«Было понятно, что они могут и убить»
Девушка поэта Артема Камардина рассказывает, как их пытали сотрудники полиции за антивоенные стихотворения
Дата
28 сент. 2022
«Было понятно, что они могут и убить»
Фото: инстаграм Александры Поповой

После чтения антивоенных стихов в центре Москвы на «Маяковских чтениях» были задержаны поэты Артем Камардин, Егор Штовба и Николай Дайнеко. Их подозревают в «возбуждении ненависти или вражды» (часть 2 статьи 282 УК РФ) к боевикам самопровозглашенных ЛНР И ДНР. 26 сентября в квартиру, где живет Камардин со своей девушкой Александрой Поповой и другом Александром Менюковым, под предлогом обыска ворвались сотрудники полиции. Они избили всех троих, пытали Попову и изнасиловали грифом гантели Камардина. 

Александра Попова рассказала «Важным историям», как они с Артемом занимались политическим активизмом, а государство их жестоко за это наказало. 

«С Артемом я познакомилась как раз на всяких акциях, пикетах в поддержку фигурантов „московского дела“ в 2019 году. Я занималась тогда сборами помощи, открыток, устраивала пикеты в поддержку [фигурантов] каждый день в течение очень многих месяцев. Это была, по сути, моя основная работа, за которую мне не платят, а только берут за нее штрафы. Общественный резонанс и поддержка помогла тогда некоторым фигурантам „московского дела“. 

Артем очень добрый, милый, никогда не унывающий человек. У него обостренное чувство справедливости: старается всегда кому-то помочь. Поэзия для него такая отдушина, она помогает ему переживать весь негатив, который происходит, и многие его стихи попадают прямо в цель — в общественное мнение. Мы сдружились, общались, общались. А потом примерно год назад такие: „О, вот оно, где счастье, оказывается“. 

Утром 24 февраля у нас была одна реакция: „Пиздец“. Потом думали про разные варианты, что и как делать. Потому что уже к тому моменту начали душить весь протест и способов для высказывания не было. 6 марта меня и Артема задержали на протестной акции. Артема били головой об автозак, чтобы он отдал телефон. Он отделался штрафом, а меня отправили в спецприемник в Сахарово на 25 суток. У нас был радиоприемник, который ловил только „Комсомольскую правду“. Но даже из пропаганды мы понимали примерно, как обстоят дела на фронте. Потому что, например, если вначале они говорили о том, наша армия продвинулась на столько-то километров, потом они перестали это делать. И мы поняли, что что-то у них идет не так. На прогулках мы на снегу писали всякие политические высказывания. Одна женщина написала „Нет войне“, сотрудники спецприемника ходили орали, чтобы стирали. И кричали, что войны нет, есть спецоперация. 

Когда я вышла, никаких массовых акций против войны уже не было. Мы проводили только вечера подписи открыток для политзаключенных».

Артем Камардин и Александра Попова
Артем Камардин и Александра Попова
Фото: инстаграм Александры Поповой

25 сентября Александра и Артем вышли на «Маяковские чтения», которые проходят каждое последнее воскресенье месяца с апреля по октябрь у памятника Владимиру Маяковскому в Москве. Эта традиция существовала в 60-х и 70-х годах, а в 2009-м она была возрождена поэтами и политическими активистами. Активисты назвали очередные чтения «антимобилизационными». Артем Камардин прочитал на них свое стихотворение, а после него двустишие: «Слава Киевской Руси! Новороссия, соси». После чтений полиция задержала несколько участников акции.

«На „Маяковских чтениях“ до этого никогда не было задержаний. Хотя там всегда присутствовали сотрудники полиции, — продолжает Александра. — Артем читал там, например, стихотворение „Убей меня, ополченец!“. После чтений с ночи за нами была наружка [наружное наблюдение]. А в два часа дня мы в окно увидели, как в подъезд забегает толпа с камерами. Мы поняли, что это к нам. Но сначала они ошиблись квартирой, вломились к соседям. Потом стали долбиться к нам, и, чтобы дверь не спилили болгаркой, я им открыла ее. Операторы [провластного телеграм-канала „112“] поснимали несколько секунд, а потом выключили камеру и начались избиения. 

Как они потом назвали это „осмотром помещения“ — это нельзя так назвать. Они ничего не обыскивали, а просто громили всю квартиру. Фоткали просто на личные телефоны какие-то наши вещи, ходили смеялись, орали. Они били всех, кто находился внутри. Они пытали, мучили, издевались, насиловали Артема. То есть это все сделано было целенаправленно, потому что кому-то наверху не понравилось [стихотворение Артема]. И им просто сказали: „Идите, накажите какого-то маленького несчастного поэта“. 

Я не могу ничем оправдать то зверство, которое происходило в нашей квартире на этом „осмотре“. Они просто хотели издеваться. Они множество раз кричали, что прострелят нам ноги. Пока мы лежали головой вниз на полу, наводили на ноги автоматы. Они были прям заряженные ребята, и было понятно, что они могут и убить. То есть это не просто такое ощущение было. Это было четкое понимание, что если ты попытаешься хоть что-то сейчас сделать так, как они не хотят, то тебе либо что-то прострелят, либо убьют. И просто наврут потом, что ты сопротивлялся, напал на кого-то с ножом или еще какой-то такой бред. Мне угрожали групповым изнасилованием, и я понимала, что они это могут сделать. 

Подпишитесь на нашу рассылку
Мы рассказываем самые важные истории

Сначала меня особо не трогали, потом забегают ко мне, тянут за волосы с силой вверх и спрашивают: „Так ты с этим ублюдком, нацистской тварью, встречаешься? Отвечай, отвечай!“ Я ответила: „Да, я будущая жена“. И дальше уже все пошло в ход…»

Во время «обыска» Артема Камардина, Александру Попову и Александра Менюкова держали в разных комнатах. Их всех избивали. После избиений Артема заставили извиниться на камеру. На этом видео также извиняются на камеру другие участники чтений — 21-летний Егор Штовба и 26-летний Николай Дайнеко. Александре Поповой сотрудники полиции клеили на суперклей на лицо стикеры, после чего отрывали их. Артема Камардина изнасиловали гантелей и показали видео с его пытками Александре. 

«Я слышала вообще все, что происходило в комнате с Артемом, у нас хорошая слышимость в квартире. Они постоянно орали и унижали нас. Фразы летали разные, была и: „Да я бы вообще вас тут нахуй убил“. 

Перед выходом из квартиры они отвели Артема отмыться, я сама с себя тоже счищала клей. Мы наконец увиделись с Артемом, он пытался спросить, как я, но ему сказали: „Заткнись, мразь“», — рассказывает Александра.  

После пыток в квартире Артема Камардина задержали в качестве подозреваемого в возбуждении ненависти и вражды с угрозой применения насилия к «членам добровольческих вооруженных формирований Донецкой и Луганской Народных Республик». Несмотря на подтвержденные скорой помощью травмы, ему отказали в госпитализации и отправили в изолятор временного содержания (ИВС). Александру долго допрашивали в следственном комитете и отпустили в статусе свидетеля. Она не знает, оказали ли Артему в ИВС какую-либо медицинскую помощь и дали ли обезболивающие. 

«Сложно описать, что я сейчас чувствую, — говорит Александра. — Мне кажется, русский язык, конечно, богат, но не хватит всех слов, чтобы это описать. Потому что у меня сотрясение мозга, меня тошнит, я не могу есть. Четвертый день ничего не ем. Я не могу нормально спать. Сегодня впервые я поспала хотя бы несколько часов. Меня тошнит. Безумно раскалывается голова. От госпитализации я отказалась, потому что мне пока не до того, чтобы лежать в больнице. 

Все, что происходило с Артемом, с нами, это не должно быть забыто. Никто не должен этого забыть, или принять, или понять. Я буду делать все, чтобы это получило как можно больше огласки». 

Сбор помощи фигурантам «маяковского дела» по реквизитам:

Тинькофф:

5536913936505870

Анастасия Алексеевна Т

Тинькофф Мир:

2200700141970938

Анастасия Алексеевна Т

bitcoin: bc1q9j9gcajmqwsazglva32q5wm84cgntdlxjamu2w

ethereum: 0xd523132c698F7F23141C17e6C6620028e295A2DE

Редакторка: Алеся Мароховская

Поделиться
Теги
#антивоенное сопротивление
#война с украиной
#пытки
#силовики
«Важные истории» — медиа для свободных и смелых
© 2022 Istories.Все права защищены. 18+