовый блок. А в 2008 году структура Ronin Partners — «Ронин траст» — получила возможность управлять деньгами пенсионного фонда «Транснефти».

Узнайте первыми о наших новых расследованиях
Подписывайтесь на рассылку «Важных историй»

Представитель группы Ronin Partners сообщил «Важным историям», что с Кушнаревым это не связано: в разное время группа управляла около 20 негосударственными пенсионными фондами. И договоры на доверительное управление всех НПФ, в том числе «Транснефти», «всегда заключались и заключаются исключительно на рыночных условиях, по итогам конкурсного отбора со строгим соблюдением корпоративных процедур, что исключает конфликт интересов». Представитель Ronin Partners подчеркнул, что Кушнарев не работал в пенсионном фонде «Транснефти», чьими средствами управлял «Ронин траст». И после ухода Кушнарева из «Транснефти» «Ронин траст» еще многие годы осуществлял доверительное управление фондом.

Источник «Важных историй», знакомый с ситуацией, рассказал, что сотрудники Ronin, помогавшие Кушнареву руководить его кипрской компанией с миллионами долларов на счетах, могли оказывать своего рода услугу «дорогому клиенту». «Это как сгонять за пиццей», — говорит наш собеседник: когда есть серьезный клиент и ему нужна помощь с управлением и администрированием компаний, ему могут помочь. При этом источник отметил, что сотрудники Ronin не принимали решений в этих компаниях и не распоряжались финансами.

Как выяснили «Важные истории», кипрская фирма совладельца Ronin Partners Андрея Гаека (Blodgettex Finance) в 2012 году предоставила займ на 33 миллиона долларов офшорной компании с Британских Виргинских островов (Excella Business Investment), которая в свою очередь кредитовала кипрскую фирму Кушнаревых. Другой совладелец Ronin Partners Артем Делендик с 2014 года значился одним из директоров немецкого девелоперского проекта Кушнаревых Seydelstrasse 24-26. 

Представитель группы Ronin Partners передал «Важным историям», что Делендик «непродолжительное время ранее входил в состав совета директоров компании, но исключительно как частное лицо, в качестве независимого директора, а не как представитель Ronin Partners». При этом он «не принимал решений по управлению проектами и к распределению финансовых потоков отношения не имел».

И снова Германия

На девелоперский проект Кушнаревых и их партнеров в Германии Seydelstrasse 24-26 обратили внимание местные власти, а банк Sparkasse даже прекращал обслуживание счетов компании из-за подозрения в отмывании денег. 

Появлению этих проблем во многом способствовал корпоративный конфликт между Кушнаревыми и их партнером в немецких проектах — бывшим владельцем банка «Абсолют» Михаилом Сердцевым.     

Как рассказывает знакомый Кушнарева, бывший вице-президент «Транснефти» мог познакомиться с Сердцевым, когда покупал коттедж в элитном поселке «Горки-21» на Рублевке. Банк Сердцева в то время кредитовал покупателей этих домов. Данные Росреестра подтверждают, что у Кушнаревых с 2003 года есть коттедж площадью больше 400 квадратных метров в этом поселке. На архивном сайте компании-продавца сказано, что его стоимость вместе с земельным участком превышала миллион долларов в 2003 году (в том же поселке обосновались: дочь президента «Транснефти» Токарева и родственники еще одного его бывшего заместителя). 

В Германии экс-банкир Сердцев был директором девелоперской компании Lagrande. Когда в двух проектах в центре Берлина (Seydelstrasse 24-26 и Project Pestalozzistrasse 17-20) ему понадобился крупный инвестор, он пригласил Кушнарева.

Разобраться, что именно запустило конфликт между старыми знакомыми, сложно. Стороны надолго увязли в судебных разбирательствах. Знакомый Сердцева говорит, что ему попытались не вернуть заем (около 3,5 миллиона евро), который он предоставил немецкому проекту. По мнению Татьяны Кушнаревой, Сердцев пытался досрочно до завершения проекта добиться возврата субординированного займа, несмотря на то, что финансовые показатели компании были не самые лучшие.

Так или иначе, конфликт вылился не только в борьбу за деньги и управление немецкой компанией, но и в целый ряд заявлений, которые его участники и их представители написали друг на друга в разные государственные инстанции — от немецкой прокуратуры и налоговой до финансовой разведки.

В дополнение ко всему в 2018 году банк Sparkasse (холдинг Landesbank Berlin) перестал обслуживать счета компании Seydelstrasse 24-26, потому что посчитал некоторые транзакции подозрительными. Не сумев решить проблему в ходе переговоров, компания подала на банк в суд. Но суд Берлина встал на сторону финансового учреждения.

В своем решении суд указал, что причиной для прекращения банковского обслуживания было подозрение в отмывании денег. Немецкая компания Кушнаревых и их партнеров за короткий период времени, незадолго до расторжения договора о банковском обслуживании, получила на свои счета миллионы евро из России, а затем перевела часть средств на Кипр. Такое движение миллионов на счетах за короткий период времени с иностранным участием оправдывает подозрение в отмывании денег — подытожил суд.

Михаил Сердцев не ответил на вопросы «Важных историй». В «Транснефти» также не прокомментировали ситуацию.

«Нам ничего не известно о проверках компании KLPP правоохранительными органами Кипра и Германии», — заявила Татьяна Кушнарева, отметив, что все происходящее — результат корпоративного конфликта, и что они с мужем не стремятся стать популярными людьми и ни политика, ни список Forbes их не интересуют.