Российские больницы встретили пандемию коронавируса с острым дефицитом не только медицинской техники, но и самых элементарных средств защиты. Во многих регионах не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), а врачи порой вынуждены сами шить себе маски (или использовать те, что предназначены для совсем иных целей: например, для подводного плавания).       

«Важные истории» поговорили с региональными предпринимателями, которые после начала эпидемии перепрофилировали свои производства под «военные нужды», чтобы помочь справиться с дефицитом масок, но почти сразу были вынуждены уйти в теневой сектор из-за чрезмерного регулирования и государственного монополизма. 

Одновременно с этим эпидемия привела к расцвету спекулянтов. Они продают жизненно необходимые медицинские товары по завышенным в десятки раз ценам на только что созданных сайтах, от имени несуществующих компаний или по поддельным сертификатам.    

Этот текст «Важные истории» публикуют совместно с «Новой газетой».

Лицензия на помощь стране

Ольга Витенберг из села Плешаново Оренбургской области до эпидемии работала в собственном магазине со швейным цехом, где шили текстильные изделия – от распашонок до свадебных платьев и концертных костюмов. Пока в середине марта ей не позвонил знакомый и не спросил: «Ты маски шьешь?». Тогда Ольга взяла запасы марли, нашла статью в интернете, как сделать маску своими руками, и выполнила первый заказ на 30 масок. 

«Изначально у меня была единственная цель – обеспечить безопасность своей семьи, своего района и своей области. Я понимала, что могу сделать это минимально дешево, быстро и качественно», – говорит Ольга. За несколько дней она наладила пошив многоразовых масок: сейчас ее цех производит до 10 тыс. штук в день. К работе она привлекла и двоих старших детей. 

Предпринимательница сравнивает условия, в которых она работает, с военным временем. «Моя московская знакомая, врач-эпидемиолог, когда я спросила ее, насколько все серьезно, сказала мне, что 15 марта 2020 года равно 22 июня 1941 года», – рассказывает Ольга.

К тому времени как Витенберг начала шить многоразовые маски, в аптеках Оренбургской области практически не осталось одноразовых. Она рассказывает, что из всех крупных торговых сетей масками обеспечена только одна, а в остальных работников заставляют шить маски самим или увольняться. По ее словам, нет масок и в местных больницах. 

Ольга Витенберг
Ольга Витенберг
Архив Ольги Витенберг
Производство масок
Производство масок
Архив Ольги Витенберг

«Сначала я надеялась, что одноразовых масок хватит на всех в очень большой стране, но оказалось, что многие их просто скупили и спекулятивно начали поднимать цену. Сейчас одноразовая маска у нас в регионе стоит 45 рублей, а мы шьем многоразовые маски за 28,5 рублей при заказе от 100 штук», – говорит Витенберг.  

Но вскоре энтузиазм Ольги поубавило правительство России. 3 апреля оно выпустило постановление, запретившее торговлю масками и марлей без необходимой лицензии. А отвечать за распределение этих медицинских товаров по регионам назначили одну единственную компанию – «Росхимзащиту», входящую в государственную корпорацию «Ростех». К тому моменту структуры «Ростеха» уже были наделены полномочиями единственных поставщиков ИВЛ в больницы России.  


Как новое постановление ограничит независимых предпринимателей

Постановление запрещает организациям, у которых нет фармацевтической лицензии, розничную куплю-продажу всех медицинских средств защиты (масок, перчаток, костюмов) и даже марли. Предприятия с лицензиями станут региональными операторами, а федеральный оператор-координатор — «Росхимзащита» — будет курировать их работу. Таким образом, владельцы небольших фирм, которые переоборудовали свои производства, не смогут без лицензии ни покупать марлю для пошива, ни продавать уже готовые маски.   


Директор по развитию RNC Pharma, аналитической компании фармрынка России, Николай Беспалов объясняет попытку ввести этот запрет имитацией деятельности. «Ни к каким практическим изменениям в системе здравоохранения это постановление не привело бы. Нужно разрешить закупать весь ассортимент продукции, который способны предложить производители. Вот это в состоянии решить проблему дефицита. А вводить единого поставщика, регулировать цены, объявлять государственную монополию — это отражение той регуляторной практики, которая сформировалась за многие годы. В российском законодательстве с разрешительными инициативами всегда очень плохо. Зато активно выдвигаются запретительные», — говорит Беспалов. 

Представительница «Ростеха» Екатерина Баранова, комментируя постановление, отметила, что эта инициатива «призвана выровнять ситуацию на рынке». «В регионах — абсолютный дефицит масок, перчаток и других средств защиты. Что происходит с ценами, вы сами видите. Есть множество примеров, когда коммерсанты цинично наживаются на беде: взвинчивают стоимость этой продукции в десятки и даже сотни раз. Необходимо быстро навести порядок на рынке и прекратить весь этот хаос», — говорит Баранова. 

Директор по развитию RNC Pharma, аналитической компании фармрынка России
Николай
Беспалов
Николай Беспалов
«Нужно разрешить закупать весь ассортимент продукции, который способны предложить производители. Вот это в состоянии решить проблему дефицита».

Сейчас постановление временно приостановлено, чтобы, по словам источника ТАСС, решить вопросы с поставщиками и проработать логистику. А Минпромторг разрешил аптекам продавать тканевые маски. Но при этом аптеки могут закупать эти маски только у продавцов с лицензией на осуществление фармацевтической деятельности, которой у большинства предпринимателей, переоборудовавших свое швейное производство, нет. 

«С точки зрения технологии производства медицинские и общебытовые маски не сильно различаются: примерно одни и те же материалы. Основная разница как раз в разрешительной документации», — поясняет Николай Беспалов. 

Поэтому несмотря на возможность продавать маски по выгодной для аптек цене, оренбургская предпринимательница Ольга Витенберг не сможет восполнить дефицит масок в медицинских учреждениях. «Нам начали связывать руки. Весь государственный заказ будет по сути контролироваться одной "Росхимзащитой". Значит, нам не видать госзаказа, как своих ушей», — говорит она.

«Свое производство масок я назвала "прорывом по-путински", но даже эта гражданская позиция, которую нам сейчас пытаются вбить, никому не нужна».
Ольга Витенберг,
предпринимательница из Оренбургской области

Предпринимательнице приходится продавать свои изделия «от двери». Люди звонят, по одному заходят в офис и получают маски, организациям счета выставляются дистанционно. Ольга обращалась к местным властям, чтобы получить помощь со сбытом масок. «В маски за 35 рублей можно было бы одеть не просто всю область, а все близлежащие регионы», – говорила она властям, однако ни глава района, ни в приемной губернатора Оренбургской области ее не поддержали. 

«Свое производство масок я назвала «прорывом по-путински», но даже эта гражданская позиция, эта национальная идея, которую нам сейчас пытаются вбить, даже она никому не нужна была, – признается Ольга. – Если бы вы позвонили, когда я только начала производство масок, может быть, это был бы рассказ про успешного предпринимателя, а на сегодня я человек, который в очередной раз разуверился в стране и правительстве».

Telegram-аптеки

Монополизация сбыта масок привела к их дефициту даже в «текстильной столице» России – Ивановской области, рассказала «Важным историям» Светлана (имя изменено по просьбе героини), менеджер по продажам тканей из Иванова.

По ее словам, государственные заказы на пошив медицинских средств защиты получили нескольких крупных областных фабрик. Они в свою очередь привлекли многих владельцев небольших швейных производств в качестве субподрядчиков. «Сейчас все, кто шил раньше платья, дорогое постельное белье, строчат маски», – говорит Светлана.      

Но средства защиты нужны всем работающим во время карантина предприятиям, не только государственным учреждениям. «Мне звонит представитель молочного завода: "Нам срочно нужны маски! Роспотребнадзор нас закроет, молоко скиснет!" Звонит федеральная сеть продуктовых магазинов: "Пожалуйста, срочно нужны маски, перчатки и антисептик. Нас штрафуют!"» — рассказывает Светлана.  

Чтобы хоть как-то удовлетворить спрос, она несколько раз пыталась разместить объявления о продаже масок на «Авито» или во ВКонтакте, но их блокировали (сервисы запретили рекламу медицинских изделий до выхода федерального постановления, которое будет регулировать продажи масок). «Вставляют палки в колеса и аптечникам, и нам – конечным производителям», – жалуется Светлана. «Где помощь от государства? Пусть проспонсируют наше предприятие, и мы выйдем на улицы и будем раздавать маски бесплатно», — говорит она. 

«Где помощь от государства? Пусть проспонсируют наше предприятие, и мы выйдем на улицы раздавать маски бесплатно».
Светлана (имя изменено),
менеджер по продажам тканей из Иванова

И тогда Светлана, как и многие ее коллеги, стала предлагать свой товар в закрытых  Telegram-чатах оптовиков, торгующих медицинскими изделиями. По подсчету «Важных историй», именно там сейчас ведется самая активная торговля медицинскими средствами защиты. Сообщения с предложениями сыплются буквально каждые 30 секунд круглосуточно. Маски продаются партиями от нескольких тысяч до десятков миллионов. Цена чаще всего варьируется от 20 до 40 рублей за штуку. 

Оптовики неохотно рассказывают о том, где добывают маски в условиях дефицита. Некоторые пишут, что это поставки из Китая. Видимо, поэтому особенно много предложений в Telegram-чаты приходит из приграничного Благовещенска.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в рамках борьбы властей с дефицитом медицинских товаров предложила закрыть все интернет-сайты, где продают маски по завышенным ценам. Но как показывают истории наших собеседниц, причиной дефицита самых элементарных медицинских средств защиты в России стали не столько спекулянты, сколько монополизировавшее все государство, которое ограничило всякую частную инициативу бессмысленными запретами.

Кто завышает цены

В отличие от владельцев небольших производств, предприятия, получившие государственный заказ на пошив масок, могут не беспокоиться ни о проблемах со сбытом, ни о каких-либо ограничениях со стороны государства. Многие из них стали работать в круглосуточном режиме, чтобы обеспечить нужды государственных учреждений своих регионов. Но одновременно с этим кто-то от их имени перепродает их продукцию в интернете по ценам, завышенным в десятки раз. 

в 20
раз дороже
Настолько могут отличаться цены на респираторы в интернет-магазинах от рыночных

Например, на официальном сайте интернет-магазина крупного российского изготовителя средств индивидуальной защиты «Бриз-Кама» отмечено, что в данный момент «отгрузка медицинских масок Бриз-1106М осуществляется только государственным структурам». Те же самые маски продаются на сайте maskibriz.ru, который был создан в марте этого года по образу основного сайта компании briz-kama.ru, но, по данным регистратора доменов, принадлежит частному лицу. Маски на нем продаются по цене более чем в 20 раз выше рыночной. «Бриз-Кама» не ответила «Важным историям», имеет ли компания какое-либо отношение к данному сайту. 

Похожая ситуация произошла и с другим крупным производителем медицинских масок — «Казанской фабрикой «СпецМедЗащита». СМИ Новгородской области пишут, что предприятие работает 24 на 7 и производит сотни тысяч масок для больниц, подразделений полиции, Роспотребнадзора и прокуратуры. 6 апреля этого года в интернете появился наскоро сделанный сайт lamed-mask.ru, на котором продаются маски этой компании и размещены ее реквизиты, но по цене почти в 40 раз дороже оптовой , которая указана в официальном прайс-листе компании. Много предложений с масками этого производителя появляется и в Telegram-чатах оптовиков. 

Сразу после запроса «Важных историй» в адрес фабрики, сайт lamed-mask.ru стал недоступен. База данных о российских компаниях «Контур-Фокус» успела определить его как принадлежащий «Казанской фабрике «СпецМедЗащита». Однако управляющий партнер предприятия Александр Титяев заявил нам, что данный сайт с компанией не связан. По его словам, 80% продукции сегодня поставляется государственным учреждениям. 

«Допустим, у производителя есть два варианта. Первый — поставлять товар в госсектор, где нужно заключать договоры, и есть вероятность, что тебя могут наказать за завышение цены. Второй же канал с такими рисками не связан: приедут, заберут любой объем, заплатят большие деньги, может быть, даже наличкой. Выбор очевиден. Все ориентируются на коммерческий канал», — объясняет возможную мотивацию производителей Николай Беспалов из RNC Pharma. 

Завышают цены на жизненно важную продукцию даже компании, которые годами работают на рынке медицинских товаров. 

Например, интернет-магазин кислородного оборудования и медицинской техники под товарным знаком OxyHealth существует уже больше 10 лет. За это время, по их словам, у них было более 100 тысяч довольных клиентов. К своему обычному набору товаров они добавили респираторы по 2-3 тыс. рублей за штуку, что дороже рыночной цены более, чем в 20 раз.

Скриншот с сайта oxyhealth.ru
Скриншот с сайта oxyhealth.ru
Такая же упаковка респираторов, согласно данным Яндекс.Маркета, в феврале продавалась за 1300 руб. Недавно интернет-магазин oxyhealth.ru все же снизил цену в 2 раза, она стала 14990 руб.

Что касается остальной продукции, то с лета прошлого года (тогда была сделана последняя копия их сайта веб-архивом Wayback Machine) цены на сайте изменились до неузнаваемости. Например, на пульсоксиметры цена повысилась в 5-8 раз. Эти приборы, измеряющие уровень кислорода в крови, стали особенно востребованы во время эпидемии коронавируса . Но если раньше их можно было купить за 2 тыс. рублей, то сейчас те же самые аппараты продаются за 17 тыс. Вы можете посмотреть, как изменились остальные цены тут.

1,9 млн
— наценка на аппарат ИВЛ
Так изменилась цена на аппарат ИВЛ Weinmann Ventilogic LS в интернет-магазине «ТехноМед» с началом эпедимии в России

Или вот другой пример – компания «ТехноМед», которая существует уже 14 лет и в том числе поставляет медицинское оборудование государственным учреждениям. Стоимость аппарата ИВЛ, который в апреле продавался за 2,6 млн рублей, в прайс-листе компании от 6 марта указана в размере 729 тыс. рублей, то есть наценка составила почти 2 млн рублей. Вы можете посмотреть, как изменились остальные цены тут.

В компаниях не ответили на запросы «Важных историй». 

Несуществующие заводы, поддельные сертификаты

В ситуации, когда даже крупные компании сильно завышают цены, у покупателей возникает естественная потребность найти альтернативные, более дешевые варианты. Чем не преминули воспользоваться продавцы с сомнительной репутацией. 

После начала эпидемии в России в рунете значительно выросло количество сайтов, созданных с помощью простых конструкторов (например, «Тильды»), на которых якобы продают медицинские товары. 


Как росло количество новых сайтов со словом «маски» в названии
В выборку вошли домены сайтов, включающие слова «маск» и «mask», в русскоязычном сегменте интернета (.рф и .ru) Источник данных: domains.ihead.ru за период с 1 января по 22 апреля 2020 года. Визуализация: Алеся Мароховская. Ссылка на код графика: https://clck.ru/NJTpd

Но если вы собрались покупать маски или другие средства защиты на таких недавно созданных сайтах, то нужно быть предельно внимательными и проверять сертификаты на эту продукцию и платежные реквизиты продавцов. 

Вот, например, созданный в начале апреля сайт, на котором продаются маски и респираторы по ценам, завышенным почти в 9 раз. Но только сертификаты на эти маски указаны поддельные.  

Или вот компания «ФРС» из Грозного. По данным Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), ее основной вид деятельности — торговля рыбой, но недавно от имени компании на свежесозданном сайте стали оптом продавать маски по завышенной в пять раз цене. Сертификаты, опубликованные на их сайте, выданы на имя производителя медицинских средств защиты — крупной российской компании «Гекса – нетканые материалы». Завод работает сейчас в круглосуточном режиме и ежемесячно производит 8 млн масок, но в аптеках их все равно почти невозможно найти. Может быть, потому, что до аптек все скупили различные «рыбные компании»? В «ФРС» не ответили на наш запрос. 

В другом случае кто-то назвался неким «Российским заводом по производству многоразовых масок», расположенным в Туле, но реквизиты указал московской компании, у которой, по данным «Контур-Фокуса», есть сертификаты только на производство чемоданов и трусов. В компании также отказались что-либо комментировать.

Таких объявлений от сомнительных продавцов очень много и на торговых площадках («Авито» или «Юле»). В нескольких случаях продавцы даже предлагали новые аппараты ИВЛ «со складов Росрезерва» – государственного агентства, которое хранит стратегический запас страны на случай чрезвычайных ситуаций и катастроф.

В самом Росрезерве отрицают связь с подобными перекупщиками и утверждают, что напрямую поставляют аппараты ИВЛ в регионы России.  

Как показало наше исследование, аппараты ИВЛ стали тем товаром, на который больше всего завышают цены. Что неудивительно: в марте в СМИ появилась информация о том, что состоятельные россияне, опасаясь, что в случае заражения им не хватит ИВЛ в больницах, стали массово скупать их для лечения на дому.

Этой паникой сразу воспользовались перекупщики. Некоторые из них не стеснялись в своих рекламных объявлениях давить на эмоции покупателей. «Господам предлагаем заказать и иметь дома, ранчо и элитном особняке свой личный аппарат ИВЛ. Предложение адресовано тем кто имеет желание вовремя спасти родных при экстренной опасности и это выгодное вложение денег. Помните Деньги не спасают здоровье и жизнь!» – писал на портале бесплатных объявлений оптовик из Челябинска Закир Шагимуратов (пунктуация и орфография автора сохранены). Его имя полностью совпадает с именем человека, работавшего следователем следственного отдела Челябинской области. 

Скриншот с сайта бесплатных объявлений flagma.ru
Скриншот с сайта бесплатных объявлений flagma.ru

В целом после начала эпидемии коронавируса в России в сети появились тысячи и тысячи таких сомнительных объявлений и призывов. Их авторы, перепродавая дефицитные медицинские товары в десятки раз выше реальной стоимости, конвертируют страхи людей перед болезнью в собственную прибыль. В этом нет ничего удивительного: беда всегда делит людей на тех, кто готов помочь, и тех, кто хочет на ней нажиться. И поэтому задача государства — создавать максимально комфортные условия работы для первых, и по возможности ограничивать деятельность вторых. У российских властей пока с этим получается не очень.

Редактор: Роман Анин

Фото в анонсе: Jose Pedro Ortiz / Unsplash