«Два года назад дочка позвонила мне со словами: „Папа, я задыхаюсь, помоги“. Она шла из школы по улице, где не было поблизости домов или магазинов, в которые можно было бы забежать и укрыться. Я хорошо знаю, что такое оксид серы, как он действует на легкие, вызывает спазм. Я вылетел на улицу, увидел газ, сел в машину и поехал за дочерью. Хорошо, что я успел, а если нет? Я был в бешенстве и с тех пор очень зол на „Норникель“ и [владельца предприятия Владимира] Потанина. Понимаю, что у них производство, хотят заработать. Но они же отравляют людей и убивают природу», — рассказывает житель Норильска Рамиль Садрлиманов.

В конце июля этого года Рамиль вместе со своим знакомым Русланом Абдулаевым зафиксировали в Норильске превышения предельно допустимых концентраций (ПДК) вредных веществ. ПДК — это такое количество вещества, которое при краткосрочном воздействии не раздражает слизистые, не пахнет, а при длительном воздействии не превышает допустимый уровень риска для здоровья. Для 716 загрязняющих веществ в России главный санитарный врач установил предельно допустимую концентрацию.

В июльских замерах Руслана и Рамиля содержание диоксида серы превосходило ПДК в 16,6 раза, сероводорода — в 30 раз, меркаптанов — в 51 раз, а углеводорода вообще в 149 раз. Газоанализатор для подобных замеров им подарило Всероссийское общество охраны природы, прибор сертифицирован Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии. Рамиль Садрлиманов рассказал «Важным историям», что измерять загрязнения прибором они начали совсем недавно. До этого жители Норильска в течение нескольких лет выкладывали в соцсети фото- и видеоподтверждения выбросов: «Стали фиксировать нарушения, потому что уже невозможно дышать: хочешь вдохнуть и не можешь».  

Официальную информацию о загрязнении воздуха в Норильске Роспотребнадзор публикует только раз в месяц. Последние данные доступны за июнь: все вещества находились в пределах нормы, кроме диоксида азота, содержание которого превышало ПДК в 2,3 раза, и меди — превышение в 1,4 раза. Принимать во внимание замеры жителей отказываются и Роспотребнадзор, и руководители предприятий. «Даже если у общественников сертифицированные приборы, мы всё равно не можем знать, соблюдали ли они правила забора проб воздуха. Можно несколько дней прогонять воздух через прибор и потом показать превышение в 500 раз. Или можно поднести прибор к выхлопной трубе», — рассказали сотрудники Роспотребнадзора местным журналистам.

28 июля «Норникель» организовал встречу с общественными некоммерческими организациями, экологами, представителями местных сообществ, чтобы обсудить, как улучшить качество жизни в Норильске. «На встрече менеджеры „Норникеля“ сказали про наши замеры, что их сделал какой-то непонятный блогер и теперь он жалуется на то, что людей убивают. А мы хотим, чтобы компания снижала выбросы, когда ветер дует в направлении города, ведь при неблагоприятных метеорологических условиях это положено по закону», — объясняет Рамиль Садрлиманов. 

Независимые замеры загрязнения воздуха проводят не только в Норильске. Во многих городах России, где есть крупные предприятия, местные жители собирают данные о загрязнении атмосферы, чтобы заставить предприятия сократить вредные выбросы. Люди вынуждены это делать, потому что государственные службы мониторинга справляются со своими обязанностями плохо.

«Люди на ночь даже окна не открывают, чтобы не задохнуться, а у Росгидромета по показателям все хорошо»

В 2019 году государственные наблюдения за загрязнением атмосферы охватили только пятую часть всех российских городов. Основную часть измерений — 221 город из 250 — провела Федеральная служба по мониторингу окружающей среды (Росгидромет). Даже среди крупных городов с населением более 100 тысяч человек наблюдением охвачены далеко не все. Поэтому данные по качеству воздуха, которые Росгидромет публикует в своем ежегоднике, не показывают масштаб и интенсивность загрязнения. 

Самое распространенное наблюдение — за диоксидом азота — охватило в 2019 году только 244 города из 1117. Такие опасные вещества, как формальдегид, бензапирен, фенол, замеряют еще реже. Все три вещества относят к канцерогенам — их воздействие на организм увеличивает риск появления злокачественных опухолей. Постоянное вдыхание этих загрязнителей увеличивает интоксикацию организма и снижает иммунитет. Наблюдения за мелкими взвешенными частицами PM10 и PM2,5 (загрязнитель, в состав которого входят твердые и жидкие частицы размером примерно от 10 нм до 2,5 микрометра. — Прим. ред.) проводят меньше чем в десяти городах. Попадая в организм человека, мелкие взвешенные частицы нарушают работу систем дыхания и кровообращения. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), PM2,5 увеличивают смертность от сердечно-сосудистых, респираторных заболеваний и от рака легких. Около 5 % смертей от рака легких в мире связаны с мелкими взвешенными частицами. В группе риска находятся прежде всего люди с хроническими заболеваниями легких, сердечно-сосудистыми заболеваниями, астмой, частыми простудными заболеваниями, пожилые и дети.

5 %
смертей
от рака легких в мире связаны с мелкими взвешенными частицами

Другая проблема заключается в том, что государственные службы мониторинга ведут наблюдение не за всеми выбросами. Из обзора о работе Росгидромета за 2020 год следует, что в пределах одной зоны мониторинга замеряют не больше 34 различных веществ. При этом количество загрязняющих веществ в городах, по словам эколога Ольги Баландиной, может достигать нескольких сотен. 

В башкирском городе Стерлитамаке действуют сразу несколько производств, которые выбрасывают специфические вредные вещества. «Наш завод по производству каучука выбрасывает в воздух пентан, пентилены, изопрен (при больших концентрациях затрудняют дыхание, приводят к головокружению, одышке, тошноте, зуду в глазах и боли в горле. — Прим. ред.). Ни одно из этих веществ Росгидромет не контролирует, а значит, нарушает наше право на достоверную информацию. У нефтехимического завода основной выброс — метанол (сильный яд, который поражает нервы и сосуды, вызывает кашель, головокружение, головную боль, тошноту, может стать причиной нарушения зрения. — Прим. ред.). Росгидромет и его не ловит», — рассказала эколог и активист проекта «Стерлитамак, дыши!» Ольга Баландина.

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

Чтобы следить за качеством воздуха, активисты взяли в аренду газоанализатор и самостоятельно проводят замеры, снимая процесс на камеру. «Мы пользуемся прибором только два месяца и уже „поймали“ превышение метанола. Я направила письмо в башкирское подразделение Росгидромета, Министерство экологии, Роспотребнадзор, Росприроднадзор, природоохранную прокуратуру, написала, что мы на сертифицированном приборе поймали превышение, есть видеофиксация измерений. Росгидромет мне ответил: „Мы не контролируем метанол“. И все. Вредные вещества, за которыми не наблюдают службы государственного контроля, — проблема всероссийского масштаба. Но как ее решить — непонятно», — говорит Баландина. 

«Вредные вещества, за которыми не наблюдают службы государственного контроля, — проблема всероссийского масштаба. Но как ее решить — непонятно»
Ольга Баландина,
эколог и активист проекта «Стерлитамак, дыши!»

В некоторых городах, где Росгидромет измеряет основные загрязнители, есть другая проблема — частота замеров. Росгидромет анализирует качество воздуха всего несколько раз в день, хотя основные выбросы многие предприятия делают ночью. «В Рязани активисты проекта „Дышим чистым“ поставили стационарный прибор, который постоянно контролирует качество воздуха. По полученным данным они четко видят, что в часы, когда Росгидромет проводит заборы воздуха, выбросы предприятий снижаются. Забор Росгидромета прошел — через час выбросы повышаются. Люди на ночь даже окна не открывают, чтобы не задохнуться, а у Росгидромета по показателям все хорошо», — рассказала эколог Ольга Баландина.

О плохом качестве мониторинга говорят не только экологические активисты, но и государственные аудиторы. В 2020 году Счетная палата проанализировала государственные информационные системы экологической безопасности и пришла к выводу, что в России не хватает достоверных данных о состоянии экологии.

Минприроды пытается разработать единую систему экологического мониторинга с 2011 года, но за десять лет сделать это так и не получилось. Но даже если систему создадут, она не будет показывать объективную картину загрязнений, уверены в Счетной палате. Проблема в том, что основным источником данных будет все тот же Росгидромет, а уровень его технического оснащения, по мнению аналитиков Счетной палаты, не отвечает современным международным стандартам. 

В этот же период была создана система общественного контроля «Наша природа» — пример неэффективного расходования бюджета, по мнению Счетной палаты. Предполагалось, что через форму на сайте или с помощью мобильного приложения люди будут оставлять сообщения о несанкционированных свалках, незаконной вырубке лесов, загрязнении водоемов и о других экологических правонарушениях. А органы государственной и муниципальной власти будут реагировать на эти сообщения, решать проблемы и отчитываться перед гражданами. На создание системы и ее эксплуатацию потратили 119,7 миллиона рублей, но за восемь лет обращения оставили только 192 человека. Это значит, что средняя стоимость обработки одного сообщения была более 600 тысяч рублей. За 2020 год не было зафиксировано ни одного обращения. 

Загрязнения несовместимые с жизнью

Грязный воздух — серьезный фактор риска для здоровья людей. По оценкам ВОЗ, ежегодно около 7 миллионов человек умирают от последствий загрязнения атмосферы.

Американский институт показателей и оценки здоровья выяснил, как загрязнение атмосферного воздуха влияет на смертность в разных странах. По данным исследования, в России на 100 тысяч жителей 43 человека погибают от грязного воздуха. В развитых европейских странах и США этот показатель в два раза ниже.

Смертность от загрязнения атмосферного воздуха

Вред от загрязненного воздуха рассчитывает и Роспотребнадзор. По его данным, во всех 12 городах, которые вошли в федеральную программу «Чистый воздух», более десяти тысяч людей ежегодно умирают от воздействия взвешенных частиц. Это 13,7 % от общей смертности населения. Сильнее всего вредные вещества поражают органы дыхания, иммунную систему и кровь. 

Манипуляции с ПДК 

Проект «Чистый воздух» действует с 2017 года. Его цель — «кардинальное снижение загрязнения атмосферного воздуха в крупных промышленных городах». Добиваться улучшений разработчики программы планируют через снижение общего объема выбросов. Но, по словам экологов, опасность веществ не связана с объемом выбросов. «Есть гора песка и маленькая ампула цианистого калия. Что опаснее? Принципиален вопрос токсичности, нельзя сравнивать по валовому выбросу», — объясняет «Важным историям» эксперт департамента исследований и экспертиз российского отделения «Гринпис» Елена Васильева. 

50,6
миллиона человек
живут в населенных пунктах, где средняя за год концентрация загрязнителей превышает безопасный уровень

Уровень загрязнения городов можно оценивать по количеству и кратности превышений ПДК. Росгидромет ежегодно публикует данные о том, в скольких городах превышены концентрации вредных веществ. В 2019 году в 133 населенных пунктах, где живут больше 50 миллионов человек, средняя за год концентрация одного или нескольких загрязнителей превышала ПДК. Например, в Абакане максимальная среднесуточная концентрация бензапирена, который увеличивает риск развития злокачественных опухолей, достигла 88 ПДК, а в Архангельске — 29,8 ПДК.

На основе пяти веществ, которые сильнее всего влияют на загрязнение в конкретном городе, специалисты выводят индекс загрязнения атмосферы (ИЗА). Если ИЗА больше или равен семи, уровень загрязнения атмосферы считается высоким, если выше 14 — очень высоким. Количество городов с высоким и очень высоким уровнем загрязнения достигло максимума в 2003–2004 годах после жаркого лета и пожаров 2002 года. До 2013 года этот показатель находился примерно на одном уровне, а затем резко упал в два с половиной раза в 2014 году.

Как менялось количество городов с высоким уровнем загрязнения воздуха

Однако такое резкое снижение количества загрязненных городов связано не с улучшением экологии, а с ослаблением нормативов. По расчетам Росгидромета, если учитывать более строгие старые ПДК, в 2019 году высокий уровень загрязнения был в 98 городах, а не в 40. 

Одна из главных примесей загрязненного воздуха во многих городах — высокотоксичный канцерогенный загрязнитель формальдегид. Если его концентрация в воздухе сильно превышает предельно допустимые значения, это вредит центральной нервной системе человека и органам зрения.

Специалисты Росгидромета и Минприроды на протяжении многих лет фиксировали повышение концентрации формальдегида. В итоге проблему «решили», ослабив нормативы. В 2014 году допустимая разовая концентрация формальдегида выросла с 0,035 до 0,05 миллиграмма на один кубический метр. В итоге на бумаге количество загрязненных формальдегидом городов резко снизилось, но на самом деле — продолжило расти. 

В 2019 году почти 16 миллионов человек проживали в 45 городах, где концентрация формальдегида, согласно новым ПДК, выше нормы. А по более строгим старым ПДК загрязненным формальдегидом воздухом дышат 64,5 миллиона человек в 152 городах. Это 93 % от всех городов, где проводились замеры загрязнителя.

Загрязнение городов формальдегидом растет

Если брать в расчет более строгие старые нормативы, количество городов, где концентрация формальдегида превышает норму, с 2003 года выросло на треть. По данным Росгидромета, за последние пять лет предприятия увеличили выбросы загрязнителя на 44 %, не превышая при этом установленных нормативов. «Может настать момент, когда вне зависимости от количества выбросов остальных веществ общее количество загрязнённых городов России будет увеличиваться за счет формальдегида», — считает директор по программам российского отделения «Гринпис»Иван Блоков. 

Ослабление нормативов связано не только с формальдегидом, но и с другими вредными веществами. Росприроднадзор ослабляет ПДК последние 20 лет. Для диоксида азота значения допустимых концентраций, по данным «Гринпис», увеличили в два раза, для метилмеркаптана — в 660 раз. В итоге ПДК метилмеркаптана оказалась выше порога чувствительности. Поэтому, даже когда вещество находится в пределах ПДК, можно ощущать неприятный запах. Диоксид азота, даже невысокой концентрации, может приводить к кашлю и нарушению дыхания, а при длительном воздействии на детей повышает у них риск заболевания бронхитом. Метилмеркаптан очень резко пахнет, это может приводить к обморокам и даже остановке дыхания, а большое количество метилмеркаптана негативно влияет на печень.

Изменения ПДК

«Хоть задохнись, ты не докажешь, что вред здоровью связан с нарушениями»

Сейчас штраф за нарушение правил охраны атмосферного воздуха для юридических лиц составляет всего 100 тысяч рублей. Ослабление ПДК позволяет предприятиям избегать даже такой незначительной ответственности. Как рассказала «Важным историям» эксперт департамента исследований и экспертиз российского отделения «Гринпис» Елена Васильева, чем слабее нормативы и выше значения допустимых концентраций, тем меньше предприятие будет платить за сверхнормативные выбросы и вкладываться в достижение определенных экологических показателей, модернизацию производства и природоохранные мероприятия. 

Доказывать, что проблемы со здоровьем у человека связаны с вредными выбросами, тоже стало сложнее. Для этого нужно провести замеры концентрации веществ рядом с домом. Когда нормативы завышены, доказать нарушение практически невозможно. «Хоть задохнись, ты не докажешь, что вред здоровью нанесен выбросами, потому что по нормативам превышения их концентрации нет», — объяснила Елена Васильева.

Не пропустите новые расследования и репортажи
Подпишитесь на рассылку «Важных историй»

Также ослабление нормативов приводит к тому, что люди теряют возможность переселиться с опасных территорий. Вокруг предприятий есть санитарно-защитные зоны (СЗЗ) — это территории, где не должны находиться жилые постройки, школы и другие учреждения. Размер санитарно-защитной зоны зависит от количества и вредности веществ, которые выбрасывает завод. По закону, если в СЗЗ оказался жилой дом, предприятие обязано переселить его жильцов на безопасное расстояние. Если нормативы ослабляют, санитарно-защитные зоны сокращаются, и люди вынуждены оставаться на опасных территориях.

«Система государственного контроля трансформируется, разрушаясь»

По словам Елены Васильевой, в России последние 20 лет идет постоянная реорганизация системы контроля. Сокращается количество сотрудников, которые работают «в поле» и действительно следят за соблюдением норм и законов. В итоге почти все экологические проблемы, в том числе связанные с загрязнением воздуха, только ухудшаются. 

«Устранение природоохранных нарушений сейчас настолько формализовано, что не дает реальных эффектов. Жители могут годами жаловаться на то, что у них на подоконниках лежит рыжая пыль. Только после того, как жалоба пройдет многочисленные инстанции, кто-то начнет что-то проверять. При этом чаще всего остаются вопросы к качеству таких проверок и их результативности. Получить данные о качестве воздуха рядом с каким-то предприятием очень сложно. Система государственного контроля трансформируется, разрушаясь, а общественный контроль сейчас возможен на уровне „идет ли дым из трубы“», — объяснила Васильева. 

Эксперт
российского
отделения
«Гринпис»
Елена
Васильева
Эксперт российского отделения «Гринпис» Елена Васильева
«Получить данные о качестве воздуха рядом с каким-то предприятием очень сложно. Система государственного контроля трансформируется, разрушаясь, а общественный контроль сейчас возможен на уровне „идет ли дым из трубы“»

Многие проблемы помогла бы решить автоматическая система круглосуточного мониторинга, данные которой были бы открыты для всех. Но, по информации Счетной палаты, сеть Росгидромета — основной источник данных о состоянии окружающей среды — не обладает ни достаточной плотностью, ни уровнем автоматизации.

Росгидромет и Роспотребнадзор не ответили на запросы «Важных историй» на момент публикации. В 2019 году в ответе российскому отделению «Гринпис» об ослаблении ПДК Роспотребнадзор сослался на токсиколого-гигиенические и эпидемиологические исследования и анализ международного опыта, но предоставить подтверждающие документы отказался. «Гринпис» отправлял аналогичный запрос в исследовательские организации Роспотребнадзора. В НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды ответили, что обзор научной литературы и иностранных гигиенических нормативов, который они предоставили Роспотребнадзору, носил справочный характер и не учитывался при обосновании ПДК. 

Редакторы: Алеся Мароховская, Софья Самохина