Мы уже неоднократно рассказывали истории москвичей, которые были оштрафованы по «карантинной» статье 3.18.1 городского Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). При помощи камер, данных сотовых операторов и сбоящего приложения «Социальный мониторинг» заболевшим выписывали постановления за выход из дома (во многих случаях это не соответствовало действительности), здоровым — за отсутствие цифрового пропуска. Число оштрафованных мэрия не раскрывает, но счет давно идет на десятки тысяч, а общая сумма штрафов по этой статье, по нашим подсчетам, уже к середине лета перевалила за полмиллиарда рублей.

С начала пандемии в суды Москвы было подано более 56 тысяч жалоб на постановления, вынесенные городскими ведомствами. Даже если бы на работу с каждой из этих жалоб — изучение обстоятельств, запрос документов, проведение заседания, принятие и оглашение решения — уходило всего по 15 минут, одному судье потребовалось бы трудиться 7 лет, чтобы справиться с ними. Судей в Москве несколько сотен, однако и для них это очень обременительный объем дел: рутинной, существовавшей и до пандемии, нагрузки с судей никто не снимал.

56 тыс.
жалоб подано в московские суды оштрафованными за нарушения режима самоизоляции.

Ситуация усугублялась тем, что московское законодательство и построенная на нем штрафная система прямо противоречила федеральному законодательству, которое не допускает вынесения «автоматических» (то есть без разбирательства и составления протокола) постановлений по таким делам. То есть, с одной стороны, десятки тысяч разгневанных горожан с тезисами о презумпции невиновности и ссылками на КоАП РФ. С другой — московские чиновники с «автоматическими» штрафами и указанием на КоАП г. Москвы. Федеральный закон в теории, конечно, имеет приоритет над региональным, но и дискредитировать столичные власти судам, очевидно, было не с руки.

Оказавшись, таким образом, между молотом и наковальней, суды несколько месяцев просто тянули время, избегая каких-либо решений: несмотря на то что первые жалобы поступили еще в мае, содержательно рассматривать дела судьи начали только через несколько месяцев. До этого суды преимущественно занимались возвратами жалоб по формальным основаниям, а также их пересылкой от одного суда к другому.

Как показывает исследование «Важных историй» и «Холода», выход был найден лишь к началу осени. Суды стали предлагать людям сделку: признание вины в обмен на отмену штрафов. Такой исход лишал людей возможности требовать компенсации ущерба (возмещения расходов и морального вреда) за незаконные постановления. Но большинство решило согласиться. С тех пор суды существенно продвинулись: за три последних месяца им удалось снизить долю нерассмотренных жалоб практически втрое — с 73 до 25%. 

Визуализация: Алеся Мароховская

Чтобы посмотреть, как мы считали, нажмите кнопку «фактчек» в начале статьи.

Чтобы изучить жалобы на штрафы, выписанные по статье 3.18.1 КоАП Москвы («Нарушение требований нормативных правовых актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы»), мы собрали данные всех карточек таких дел с сайта Мосгорсуда.

Эта статья КоАП начала работать 2 апреля, и к 16 октября в районные суды поступило 55 923 таких жалобы.* Несмотря на то что более 42 тысяч жалоб уже рассмотрено судьями, решения были опубликованы только по 15 554 делам.

Мы проанализировали тексты этих решений с использованием регулярных выражений. Поиск шаблонных формулировок позволил разделить решения на несколько категорий. В частности, нам удалось отличить штрафы, отмененные непосредственно в суде, от тех, которые на момент рассмотрения жалобы уже успело отменить ведомство, выписавшее постановление. Помимо этого, анализ конкретных причин отмены штрафов позволил нам выяснить, как часто судьи прекращали производство по реабилитирующим основаниям — то есть признавали, что людей штрафовали неправомерно.

Скорость рассмотрения дел отдельными судьями мы определили по спискам дел, назначенных к слушанию в определенный день.

*23 октября, уже после того, как мы скачали данные и отправили запросы, половина жалоб на «коронавирусные» штрафы пропала из поисковой выдачи на сайте Мосгорсуда, если искать по номеру статьи 3.18.1. Сами карточки дел при этом до сих пор доступны. Например, в Бабушкинском суде по запросу «3.18.1» нельзя найти ни одной жалобы. Но карточки дел по этой статье можно найти и открыть, зная фамилию заявителя. В пресс-службе Мосгорсуда нам пообещали разобраться с этой проблемой. В тех случаях, когда реальные цифры сильно отличаются от того, что можно найти на сайте Мосгорсуда сейчас, в тексте приведены ссылки на архивные копии.

Не оправдали, а помиловали

Москвичка Марина Сидорова ходила в суд со своим отцом-пенсионером. Он простыл в мае, был поставлен на учет с подозрением на ковид и, не выходя из дома, получил восемь штрафов за нарушение карантина. Заседание по жалобе Сидоровой и ее отца на штрафы состоялось только 16 октября.

«Судья сразу начал возмущаться: „Как у вас вообще в секретариате эти жалобы приняли? Вам должны были дать от ворот еще на этапе приемки! У вас же сроки обжалования пропущены“, — пересказывает происходившее Марина. — А мы действительно в отведенные 10 дней не уложились, но раз уж они наши жалобы приняли, это их косяк, суд должен был рассмотреть дела по существу. К сожалению, об этом я только потом узнала».

Судья предложил Марине и ее отцу неожиданный выбор. Они могут либо согласиться на отмену штрафа в связи с малозначительностью правонарушения, либо, если их это почему-то не устраивает, написать ходатайства о продлении пропущенных сроков обжалования. Они выбрали второй вариант. Судья удалился, а Марина с отцом на протяжении часа составляли восемь ходатайств, кропотливо расписывая причины опоздания с подачей жалоб. Вернувшись, судья посмотрел документы и вынес решение: в удовлетворении ходатайств отказать, жалобу возвратить. Штрафы остались в силе.

«А что такое "малозначительность"? Это значит, что ты виноват, нарушал, но тебя, так уж и быть, простили. Получается, для того чтобы оформить нас как преступников, у судьи сроки не вышли, а если мы хотим доказывать свою невиновность, то тут все, поздно, — сердится Марина. —То есть выбор такой: ты как хочешь быть преступником — со штрафами на 32 тысячи или без? Классно! Юрист, с которым я после этого консультировалась, мне так прямо и сказал: «Суд вас красиво *** {обманул}»

Судя по уже опубликованным решениям судов, конфронтации с горожанами они не хотят — отказы в жалобах редки и составляют всего 2% от рассмотренных дел. Однако, отменяя постановления, суды стараются делать это по так называемым нереабилитирующим основаниям, то есть так, чтобы практики мэрии не выглядели ошибкой или произволом. Признать неправоту штрафующего органа судьи решаются лишь в каждом седьмом случае, в 85% дел они ссылаются на нереабилитирующие статьи.

Визуализация: Алеся Мароховская

Именно «малозначительность нарушения», при которой суд де-факто встает на сторону мэрии, но ограничивается устным предупреждением и освобождает человека от штрафа, оказалась для судов наиболее комфортной формулировкой. На нее приходится львиная доля судебных решений об отмене штрафов.

Судебный юрист
Леонид
Поликарпов
Леонид Поликарпов
«Судьи первой инстанции заинтересованы в том, чтобы у них было как можно меньше отмен их решений. От этой статистики зависит премирование и карьера. У нас палочную систему никто не отменял, даже для судей. Раньше по административным делам все четко работало — отмен было очень мало. Но тут появилась эта новая московская статья, с которой никто не знал, что делать. Верховный суд сразу разъяснил, что всё, что у нас в регионах придумали, то есть в том числе и мэр Москвы, это правильно. И судьи оказались в щекотливой ситуации. С одной стороны, им сверху дали сигнал, что всё законно. А с другой стороны, они не понимают, как это может быть законно, они, естественно, видят: в федеральный КоАП многие вещи не вписываются. Прежде всего, «автоматическая» фиксация таких нарушений без составления протокола. Дополнительную сумятицу внес Мосгорсуд, который в решении по подъездным камерам посчитал, что протокол необходим, а в случае с дорожными камерами и отсутствием пропуска на автомобиль — что можно и без протокола. В итоге судьи райсудов нашли самый простой способ: признавать нарушения малозначительными. Здесь и овцы целы, и волки сыты — главное, что оспаривать такое решение ни одна сторона почти наверняка не будет».

— Мне секретарь суда сказала: «Нам пришло письмо от Главконтроля, что штраф они отменили. Вот, возьмите образец, напишите заявления об отказе от жалоб». Она ничего не спрашивала и, можно сказать, ввела меня в заблуждение: я в судах раньше никогда не была и восприняла это не как предложение, а как обязательную процедуру. Ну и сдуру подписала. Мне потом уж юристы объяснили, что зря. В результате суд получил возможность не рассматривать мои дела по существу и попросту закрыл их. Из-за этого я до сих пор не знаю, на каком основании Главконтроль что-то там отменил. С Госуслуг штрафы действительно пропали, но решений об отмене от самого Главконтроля у меня нет — не присылают. Ну понятно, что не присылают, без этих документов я не могу подать иск о возмещении ущерба.

А, например, героиня наших предыдущих текстов, рекордсмен по количеству полученных штрафов (их у нее было 17) Елена Тимофеева такие заявления подавать отказалась. Несмотря на это, на сайте суда выложены несколько определений по ее делам, в которых говорится: «Подано заявление об отказе от жалобы <...> Принимая во внимание отзыв жалобы и отсутствие у лица, ее подавшего, желания на обжалование постановления по делу об административном правонарушении <...> суд приходит к выводу о необходимости прекратить производство». Как это получилось, Елена не знает, а попасть в суд, чтобы разобраться, сейчас невозможно: посетителей не пускают из-за коронавируса. По мнению юриста Леонида Поликарпова, злого умысла здесь наверняка нет: по типовым делам у судей заранее заготовлены болванки решений, а «карантинных» дел так много, что при копировании судьи неизбежно совершают массу ляпов. 

Многие штрафы отменяются самими московскими ведомствами незадолго до судебных заседаний по ним.

Визуализация: Алеся Мароховская

В чем может быть логика штрафующих органов, готовых отменять собственные постановления, лишь бы суды не рассматривали дела по существу?

— Могу предположить, что госоргану невыгодно формирование негативной для него судебной практики, которая, в отличие от ведомственных решений, в последующем будет в открытом доступе. То есть ей будут активно пользоваться при последующем обжаловании, да и статистика окажется на виду, — рассуждает юрист Пермской торгово-промышленной палаты, специалист по компенсационным искам Владимир Халдеев. — А что касается действий судов, то многие из них, честно говоря, выглядят как некая маскировка ошибок, допущенных административным органом. 

 

Рекордная производительность

За пару месяцев рассмотреть десятки тысяч жалоб — непростая задача даже для многочисленных московских судов. В ряде случаев, похоже, судьям приходилось прибегать к не предусмотренным законами процедурам.

Москвичка Людмила Краснова — одна из немногих, кто решился обжаловать формулировку о «малозначительности». Она делает это из принципа: «В решении пишут, что якобы вынесли устное замечание. А с какого перепугу мы нарушители? Ничего не нарушали». В случае успеха она не исключает, что будет добиваться компенсации за время, нервы и деньги, потраченные на оспаривание. 

юрист Пермской торгово-промышленной палаты
Владимир
Халдеев
Владимир Халдеев
«Это, конечно, ужасно. У этих судей нагрузка явно несоизмерима с человеческими возможностями. Качественная работа по рассмотрению дел в таких условиях просто невозможна. Поэтому, вероятно, кому-то приходится прибегать к описанному вами одновременному ведению нескольких дел. Процессуальные нормы предполагают, что каждое дело должно рассматриваться индивидуально. Если судья заводит людей «оптом» и говорит, кому что делать, он, по сути, совершает процессуальные действия по всем этим делам единовременно. Это нарушение закона».

В суде Людмила была уже несколько раз. О своем опыте она рассказала в группе «Оштрафованы за то, что заболели» в Facebook: «Что-то странное было сегодня в Нагатинском суде, судья Шумова. На 11:00 собрали человек 25–30, всех на одно время. Несколько человек вызывали отдельно, рассматривали, наверное. А потом остальных пригласили всех сразу. <...> На 12:00 собралось еще человек 15. Это как вообще?»

В разговоре с «Важными историями» она сказала, что это не единственная ее претензия:«В моем определении написано, что я на заседание суда не явилась. Хотя заседание должно было быть 13 августа, у меня даже повестка есть, а дело закрыли 12 августа, типа заседание прошло. Это тоже к вопросу о работе судей».

Нагатинский районный суд, в котором рассматривалось дело Красновой, стал рекордсменом по работе с жалобами на штрафы за нарушение самоизоляции. К октябрю в него поступило более четырех тысяч жалоб. Больше всех решений за один день вынесла судья этого же суда Ольга Шумова — 21 сентября она, если верить сайту Мосгорсуда, провела 268 заседаний по «коронавирусным» штрафам (а всего в тот день — 273 заседания). Судья Шумова в этот день, согласно опубликованному графику, работала восемь часов, прервавшись на обед с часу до двух дня. Следовательно, на рассмотрение одного дела она тратила в среднем полторы минуты. При этом утром у нее было два периода, когда на один пятиминутный промежуток было назначено сразу по восемь дел. То есть на одно дело она тратила по 37,5 секунды. Это вдвое медленнее, чем пиковая скорость рассмотрения дел заместителем председателя Набережночелнинского городского суда Ленаром Хасимовым, о котором мы писали в первом обзоре судебных штрафов за нарушение карантинных мер.

Визуализация: Алеся Мароховская

Случай Шумовой показателен, но не уникален. Мы обнаружили и другие примеры, когда московские судьи рассматривали более двухсот «карантинных» дел в день. В общей сложности начиная с мая через судью Шумову прошло 2108 «карантинных» жалоб граждан. 

По этому показателю в Москве она уступила только судье Максиму Вересову из Кузьминского районного суда, которому досталось 2365 таких дел. Свою максимальную скорость по рассмотрению он установил 11 сентября, когда рассмотрел 145 «коронавирусных» дел за день (почти по три минуты на одно дело — в среднем вдвое медленнее его коллеги Шумовой из Нагатинского суда).

Подписывайтесь на нашу рассылку
Узнайте первыми о самых важных историях

Есть и еще одно отличие судьи Вересова от судьи Шумовой. Решения более чем по двум тысячам «коронавирусных» дел Вересова либо уже опубликованы, либо готовятся к публикации. На подавляющем большинстве решений судьи Шумовой стоит пометка «Публикация запрещена», хотя речь идет о делах, касающихся штрафов за административные правонарушения, в которых вряд ли затрагиваются вопросы безопасности государства или другие закрытые для публикации темы. Судья Шумова в этом не одинока, московские суды уже запретили к публикации более 12 тысяч решений по «коронавирусным» жалобам — это пятая часть всех дел.

Нагатинский суд на наши вопросы не ответил, однако после получения запроса количество «запрещенных» документов судьи Шумовой на сайте Мосгорсуда сократилось с более чем 1800 до 1400.

Обновление текста

Уже после публикации статьи мы получили ответы на наши запросы от нескольких московских судов. Приводим их пояснения.

Пресс-секретарь Нагатинского суда Фидан Гасанова подтвердила, что 21 сентября у судьи Ольги Шумовой были назначены к рассмотрению 267 «коронавирусных» жалоб, но назвала оценку «полторы-две минуты на одну жалобу» некорректной. По словам Гасановой, в тот день в суд пришли только 59 заявителей — остальные жалобы судья рассматривала без них. Если человек подавал несколько жалоб, то их рассмотрение назначали на один день (как это могло повлиять на скорость рассмотрения, если каждая жалоба должна оцениваться отдельно, Гасанова не уточнила).

Гасанова также отметила, что судьи и сотрудники суда могут работать сверхурочно, не уточнив, как долго работала судья Шумова 21 сентября. «Работа судьи также оптимизирована за счет предварительного изучения дел судьей и подготовки проектов судебных постановлений», — говорится в ответе на наш запрос.

За неделю с момента получения запроса были опубликованы около 800 судебных актов за подписью Шумовой. В Нагатинском суде подтвердили, что они были «запрещены к публикации» по технической ошибке, которую сейчас исправляют. Такую позицию не разделяют в Чертановском (1304 «запрещенных» документа) и Тимирязевском (824 документа) судах. По мнению председателей этих судов, если производство по жалобам прекращается без рассмотрения по существу, публиковать определения судьи не нужно.

История с продолжением

Несмотря на уменьшившееся количество не рассмотренных судами дел, более 13 тысяч жалоб все еще ждут своего рассмотрения. Мало того, штрафы за выход из дома для находящихся на карантине по-прежнему выписываются — а значит, и жалоб будет становиться все больше. Во-первых, не все готовы удовлетвориться «малозначительностью» и прочими нереабилитирующими решениями. Для кого-то их обжалование уже вопрос принципа. Для других — необходимый шаг перед подачей компенсационного иска к московским властям (для него основания обязательно должны быть реабилитирующими).

13 тыс.
«карантинных» жалоб до сих пор не рассмотрено судами.

А с судебной «реабилитацией» оштрафованных, похоже, не собираются мириться подразделения мэрии: в интервью их руководители не раз давали понять, что признавать своих ошибок они не намерены. И не только на словах. Например, москвичка Надежда Захарова, которая с мая боролась за отмену своего постановления, отказалась от «малозначимости» и добилась не только постановления суда с указанием на недопустимость действий Главконтроля, но и уведомления об отмене штрафа от самого ведомства. На днях она получила повестку в Мосгорсуд. Как выяснилось, Главконтроль остался недоволен решением судьи, отменившего постановление городского органа по реабилитирующим основаниям . Теперь Захарову ждет новое мучительное разбирательство.

— А я-то уже обрадовалась, думала, все позади уже. Согласись я тогда с предложением «малозначимости», если б сказала секретарю в суде: «Пишите какую хотите причину», — и Главконтроль, конечно, ничего бы не стал сейчас предпринимать, — уверена Захарова. — Мне все вокруг говорят: «Да заплати ты уже, что ты мучаешься». Но я не жалею, потому что изначально я затеяла всю эту историю прежде всего, чтобы была справедливость. И я верю в то, что у Главконтроля ничего не получится, что у меня не будет штрафа, и будет прописано, что они действительно незаконно мне его выписали. И вот тогда я буду счастлива. После всего, что я в эту историю уже вложила, я останавливаться не собираюсь.